Ссылки для упрощенного доступа

Пандемия и треснувший капитализм


Новогодняя Москва. 31 декабря 2020 года

Как разрешится проблема глобального долга, когда окончательно рухнет фондовый рынок, что убьет банковскую систему и в каком виде будет введен базовый доход для граждан? О постковидном будущем мира в программе "Деньги на Свободе" размышляет экономический публицист Максим Блант.

Лозунг "блокчейн убьет банки" непрерывно повторяется криптоэнтузиастами начиная с 2009 года. С того момента, как биткоин – первая в мире криптовалюта на блокчейне – из увлекательной игры группки криптоанархистов начал превращаться в серьезный проект, капитализация которого в прошлом году перевалила за полтриллиона долларов.

Полная видеоверсия программы:

Поводом предсказывать смерть банкам стала сама природа криптовалют: чтобы совершать операции с ними, не нужны посредники, которые подтверждали бы перевод денег от одного участника сделки другому. Проще говоря, криптовалюты совмещают в себе преимущества наличных и безналичных денег и позволяют избежать тех рисков и неудобств, которые с ними связаны. Проблема лишь в том, что использовать криптовалюты в качестве денег весьма сложно, потому что большинство стран мира совершенно справедливо объявили их главной угрозой национальным суверенитетам и существующей финансовой системе.

Национальные валюты сохранили статус "священной коровы", покушение на монополию которой является уголовным преступлением. Совсем убить децентрализованные системы не удалось. В целом ряде стран, включая Россию, криптовалюты приравняли к финансовым активам. Их можно покупать и продавать, однако расплачиваться ими нельзя.

Цифровой юань имеет все шансы потеснить доллар в международной торговле

Параллельно государственные институты заинтересовались возможностями, которые дают блокчейн-технологии. В прошлом году в Китае начали тестировать цифровой юань. А у него есть перспективы не только на внутреннем рынке, с которого постепенно финансовые власти вытеснят наличные. Цифровой юань имеет все шансы потеснить доллар в международной торговле, поскольку позволит обходиться без сложной и зарегулированной системы межбанковских расчетов. А надежность и ликвидность цифрового юаня будет гарантирована непосредственно Народным банком Китая.

В России в прошлом году Центробанк анонсировал появление цифрового рубля, который также сделает банки лишним звеном практически во всех финансовых операциях. Развитие систем обработки больших данных и искусственного интеллекта позволит Банку России делать все, чем занимаются сейчас российские банки. Причем для этого ему даже не нужно будет увеличивать свой штат.

Демонтаж существующей банковской системы, скорее всего, займет время

Для государства существенно упростится задача контролировать всю финансовую жизнь: как каждого отдельного гражданина, так и всех российских и иностранных компаний, которые пользуются российской национальной валютой. Но и у самих клиентов банков пропадет страх, что их банкир в один прекрасный момент опустошит счета кредитной организации и сбежит в Лондон или на какой-нибудь райский остров.

Демонтаж существующей банковской системы, скорее всего, займет время. Хотя не исключаю, что переход к новой безбанковской реальности будет резким и случится после банковского кризиса. Этот кризис спровоцирует взрыв пузыря, который надулся на рынке потребительского и ипотечного кредитования.

Новостройки в Москве. Лето 2020 года
Новостройки в Москве. Лето 2020 года

Экономика, которая держится на кредите и регулируется доступностью заемных денег, себя исчерпала. Способность разгонять или замедлять темпы экономического роста, манипулируя ставкой рефинансирования, достигла естественного предела. Причем в Европе это произошло уже около десяти лет назад. Снижение ставок до нуля и ниже больше не стимулирует потребление и не создает дополнительного платежеспособного спроса, удовлетворяя который, компании могли бы наращивать производство, инвестировать в его модернизацию и повышение эффективности. Глобальный долг постепенно превращается в главный тормоз и главную угрозу для всего существующего миропорядка.

Долговая нагрузка выросла у всех, а не только у государств

Долгами обременены все: национальные правительства, крупнейшие банки и корпорации, малый бизнес и, наконец, домохозяйства. В прошлом году правительствам развитых стран (а они и без того обременены долгами) пришлось беспрецедентно наращивать государственные расходы, а как следствие – и государственные заимствования. Львиную долю таких госдолгов выкупили национальные Центробанки, фактически финансируя расходы государства за счет печатного станка.

Однако долговая нагрузка выросла у всех, а не только у государств. И подобно тому, как попытки спасти банковскую систему в 2008–2009 годах вызвали волну социальных протестов и породили движение Occupy Wall Street, нынешняя практика либо окончательно подорвет доверие к традиционным деньгам, либо приведет к так называемой "долговой перезагрузке" – выкупу Центральными банками не только государственных, но и частных долгов с последующим их погашением.

Протесты в Нью-Йорке. Сентябрь 2008 года
Протесты в Нью-Йорке. Сентябрь 2008 года

Прямое следствие и одновременно альтернатива этого сценария – гиперинфляция. Она обесценит долги и сделает их бремя менее тяжелым для всех. Вот только инфляционный сценарий также чреват серьезными социальными потрясениями и осложнением международных противоречий. Странам, вроде Китая, накопившим гигантские валютные резервы, едва ли понравится, когда они начнут стремительно обесцениваться. Попытки купить хоть что-то полезное – компании, технологии, концессии, территории – на пылящиеся в резервах триллионы долларов, евро или швейцарских франков ни к чему хорошему не приведут. Они будут натыкаться на законодательные запреты, а это спровоцирует появление новых и обострение существующих международных конфликтов. Тем не менее, ведущим экономическим державам придется как-то договариваться, искать приемлемые для всех компромиссные решения и вместе строить новую экономическую систему, в которой будет гораздо меньше рынка и куда как больше государства.

Сегодня нельзя предсказать, что именно станет той "иголкой", из-за которой пузырь лопнет

Как и в 2008 году, триггером для начала полномасштабного системного кризиса мировой экономики может стать череда биржевых крахов, спровоцировать которую в нынешних обстоятельствах может что угодно. Это может быть, например, обвал цен на акции одной из крупных технологических компаний, который провоцируют судебные антимонопольные разбирательства в США, повторение европейского долгового кризиса, а то и вовсе любое неожиданное событие, о котором мы сегодня не имеем никакого представления.

Важно лишь то, что фондовые рынки из-за влитых в мировую экономику триллионов долларов настолько сильно оторвались от реального состояния дел в экономике, что наличие "пузыря" уже просто невозможно не замечать. Сегодня нельзя предсказать, что именно станет той "иголкой", из-за которой пузырь лопнет. А вот когда это произойдет, спрогнозировать вполне можно.

Сейчас фондовые рынки получают постоянную подпитку благодаря все новым программам бюджетного и монетарного стимулирования. Принимаются они под тем предлогом, что мировая экономика из-за пандемии оказалась в чрезвычайной ситуации, которая требует чрезвычайных мер. Когда же перед правительствами и главами центробанков встанет вопрос о постепенном сворачивании стимулирования, пузыри и начнут лопаться. При этом пострадает не только финансовый сектор, но и простые люди, которое сегодня как никогда сильно напрямую вовлечены в операции с ценными бумагами. Когда рынок растет, покупка бумаг умножает совокупное состояние участников рынка. Но когда котировки падают, то там, как в крематории, моментально сгорают деньги как спекулянтов, так и инвесторов. У них остаются лишь долги, сделанные для того, чтобы побольше заработать на росте.

Этот миропорядок уже не соответствует настроениям, которые начинают доминировать в обществе

Сегодня в развитых странах, особенно в США, на фондовый рынок "завязано" слишком много: от пенсионных систем до сбережений домохозяйств. Так что очень сомневаюсь, что кто-то допустит демонтаж этой системы без каких-то компенсаций людям. Однако тот классический капитализм, в основе которого лежат рыночные механизмы, уже дал трещину. Так что в прорастающем из этой трещины будущем просто не останется ни акций, ни облигаций, ни места, где ими торгуют.

Я понимаю, что все, о чем я говорю, слабо сочетается с существующим миропорядком. Однако и сам этот миропорядок уже не соответствует настроениям, которые начинают доминировать в обществе. Вся традиционная система ценностей – от стремления к экономическому росту до привычки измерять успех деньгами – подвергается сегодня ревизии.

Когда речь заходит о последствиях коронакризиса, говорят, как правило, о взрывном росте интернет-торговли, удаленной работе и учебе, миграции индустрии развлечений и впечатлений в глобальную сеть и так далее. Однако на уровне фундаментальных принципов, которые лежат в основе современной экономики, произошло несколько серьезных прорывов. Главным, на мой взгляд, стало осознание того, что для получения дохода вовсе не обязательно производить востребованные на рынке товары или услуги. Да и вообще заниматься какой-то осмысленной деятельностью. С этим прекрасно справляются автоматизированные производства и системы искусственного интеллекта. Гораздо важнее тратить, чтобы поддерживать платежеспособный спрос.

Еще один важный, на мой взгляд, сдвиг в общественном сознании заключается в том, что все больше людей приходят к мысли, что государство обязано обеспечить всех необходимым минимумом, который обеспечивал бы не полуголодное существование, а вполне достойную жизнь. Идея базового дохода витала в воздухе давно, и эксперименты на ограниченных территориях проводились в разных странах. Однако до таких масштабов, как в 2020 году, дело никогда не доходило. "Вертолетные" деньги в США, компенсации бизнесу изрядной доли прошлогодней выручки в Европе и даже выплаты детских пособий в России – все это камни в фундамент системы базового дохода, который для большинства может стать основным источником существования.

Избавившись от долгов, многие тут же залезут в новые, причем еще глубже, чем раньше

Развитые страны к такой трансформации были готовы задолго до пандемии коронавируса. Темы неравенства, несправедливого распределения ресурсов, социальной ответственности всех перед всеми последние пять лет регулярно называли главными вызовами цивилизации. Проблема лишь в том, что сам по себе базовый доход ни неравенства не устранит, ни справедливости не прибавит. Точно так же, как и списание глобального долга не решит долговой проблемы. Избавившись от долгов, многие тут же залезут в новые, причем еще глубже, чем раньше, в надежде повторить прекрасный опыт. Получив деньги, часть людей понесут их не в продовольственный магазин или парикмахерскую, а в ближайший бар, где за пару дней спустят месячный доход, а потом продолжат клясть судьбу и несправедливость мироустройства. Или понесут на фондовый рынок, надеясь разбогатеть, и тоже останутся у разбитого корыта после очередного биржевого краха.

Одним словом, прежде чем вводить на постоянной основе систему базового дохода, государство должно будет позаботиться о том, чтобы распределяемые деньги тратились по назначению.

Государству остается лишь взять на вооружение этот опыт

Понятно, что, раздавая деньги в их нынешней форме, государство не очень способно решать стоящие перед ним задачи. Распределять в качестве базового дохода имеет смысл лишь то, что можно потратить на личное потребление. Более того, на так называемое "ответственное" потребление, не нарушающее принципов устойчивого развития. Технически же это легко сделать с помощью тех самых цифровых денег на блокчейне, который полностью будет контролировать государство. Хотя даже это необязательно.

Подобные денежные суррогаты, которые можно потратить только в определенном месте и на определенную группу товаров и даже в определенный промежуток времени, давно уже существуют. Розничные сети, сети АЗС и много кто еще позволяют своим клиентами копить всевозможные баллы и бонусы, которые по сути и являются теми самыми деньгами с ограниченным функционалом. Государству остается лишь взять на вооружение этот опыт.

Другие темы новой программы "Деньги на Свободе" с Максимом Блантом:

  • Рынок роскоши умрет или изменится до неузнаваемости
  • Виртуальные артефакты станут дороже материальных

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG