Ссылки для упрощенного доступа

Владимир Рыжков: «Понятно, что газ крадут. Вопрос, почем крадут?»


Замораживая Европу, Россия выигрывает копейку, теряя рубль, уверен политик Владимир Рыжков

Несмотря на приоткрытый «Газпромом» вентиль, к середине дня во вторник российский газ, идущий транзитом через территорию Украины, по-прежнему не поступает к европейским потребителям. Представители российской монополии, которых цитируют информагентства, утверждают, что транзитер не открыл коридор со своей стороны. «Нафтогаз» это признает, объясняя технологическими причинами.


Судя по откликам, поступающим в студию Радио Свобода, многие россияне гордятся руководством страны: вот, все-таки добились своего, не позволили воровать национальное достояние. Но, по мнению политика Владимира Рыжкова, гордиться нам нечем. Об этом он рассказал в эксклюзивном интервью Радио Свобода:


«Во-первых, у нас ворует не только Украина. "Газпром" признает, что долг Приднестровья перед РФ за поставленный газ приближается к 2 миллиардам долларов. Но Тирасполю и господину Смирнову мы ничего не перекрываем и не отрезаем, чтобы больше не выросло, как выражается наш премьер-министр.


Во-вторых, то, что якобы существуют какие-то равные для всех рыночные цены — это тоже ложь и дезинформация. Потому что Лукашенко и Белоруссии мы продаем [газ — РС] примерно, если не ошибаюсь, по 120 долларов за тысячу кубических метров. В Европе тоже довольно большой разброс цен между странами, в зависимости от того, когда заключался контракт и на какой срок. Мы сейчас требуем от Украины 450 долларов — это больше, чем для Германии. Хотя любой школьник знает, что Украина намного ближе, транспортные расходы и плечо, соответственно, меньше. В любом случае, газовая цена устанавливается для каждой отдельной страны в ходе непростых политико-коммерческих переговоров.


Третий момент — это обстоятельство, на которое указывал наш премьер-министр Владимир Путин: как же мы можем продавать Украине за 250, если сами покупаем у Туркменистана более чем за 300? Мы же не можем себе торговать в убыток. Достаточно серьезный аргумент, и он заслуживает того, чтобы его всерьез рассматривать. Но сразу возникает вопрос: почему на фоне радикального, в три раза и больше, падения цен на нефть, когда мы будем пересматривать цены на газ для Евросоюза, потому что они привязаны к биржевой цене на нефть, не начаты экстренные переговоры с тем же Туркменистаном о снижении цены туркменского газа? Мы могли бы там снизить цену, и тогда было бы легче найти компромисс с Украиной. Непонятно, почему этого не делается. Либо, если это делается, непонятно, почему нам об этом не сообщают.


Четвертая вещь: нам говорят, что если Украина ворует газ, то единственный способ ее наказать — это перекрыть вентиль. Это не единственный способ. Более того, Россия имеет богатый опыт: Украина воровала газ и в 90-е годы, Украина воровала газ и в начале 2000-х, Украина всегда воровала газ, но вентиль мы никогда не перекрывали. Есть технология, которая позволяет зафиксировать количество украденного газа, а потом просто выставить счет. Что и делала Россия все 90-е годы, когда Украина точно так же воровала наш газ — это все засчитывалось в госдолг. Потом, естественно, приходилось вести тяжелые переговоры. Они говорили: "Нет, мы меньше украли". Мы говорили: "Нет, вы украли ровно столько". Потом приходили к согласию, и Украина это выплачивала. Что мешало сейчас просто вести подсчет (кстати говоря, судя по тем цифрам, которыми оперирует "Газпром", они точно называют объем украденного газа) и договориться о том, что мы запишем это Украине в долги?


Пусть этот долг растет. Наше руководство почему-то не хочет сказать еще одну правду — Украина действительно сейчас не может платить. Дело в том, что Украина, как и Россия, страна с очень примитивной экономикой. У нас она примитивная, потому что мы живем за счет нефти, газа и их экспорта, у них — химия и металлургия. Это те две отрасли, которые точно так же обрушились, как цены на нефть и газ. И они бы рады даже заплатить, но они на грани государственного дефолта. Гривна дико девальвировалась, у них просто нет денег. Можно было по-человечески им сказать: "Ребята, давайте договоримся. Мы понимаем, что вы сейчас не можете платить. Когда подрастут цены на вашу продукцию, на металлы и на химию, — ну, заплатите". Как это было в 90-е годы.


Еще очень важный момент — это цена. Понятно, что крадут газ, с этим я не спорю, это очевидно. А вот по какой цене крадут, по 250 или по 450 [долларов за тысячу кубометров — РС]? Я украинцев совершенно не идеализирую, их, по-моему, в последние два-три года невозможно идеализировать, потому что загубили и испортили все, что могли, и продолжают это делать не хуже нас. Но при всей сложности наших партнеров можно было договориться о какой-то цене.


И последнее. Вот наш премьер сказал: европейцы, дайте им кредит, пусть они заплатят. А почему Россия не может дать кредит? Выигрыш у нас будет на копейку, а проигрыш — на рубль».


Напомним, что Россия перекрыла поставки газа в Европу через Украину 7 января, мотивируя это несанкционированным отбором газа со стороны последней. Украинская сторона, которая с 1 января не получает газа для собственных нужд из-за отсутствия контракта с «Газпромом» на 2009 год, заявляла об изъятии из транзитного потока 21 миллиона кубометров в сутки для обеспечения транспортировки. По словам представителя «Газпрома» Сергея Куприянова, объем экспортируемого через Украину газа 1 января составлял 326 миллионов кубометров в сутки. 13 января зампред правления «Газпрома» Александр Медведев заявил, что Украина «незаконно изъяла» 140 миллионов кубометров газа по балканскому направлению. «Что по другим направлениям ГТС [газотранспортной системы — РС] Украины, мы вообще не имеем представления», — цитирует Александра Медведева «Интерфакс».


Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG