Ссылки для упрощенного доступа

Журналист Ольга Романова считает задержание своего мужа Алексея Козлова местью за ее профессиональную деятельность


Ольга Романова

Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие главный редактор журнала «Бизнес-Уик» Ольга Романова.

Андрей Шарый: Известная журналистка Ольга Романова, бывшая телеведущая РЕН-ТВ, внештатный сотрудник РС, а ныне – главный редактор журнала «Бизнес-Уик», связывает преследование российскими правоохранительными органами ее мужа бизнесмена Алексея Козлова со своей профессиональной деятельностью. 29 июня Козлов, совладелец завода "Искож", задержан на несколько часов сотрудниками прокуратуры; характер выдвинутых к нему претензий непонятен. Романова видит связь между конфликтом Козлова и его партнером по бизнесу – членом Совета Федерации бизнесменом Владимиром Слуцкером и опубликованной ею в еженедельнике «Нью Таймс» статьей о владельце концерна Северсталь Алексее Мордашове.

В этой резкой по тону публикации Романова, в частности, пишет о личной непорядочности Мордашова. Вот как объясняет случившееся сама Ольга Романова.

Ольга, вашему мужу были предъявлены какие-то формальные обвинения?

Ольга Романова: Формальные обвинения ему предъявлены не были, исключительно благодаря вмешательству средств массовой информации. Все-таки корпоративная солидарность существует. Постольку поскольку его шесть человек генпрокуратуры с оружием взяли на годовом собрании акционеров, привезли в следственное управление прокуратуры, не предъявляя обвинений и не разговаривая с ним. Было понятно, что надо было продержать до трех часов дня пятницы, после чего нельзя допускать к человеку адвокатов. Адвокаты не допускаются, и он направляется в СИЗО до понедельника и дальше, там какое-то давление. Только благодаря помощи коллег этого не случилось, адвокат был допущен в шесть, в восемь мой муж вышел из прокуратуры. Мой муж был и пока остается коммерческим партнером сенатора Слуцкера Владимира. Формальным поводом для их коммерческого развода стала моя профессиональная деятельность. Постольку поскольку если Слуцкер говорит, что я хочу тебя вывести из состава партнеров, потому что твоя жена диссидентка, никто не заступится.

Андрей Шарый: А почему Слуцкера не устраивает ваша публикация? Она посвящена Мордашову. Есть какие-то отношения между Мордашовым и Слуцкером?

Сразу после публикации моему мужу позвонил вице-президент «Северстали» Алексей Егоров, сообщил, что есть два действия: либо мой муж со мной разводится, либо Егоров нас обоих «закатает в асфальт». «Закатает в асфальт» было сказано несколько раз и Егоровым, и Слуцкером. Слуцкер встретился с моим мужем и сказал, что есть два варианта: либо Алексей разводится со мной, либо расходится с бизнесом. Алексей должен был выйти из бизнеса официально в прошлую пятницу на годовом собрании акционеров.

Андрей Шарый: Ольга, отношения между Слуцкером и Мордашовым, против которого эта статья, мне непонятны пока.

Ольга Романова: Вы знаете, я не знаю отношения между Слуцкером и Мордашовым. Я понимаю одно, что тем фактом, что Алексей женат на журналистке с определенной репутацией, статья, посвященная комментариям интервью Мордашова «Файнэншл Таймс» - это был формальный повод для того, чтобы сказать: ах, ты женат на таком человеке? Уходи. Больше ничего.

Андрей Шарый: Я читал вашу колонку, она содержит не столько, на мой взгляд, бизнес-обвинения в адрес Мордашова, сколько то, что касается его личной жизни, отношения с людьми, с бывшей женой и так далее. Вы понимали, когда писали, что это может быть небезопасно для вас?

Ольга Романова: Я понимала, что последняя статья Пола Хлебникова покойного была посвящена как раз Мордашову и как раз происхождению состояния Мордашова, было то, что Мордашов отнял предприятия у его директора Липухина. Это последняя статья Пола, и я понимала, хотя не хочу никого обвинять. Что, теперь не заниматься журналистикой, торговать пирожками? Я не знаю.

Андрей Шарый: Вы думаете, что ваш муж выйдет из бизнеса и его оставят в покое или вы ожидаете каких-то новых следственных действий и задержаний?

Ольга Романова: Безусловно, я ожидаю и он ожидает новых следственных действий и задержаний. Собственно, когда мы смогли поговорить, он сказал, что были грозы в его адрес. Вы знаете, дело помощника Слуцкера генерала УФСБ Трофимова, убитого в апреле 2005 года, это дело никак не развивается, как я понимаю. Более того, на одном из сайтов Владимира Прибыловского «Компромат.ру» был опубликован протокол допросов Слуцкера, после чего у Владимира Прибыловского были большие проблемы с изъятием сервера, остановкой работы сайта и так далее. Я бы очень не хотела, чтобы членов моей семьи, ни меня, ни моего мужа, ни моих детей постигли неприятности.

Андрей Шарый: Это какой-то фрагмент мозаики. Фрагмент мозаики чего?

Ольга Романова: Какого-то масштабного, в том числе экономического бизнес-беспредела, под который подводится платформа защиты национальных государственных интересов. То есть я отниму у тебя бизнес, потому что так нужно России. Собственно, не только я могу об этом сказать, естественно спросись у Каданникова, естественно спросить у многих людей, у которых было что-то отнято во имя процветания России.

XS
SM
MD
LG