Ссылки для упрощенного доступа

Иммунитет от правды. Ксения Кириллова – о "диком зазеркалье"



В то время как расследовательская группа Bellingcat выпускает всё новые материалы, раскрывающие детали покушения на Алексея Навального, социологические данные демонстрируют, что рядовые россияне не склонны верить даже самым детальным расследованиям. Согласно итогам опроса "Левада-центра", 30% россиян считают отравление оппозиционера инсценировкой и еще около 20% – провокацией западных спецслужб. В попытку российских властей устранить политконкурента верят лишь 15% опрошенных.

Подобный результат не удивителен, если учесть, что в сознании российских обывателей годами внедряется мысль о том, что практически любая информация может быть фейком, провокацией или "происками врагов". Официальные пропагандисты и многочисленные тролли вбрасывают многочисленные версии реальности, ставят под сомнение любое авторитетное мнение, дискредитируют все источники информации и опровергают каждый, зачастую самый невинный тезис. Цель подобной пропаганды – дискредитировать правду как таковую, запутать потребителя информации и в принципе лишить его возможности мыслить критически, создав ощущение, что объективной истины в принципе не существует.

Дезориентированный читатель в итоге должен перестать доверять кому бы то ни было, в том числе по-настоящему правдивой информации.
Еще в декабре 2014 года в The New York Times вышла статья, озаглавленная: "Российская идеология: правды не существует". Её автор Пётр Померанцев указывает, что, когда люди с советским мышлением, привыкшие к "двоемыслию и двоеверию", пришли к власти, они создали общество, в котором восторжествовало притворство, с фальшивыми выборами, фальшивой свободной прессой, фальшивым свободным рынком и фальшивым правосудием.

Померанцев описывает, как одной рукой помощник Владимира Путина Владислав Сурков поддерживал правозащитные организации, состоящие из бывших диссидентов, а другой организовывал прокремлевские молодежные группировки вроде "Наших". "Всё – пиар", – передает Померанцев слова своих "московских ровесников": "Этот цинизм полезен для государства: когда люди перестают доверять всем институтам или утрачивают ценности, им легко можно навязать конспирологическое мировоззрение".

В последние годы российские пропагандисты не только преуспели в размывании объективной реальности, но и смогли вполне эффективно использовать сам факт борьбы с фейками в свою пользу, фактически "перехватив" этот вид деятельности как у российской оппозиции, так и у своих оппонентов на Западе. К примеру, бывший главный редактор американского сайта USA Really, дочерней структуры небезызвестного "Федерального агентства новостей", а ныне председатель комиссии по СМИ Общественной палаты России Александр Малькевич в 2020 году начал обширную кампанию "по борьбе с фейками". Он запустил сайт "по борьбе с фейками о коронавирусе", фактически копируя идею украинского проекта StopFake. Помимо необходимых в условиях пандемии развенчания конспирологических теорий о "чипизации", авторы сайта объявили фейками в том числе данные о реальных очагах заражения или закрытии больниц.

Затем Малькевич выдвинул инициативу разоблачения "фейков о поправках в Конституцию", клеймя в социальных сетях любые выявленные факты мошенничества при голосовании. При этом "разоблачители" были не слишком озабочены предоставлением доказательств своих выводов, справедливо полагая, что среднестатический читатель не станет дотошно проверять информацию. Результатом таких усилий становится впечатление, что информационное пространство представляет собой "дикое зазеркалье", наполненное вымыслом. По тому же принципу были инициированы уголовные дела против Фонда борьбы с коррупцией и против Навального лично, призванные дискредитировать саму идею такой борьбы.

Ещё одним эффективным способом дезинформации похожего типа является контролируемая отдельными "башнями Кремля" спекуляция на фактах, которые уже невозможно скрыть, с целью либо дискредитировать просочившуюся наружу правду, либо использовать её как элемент в дальнейших "информационных операциях". К примеру, в последнее время такими темами стали здоровье Владимира Путина, предполагаемый транзит власти и заказные убийства, совершенные по заказу властей.

Кремль добился того, что обнародование даже самой страшной правды не способно повлиять на российское большинство

С одной стороны, мы действительно наблюдаем некоторые изменения в кремлёвской структуре управления и кадровые перестановки, а также усиление роли "силового клана", которые можно условно назвать "транзитом" если не власти, то как минимум определенных властных полномочий. Схожих выводов придерживаются как многие оппозиционные лидеры, так и лояльные Кремлю политологи. Информация об определенных проблемах "первого лица" со здоровьем (которую, впрочем, невозможно пока подтвердить достоверно) также поступает из разных источников, и уж тем более невозможно отрицать отдельные факты политических убийств.

Однако многочисленные вбросы и домыслы на эти темы, сочетающие в себе правду и ложь, доводят реальные факты до абсурда и лишь отвлекают от более серьезных тем. В результате часть аудитории доверяет фейкам, а у большинства потребителей информации появляется ощущение, что любые сведения на перечисленные темы – сознательная дезинформация властей, в которой нет ни слова правды. При этом и та, и другая крайности, как правило, создают искаженную картину реальности, в которой отделить правду от вымысла становится практически невозможно.

Превратив информационное пространство в "дикое зазеркалье" иллюзий, Кремль действительно добился того, что обнародование даже самой страшной правды не способно повлиять на российское большинство. Однако поддерживающие власть политтехнологи не учитывают того, что сложившееся у значительной части населения конспирологическое сознание в конечном счёте может обернуться против государства. На фоне роста недовольства населения действиями властей в сочетании с верой в "глобальный заговор", все больше обывателей считают Кремль и в особенности российских олигархов (а порой и самого Путина) "агентами" враждебного Запада.

К примеру, согласно данным "МБХ медиа", в начале пандемии коронавируса многие были раздражены решением властей ограничить свободу их действий и передвижений и воспринимали эти действия как давление, повод для новых репрессий и обман с целью наживы. Некоторые же прямо восприняли введение карантина как знак того, что российские власти являются частью "заговора глобалистов, планирующих провести чипирование и геноцид населения под видом вакцинации", и это является прямым следствием насаждаемой Кремлем пропаганды. Разрушить тягу к конспирологическим теориям у всё более недоверчивых к любым заверениям россиян будет очень непросто.

Ксения Кириллова – политический аналитик, журналист, живёт в США

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG