Ссылки для упрощенного доступа

Затишье перед бурей. Владимир Голышев – о фашизме-лайт



В 1995 году президент Борис Ельцин дал Российской академии наук поручение: предоставить научное разъяснение понятия "фашизм". Результаты мозгового штурма, мягко говоря, не впечатлили. "Фашизм – это идеология и практика, утверждающая превосходство и исключительность определённой нации или расы и направленная на разжигание национальной нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей иных народов, отрицание демократии, установление культа вождя, применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия, оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем".


С грехом пополам это описание подходит для описания внешних проявлений гитлеровской Германии. И совсем не подходит к родине фашизма, Италии, в которой особой "национальной нетерпимости" и "дискриминации в отношении представителей других народов" не было. А что делать с венгерской, румынской, испанской, португальской и другими европейскими разновидностями фашизма? Но самое главное, это определение не описывает сути фашизма, причины его появления и историческую функцию. Между тем живые свидетели зарождения фашизма дали ему лаконичные, но вполне исчерпывающие определения. Вот только ссылаться на них в 1990-е годы было не комильфо.

Например, Анри Барбюс считал, что "фашизмы различаются между собой лишь по внешности; по существу все они одинаковы". Все они – способ самосохранения диктатуры буржуазии, когда она теряет власть. Лев Троцкий развил эту мысль: "Историческая функция фашизма состоит в том, чтобы громить рабочий класс, уничтожать его организации и подавлять политические свободы, когда капиталисты оказываются неспособными управлять и господствовать с помощью демократического механизма".

Убеждённый сталинист Барбюс умер в 1935 году в Москве. Непримиримый враг "кремлёвского горца" Троцкий был убит в 1940 году в Мексике. Фашизм они застали в стадии зарождения и развития. Им не приходилось отделять внешние проявления конкретного фашистского режима от его сути, потому что до ужасов Второй мировой войны они не дожили. Тем ценнее их оценки. Если бы Барбюс и Троцкий застали 1970-е, они без сомнения признали бы режим Пиночета в Чили фашистским, потому что он полностью соответствует их критериям. Пока Сальвадор Альенде "раскулачивал" помещиков, господствующий класс (буржуазия) чувствовал себя в безопасности. Но стоило президенту Чили объявить о планах национализации промышленности – и автоматически включился тот же механизм, что и в Италии в 1920-е годы, и в Германии в 1930-годы.

Как это работает? Откровенно террористическими методами подавляются политические противники, гражданам навязывается идеология солидаризма, размывающая классовые противоречия. А чтобы закрепить успех, необходимо обеспечить эксплуатируемому большинству иллюзию растущего благосостояния. Или за счёт иностранных займов, или за счёт ограбления своих "лишенцев", или за счёт захватнических войн. Или за счёт и того, и другого, и третьего, как в гитлеровской Германии. Все фашистские режимы, от самых вегетарианских до откровенно людоедского Третьего рейха, реализуют один и тот же сценарий.

Если забыть про ельцинских академиков и довериться марксистам, то мы без труда обнаружим признаки нарождающегося фашизма в России 1917 года. У нас было несколько кандидатов на роль фюрера российской нации. "Главноуговаривающий" Александр Керенский находил общий язык с массами, но боялся крови. Борис Савинков крови не боялся, но повести за собой мог только горстку маргиналов. Лавр Корнилов и Александр Колчак подходили в лучшем случае на роль карателей, но никак не вождей. И не было такой силы, которая могла бы сдержать гнев многомиллионной армии угнетённых. Буржуазия была обречена. Фашизм в России не состоялся.

Путин должен сделать с участниками списка Forbes и вороватым чиновничеством то, чего давно ждёт молчаливое большинство

В 1990-е годы Россия снова стала буржуазной страной. Реальными хозяевами жизни стал класс крупных собственников, которых принято называть "олигархами". Понятное дело, такое положение вещей не может не вызывать возмущения эксплуатируемого большинства. Над правящим классом постоянно нависает угроза "пересмотра итогов приватизации". А значит, в арсенале новой буржуазной власти обязательно должен присутствовать старый добрый фашизм. Внешние его проявления зависят исключительно от степени угрозы. Осенью 1993 года мы наблюдали если не гитлеровские, то вполне пиночетовские методы подавления политических противников. Не потому что Ельцин жестокий человек. Угроза была слишком велика, и нарождающаяся буржуазия её ликвидировала так, как делала это всегда и везде, – расстреляла из танковых орудий. А когда гроза миновала, перешла к "управлению и господству с помощью демократического механизма".

Новое слово в теории и практике фашизма сказал Владимир Путин. Он изобрёл "фашизм-лайт" или, как говорят в народе, "фашизм на полшишечки". Суть метода в том, чтобы использовать отдельные элементы фашизма превентивно и не доводить дело до стрельбы из пушек по парламенту. Первые попытки внедрения новой технологии были предприняты в начале второго путинского президентского срока. 2005-й год начался с "оранжевой революции" в Киеве и монетизационных бунтов. Потом либералы объединились с нацболами в коалицию "Другая Россия", и началась серия "Маршей несогласных". Чем на это ответила буржуазная власть? Тем, чем всегда отвечает, – фашизмом. Из футбольных фанатов сформировали бригады штурмовиков. На Селигере стали регулярно проводиться слёты чего-то до боли напоминающего гитлерюгенд. Оппозиционную коалицию раскололи. Против НБП началась война на уничтожение. "Марши несогласных" были запрещены решением Тверского суда Москвы. Началась масштабная рекламная кампания "национального лидера" Путина, которого сравнивали с Рузвельтом и Сталиным. Весь этот "праздник жизни" немного поутих, когда президентом стал Дмитрий Медведев. Но через четыре года всё повторилось. Амфоры, журавли, "духовные скрепы", "КрымНаш"...

И опять не надо думать, будто у Путина зашкаливает ЧСВ и он – злой человек. Нет. Путин защищался единственно возможным способом. Причём он старался это делать максимально гуманно, без лишнего насилия и крови. Как сгладить объективные противоречия между населением и жирующими участниками списка Forbes? Навязать им идеологию солидаризма, навязать себя в качестве "фюрера российской нации", обеспечить иллюзию повышения благосостояния. Ну и смутьянов загнать за Можай. Как без этого?

Скажу больше: в последние годы элементов фашизма становится всё меньше и меньше. Путин уже не радует нас своим обнажённым торсом, "духовные скрепы" забыты, полиция стала вежливой. Новое правительство технократов во главе с Мишустиным имеет вполне высокий рейтинг доверия – 47%, по данным Левада-центра(внесён российскими властями в список "иностранных агентов", в Левада-центре не согласны с этим решением - РС.). А национальной идеей стала вакцина от COVID-19. Путин постепенно научился "управлять и господствовать" без фашизма. Но закрепить успех он может одним единственным способом – сделать с участниками списка Forbes и вороватым чиновничеством то, чего давно ждёт молчаливое большинство. Иначе нынешняя стабильность – затишье перед бурей.

Владимир Голышев – публицист и драматург

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG