Ссылки для упрощенного доступа

Осина у баобаба. Артемий Троицкий – о белорусском протесте


С высокой степенью вероятности можно предположить, что в первые дни 2022 года я, Артемий Троицкий, впервые в жизни лишусь всех своих волос. И не в результате их естественного выпадания. Дело в том, что год назад на своём сетевом канале ARU.TV я дал публичное обещание постричься наголо, если до конца 2021-го белорусский диктатор Александр Лукашенко останется у власти. Судя по всему, оптимистичный прогноз не сбылся, и – прощайте, седые кудри! Волос мне совершенно не жаль – новые отрастут! – а вот измученную многолетней пыткой Беларусь жалко очень.

Мы помним, как прекрасно всё начиналось: вдохновенный предвыборный ажиотаж июля-2020. Выдвижение и немедленный арест оппозиционных кандидатов; неожиданная триумфальная президентская кампания "учительницы и домохозяйки" Светланы Тихановской, поддержанная Вероникой Цепкало и Марией Колесниковой. Затем сами выборы, наглая подделка их результатов и – народная революция! Сотни тысяч воодушевлённых людей на улицах и площадях Минска и других городов страны: бело-червоно-белые знамёна, песни и гимны, красивейшие "женские марши" в обрамлении лент и цветов… Да, это было подлинное "рождение нации" – точнее, возрождение нации с её символами, языком, с её прорывом к свободе.

Революция-2020 имела подчёркнуто мирный характер; символом этого можно считать трогательные ряды обуви, которую демонстранты снимали, прежде чем встать на скамейки во время митингов… Ни одного случая вандализма или грабежей "под шумок", никакого насилия! Это была культурная революция во всех смыслах слова. Реакция властей оказалась, как это принято при диктатурах, сугубо асимметричной: человеческие жертвы, массовые избиения, полицейские хватают тысячи людей, бросают их в застенки, пытают. И вот тут начинается непонятное и спорное: совместимы ли "сопротивление" и "непротивление"? Было бы логично предположить, что, возмущённый зверством лукашенковских силовиков, белорусский народ осерчает и ответит адекватно, используя стократное численное преимущество. Этого не произошло. Да, я наблюдал за происходящим в Беларуси издалека, по телевизору, но это не лишает меня морального права задаваться тяжёлыми вопросами и высказывать неприятные суждения.

Я точно помню как минимум один эпизод, когда белорусская революция могла пройти точку невозврата и, наверное, победить. Минск, август 2020-го, улица Володарского; огромная толпа, тысяч десять-двадцать человек, дружно подходит к воротам знаменитого СИЗО №1, в котором заперты сотни арестованных оппозиционных политиков, активистов, простых демонстрантов. От толпы отделяется женщина – видимо, переговорщик – и скрывается за воротами. Толпа ждёт. Вскоре женщина выходит обратно, что-то говорит небольшой группе помощников, после чего те обращаются к многотысячному собранию; тысячи людей медленно ретируются. Я не знаю, что это была за дама, и допускаю, что у неё были самые благие намерения – скажем, не допустить кровопролития. Тем более не знаю, что ей сказали за воротами – "Выпустим всех завтра утром" или "Откроем огонь". Знаю только, что минскую Бастилию брать не стали, и в результате узники сидят, приговорённые к немыслимым срокам, а кровь – Романа Бондаренко и других – всё равно пролилась.

Нерешительность и дезориентированность народа были во многом обусловлены главной проблемой белорусского освободительного порыва – отсутствием лидеров (они или за решёткой, или выдавлены за границу) и чёткой программы действий. При всём уважении к соцсетям, к неподцензурным каналам типа NEXTA – их было явно недостаточно. Украинский Майдан активно поддерживала – информационно и финансово – часть местных "олигархов"; в Беларуси же крупные независимые акторы отсутствуют. Не получилось, к сожалению, и мобилизовать многочисленный городской рабочий класс, который оказался совсем не таким боевым, как сто лет назад… Тем не менее, активное протестное движение продолжалось всю осень, а его спад объясняли "зимними каникулами", обещая новый подъём, когда выглянет солнышко.

Я разделял эти надежды, уповая на очевидные факты: социальная база и популярность Лукашенко крайне низка, экономическая ситуация в стране отвратительная, политическая конструкция режима шаткая, поскольку предельно персонифицирована. Сопоставляя два автократических режима, Лукашенко и Путина, я их образно сравнивал, соответственно, с тонкой осиной, которую можно срубить одним ударом топора, и необъятным баобабом, ствол которого подпитывают не только нефть и газ, но и всё ещё изрядное количество общественной лояльности.

К сожалению, прогнозы о скором конце взбесившегося диктатора не оправдались. При том даже, что, в условиях общей кризисной ситуации, Лукашенко периодически умудряется ещё и стрелять себе в ногу: то посадив в Минске пиратским образом пассажирский авиалайнер, то навалив на границы стран ЕС азиатских мигрантов. Выгоды от этого режиму никакой, зато остатки репутации изничтожены, вал всевозможных санкций растёт. Что позволяет Лукашенко удерживаться на плаву? На мой взгляд, ровно два фактора – один внутренний и один внешний. Внутренний – и это самое печальное во всей истории – посредством масштабных и безжалостных репрессий удалось запугать народ, притушить протестное движение. Изолируются от общества и выдавливаются из страны тысячами или десятками тысяч все, кому дорога свобода, кто не боится её защищать. Судя по гипердепрессивной обстановке в Беларуси (некоторые мои друзья там ещё остались), стратегия государственного террора принесла плоды.

Давайте называть вещи своими именами: посередине Европы не очень уютно, но крепко обосновалась фашистская диктатура

Внешний фактор очевиден, но всё же вызывает вопросы. "Тонкая осина" плотно прислонилась к "толстому баобабу". Без поддержки Кремля – экономической, финансовой, силовой, политической – Лукашенко не продержался бы. Вопрос: зачем и насколько он нужен Путину? Одна бесспорная причина – своего рода "диктаторская солидарность". Два бессменных "национальных лидера" и классово, и ментально очень близки, однако великая дружба неизменно выходит старшему партнёру боком. Это и миллиардные подачки, и торговые скидки, и ощутимые репутационные потери, неизбежные при поддержке одиозного мерзавца. Путин мог бы легко заменить Лукашенко (хоть шантажом, хоть спецназом) на кого угодно, вплоть до бывшего газпромовца, узника Виктора Бабарико, и тем заслужить не только благодарность народа Беларуси, но и весьма небесполезные в нынешней ситуации для Минска бонусы от Европы и США. Почему завзятый "прагматик" этого до сих пор не сделал – загадка. Единственное, что мне приходит на ум: Кремль видит в тоталитарной Беларуси и поле для экспериментов, и вдохновляющий пример. Недаром же говорят: сегодня у Лукашенко, завтра в России…

Давайте называть вещи своими именами: посередине Европы не очень уютно, но крепко обосновалась фашистская диктатура. Легитимность диктатора в глазах свободного мира равна нулю. Эффективность мер, принимаемых тем же свободным миром против режима, – тоже около нуля. Вся политическая оппозиция, все гражданские организации, все независимые медиа в стране уничтожены. За гражданами ведётся тотальная слежка, тюрьмы переполнены "врагами государства". Люди тысячами бегут, пока не поздно, из страны. Что делать?

Не будучи специалистом по мерам и санкциям, особенно экономического толка, могу представить несколько небесполезных, на мой взгляд, начинаний коллективного Запада: официально признать Светлану Тихановскую действующим президентом Беларуси; признать белорусское правительство в изгнании, если таковое будет создано, и другие организации белорусской диаспоры, включая так называемые народные посольства; запретить частным и государственным компаниям вести дела с белорусскими государственными институтами (скажем, размещать рекламу на лукашенковском телевидении); ввести точечные меры против российских предприятий и организаций, финансирующих режим в Беларуси.

Обычно в таких случаях говорят: "Но это же ударит по простым людям!" Согласен, не надо бить по простым людям. Поэтому самой безопасной для страдающего населения и в то же время самой действенной мерой считаю следующую: признать А.Г. Лукашенко виновным в совершении преступлений против человечности (оснований для этого более чем достаточно) и действовать далее по сценарию типа "Норьега/Хусейн". Как ещё можно в сегодняшнем мире бороться с облечёнными властью и хорошо вооружёнными маньяками – я не знаю. А пока – до скорой встречи, моя бритая макушка!

Артемий Троицкий – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG