Ссылки для упрощенного доступа

Диверсанты без интеллекта. В Киеве снимают черную комедию


Не слишком талантливого актера из России, много лет назад снявшегося в одном фильме с Владимиром Зеленским, вербует ФСБ и поручает ему организовать покушение на президента Украины. Для этого формируется специальная группа из пророссийски настроенных людей, особым интеллектом, впрочем, не отличающихся. Такова главная сюжетная линия черной комедии, которую, несмотря на войну, хочет снять киевский актер и сценарист Вячеслав Бабенков. В сети уже появился тизер комедии.

24 февраля у меня должен был быть съемочный день с российскими актерами. Но в 4:30 утра "без объявления войны, вероломно" смену отменили

Вячеславу Бабенкову 35 лет, у него высшее образование в области международной экономики, но по профессии он никогда не работал. Несколько лет назад Вячеслав увлекся написанием стендапов и сценариев для игр в КВН. Потом решил стать актером, для чего поехал на учебу в Америку, а потом продолжил актерское образование в частной школе в Украине. Вот что он рассказывает:

– У меня, как говорится, не самый ходовой типаж, чтобы зарабатывать достаточно актерской игрой, поэтому я решил просто писать истории для себя и в них же и играть. Так понемногу и пошло… Я снял короткометражный фильм "Immigrant Holdem", это про эфэсбэшника, поехавшего в Америку, чтобы получить американский паспорт в обмен на секретные документы. Фильм получил несколько наград на фестивалях, так что шпионская тема для меня не нова.

Диверсанты без интеллекта. В Киеве во время войны снимается черная комедия
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:23 0:00
Скачать медиафайл

– Где вас застала война? У вас какие-то проекты готовились, вы работали?

– 24 февраля у меня должна была быть смена, съемочный день в сериале, кстати, с российскими актерами. Но в 4:30 утра, как говорится, "без объявления войны, вероломно" смену отменили. Потом, кстати, разбомбили торговый центр, где мы должны были снимать.

– У вас была большая роль в этом сериале?

– Да, у меня была одна из главных ролей. Ну, не прямо главная-главная, но такая хорошая второстепенная.

– То есть для вас как для актера это мог быть какой-то прорыв?

– Ну, я не могу сказать, что прорыв, это был очередной неплохой сериал, интересная комедия. Никогда не знаешь, "выстрелит" у тебя эта роль или нет. Бывает ведь, и что что-то плохое кто-то заметит и сделает из этого хорошее. Но мне нравилось там работать. Оставалось всего, по-моему, то ли три, то ли четыре съемочных дня. И мы не успели доснять этот сериал. Может быть, это и к лучшему.

– А какие-то еще проекты были на подходе?

– Был один. Его, кстати, недавно, где-то месяц назад досняли. Команда, продюсеры решились продолжить работу, и мы снимали, как раз когда Россия начала массово бомбить просто по всем городам, когда тревоги были каждый день, когда лупили по электростанциям. Естественно, они же промахивались, и прилетало везде. Бывало, между дублями или прямо во время съемки – и над тобой пролетает ракета. Это был странно, страшно. Иногда просто сидели в убежищах, ждали, когда тревогу отменят. Наша киностудия находится возле теплоэлектростанции, одной из крупнейших в городе, и они туда постоянно метили. Мы привыкли к тревогам, но когда последние массовые обстрелы были, все-таки старались прятаться в убежище.

Вячеслав Бабенков
Вячеслав Бабенков

– Давайте отмотаем время назад. Как вам работалось с российскими актерами? Известно ведь, что очень многие сериалы, которые потом показывали в России, снимались в Украине….

– Мне, честно говоря, всегда это было странно и непонятно. И не потому, что началась война и мы их возненавидели. У нас ведь своя страна, свой язык, своя культура, но мы почему-то снимали на русском. Ну, понятно, что есть бизнес, но такая практика была повсеместной. И это тоже дало свои плоды. Сюда же приезжали в основном не какие-то топовые актеры, не Хабенский с Козловским, а приезжали какие-то люди, которых не особо жаловали в России. А здесь они себя вели как голливудские звезды, им платили сумасшедшие по местным меркам деньги. И вот это вот меня действительно очень поражало. Вроде бы в Украине должны были поддерживать своих родных артистов, как во всех странах это происходит. Чтобы работать в Америке, в Британии и получить там визу, чтобы ты мог там работать, ты должен доказать, что ты на голову выше местных артистов. Здесь было наоборот. Это меня всегда раздражало, мне в основном попадались не очень хорошие артисты. Да и не самые лучшие люди тоже.

– После того, как началась война, кто-нибудь из знакомых вам россиян, хотя бы неофициально, в личных сообщениях, высказывал вам слова поддержки?

– Знаете, было несколько человек, но не те, с которыми я работал, а просто артисты, которых я знал, которые живут в России. Они написали. А те, с которыми я работал, несколько человек, которых я знал, – их охватила эта "Z-эйфория". "Своих не бросаем", "За Россию" – вот эти все вещи. И эти люди, я помню, им очень нравилось в Украине, здесь их чествовали просто как царей. Им здесь нравились и люди, и город Киев, где они снимались. Но потом началась война – и они вдруг обнаружили в Украине каких-то фантомных фашистов, нацистов. Решили, что нас надо "освобождать". Ты еще позавчера признавался в любви этой стране, а потом вдруг у тебя перемкнуло, и ты "своих не бросаем", "за Путина, за родину". Вот это было очень странно наблюдать. Это сейчас смешно, а тогда, в первые дни войны, мы, творческое сообщество, начали им писать, звонить: "Скажите людям правду! Вы же знаете, вы же только вчера здесь были". Нет. Кто-то молчал, кто-то боялся, а кто-то вообще стал таким вот… да, пропагандистом. И последней сволочью.

– Идет война. Война страшная, это очевидно всем, и вы решаете снимать комедию…

– Да.

– Как вообще это пришло вам в голову?

– Я вообще очень люблю жанр комедии. Мне кажется, он сильнее, чем драма, если его правильно использовать. А как пришла идея… Просто 24 февраля, как я уже рассказал, у меня должна была быть смена, съемочный день. Как раз с русскими актерами, и началась война, и они дико перепугались. Ну, то есть перепугались-то все, но потом россияне дико замкнулись. Прятались то ли у продюсеров дома, то ли где-то еще, и они никуда не выходили, они боялись всех. То есть они боялись не только того, что Россия разбомбит их, они боялись даже нас… Я не знаю, откуда это у них взялось. Они даже с ассистентом по актерам не встречались – они боялись, думали, видимо, что она сейчас приведет территориальную оборону или Службу безопасности. Их, по-моему, вывезли спустя какое-то время. И я подумал: а что бы было, если бы такой русский актер, который снимался здесь, в Украине, вдруг стал шпионом, диверсантом. А так как он еще и плохой актер… В моей истории этот человек очень хочет стать известным, но в России его не замечают. Его вербует ФСБ, и, чтобы прославиться, он соглашается стать диверсантом. Этого персонажа зовут Алексей Потемкин.

– Насколько я понял, ему дают задание чуть ли не убить Зеленского…

– Да. Потому что у него был эпизод с Зеленским, когда он еще был актером. План покушения настолько тупой, что, как надеются в ФСБ, может сработать. Естественно, им ничего не удастся.

Потемкин настолько плохой актер, что сцену с Зеленским вырезали. Но на него выходит ФСБ: раз знаешь Зеленского, можешь до него добраться…

– А вы уже дописали сценарий?

– Нет, я написал только пилотную серию и план на сезон, как будут развиваться события. Я сейчас дальше продолжаю писать…

– Но тизер сериала уже есть…

– Да, тизер мы сняли и выложили в сеть. Мы снимали тизер, чтобы искать деньги, искать инвесторов, чтобы людям было легче понять стилистику, как это будет выглядеть. Мы сначала думали сделать тизер более закрытым для пользователей, показывать только киношникам, продюсерам. А потом подумали: почему бы и нет? И выложили в YouТube. И хороший отклик был. Сериал антивоенный, и этим сериалом я хочу показать, что украинцы – это отдельный народ, у нас другой язык, другая культура, другая история, другое все. Показать глазами этого актера, который вроде бы был нормальный, у него был шанс встать на сторону добра, но он становится плохим человеком.

– В тизере слышны сирены и видна работа ПВО, насколько я разглядел. Это вы снимали во время воздушной тревоги, во время атак на Киев?

– Нет-нет, это постпродакшн, это мы специально делали, подставляли для драматургии. Мы, наоборот, боялись, чтобы, не дай бог, не началась сирена, чтобы не было брака по звуку. Но это было 1 октября, тоже было чуть-чуть страшно, потому что как раз в начале октября Россия начала массовые бомбежки. Снимали за свои деньги, практически никто не получал зарплату. Платили только за локацию, за аренду техники. Мы старались максимально дешево это сделать. Киношники, которые работали на художественных проектах, они сейчас без работы. Для документалистов сейчас очень много работы, а вот для художественного кино, сериалов сейчас … Практически мертва индустрия. Потому что опасно, у нас до сих пор комендантский час с 11 до 5 утра, ночных съемок быть не может, очень много каких-то других преград для того, чтобы снимать, и это, естественно, удорожает процесс съемок. А денег и раньше было не особенно много, а сейчас вообще нет.

– Сколько серий планируете снять, если проект удастся воплотить в жизнь?

Это будет осмысление через комедию очень серьезных проблем

– Семь серий. Я специально хотел сделать эту историю не 20-серийной, не 100-серийной. Я понимал, что на много мы не соберем деньги, но вот семь серий сделать реально. Действие разворачивается с 24 февраля по конец апреля 2022 года. Будут съемки на натуре, на улице, и надо, чтобы были февраль и март настоящий, летом мы вряд ли сможем это снять.

– Ваш тизер называется F*ckhead Squad. Есть ли название у вашего проекта на украинском языке, есть ли на русском?

– Да, на русском это называется – "Отряд Долб****в", на украинском – "Загін Довбо****в". Потемкин, по сценарию, собирает команду из маргиналов-сепаратистов. Я хочу через эту команду показать срез людей, которые изнутри несут опасность Украине. Коллаборанты, люди, которые скучают по Советскому Союзу, мечтают о "русском мире", просто глупые, тупые люди. При этом обладающие навыками, которые, по идее, должны помочь выполнить порученное им задание…

Это будет осмысление через комедию очень серьезных проблем. Русская пропаганда очень сильно пустила корни и у нас в стране, и в Европе. Многие европейцы до сих пор не понимают, почему произошло то, что произошло. Они говорят, Украина и Россия – это же братья, почему вы воюете? Вы же говорите на русском языке, у вас Пушкин, у вас Екатерина II в Одессе стоит. Я хочу противопоставить свой фильм всем этим нарративам. Получится ли – не знаю. Конечно, хотелось бы, чтобы получилось. Украинские кинематографисты, я уверен, будут сейчас говорить про войну через драму, рассказывать про героизм украинцев. Это все будет, и они сделают это лучше меня. Поэтому я решил делать то, что получается лучше у меня. Я все-таки люблю больше комедию, я в ней разбираюсь. И мне кажется, может получиться очень хорошо.

XS
SM
MD
LG