Ссылки для упрощенного доступа

Промосковская Африка. Судьба секретного агента Лубянки  


Африка в период работы в Уругвае

Участница гражданской войны в Испании Африка де лас Эрас с конца 1930-х годов стала сотрудничать с советской разведкой. Ей поручались разнообразные секретные задания, которые она успешно выполняла и дослужилась до звания полковника. Рассказывает Виктор Черецкий.

Иван Толстой: В одной из наших программ минувшего августа речь шла об испанце Рамоне Меркадере, убившем в 1940 году по заданию НКВД Льва Троцкого. Акцент был сделан на доселе неизвестных в России воспоминаниях о нем его друзей и близких. Сегодня мы поговорим об еще одном любопытном персонаже испанского происхождения – о полковнике КГБ Африке де лас Эрас. Ее биография еще более запутана и искажена исследователями, чем история Меркадера. Наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий в попытках объективно рассказать об этой женщине использовал материалы как российских авторов, так и иностранных – испанских и латиноамериканских.

Виктор Черецкий: Об Африке де лас Эрас стали писать в России с 90-х годов прошлого столетия – через несколько лет после ее кончины в Москве в 1988 году. До этого ее личность фактически была засекречена, поскольку она чуть ли не до своих последних дней работала в КГБ. Ну а затем испанка стала воспеваться в духе советской патриотической романтики с соответствующей патетикой. Восстанавливая ее бурную биографию, авторы писали о ней как о пламенной революционерке у себя на родине в Испании, как о героической партизанке в немецком тылу в годы Отечественной войны, как о бесстрашной советской разведчице в послевоенный период, как о личности, вызывающей, одним словом, сплошное восхищение.

Отец назвал дочь в честь святой покровительницы города Сеуты Богородицы Африканской

Но при этом, то ли от неизученности темы, то ли от желания приукрасить и так довольно уникальный образ, многие факты ее биографии опускались или искажались. Взять хотя бы само имя героини. В некоторых работах мы находим, что названа она была так отцом, человеком прогрессивным, чуть ли не революционером, в честь, понятное дело, многострадального африканского континента. На самом деле, отец, кадровый военный, человек консервативных взглядов и религиозный, назвал дочь в честь святой покровительницы города Сеуты Богородицы Африканской. Ведь он служил в Сеуте, там же родилась в 1909 году и его дочь.

Надо сказать, что иностранных исследователей Африка тоже привлекает, но правда, лишь необычностью своей биографии. Вот мнение одного из них – мадридского журналиста Хавьера Хуареса, автора книги об испанке.

Хавьер Хуарес: Когда я впервые познакомился с историей Африки де Лас Эрас, она меня просто ошеломила. Я даже вообразить не мог, что такая женщина существовала на самом деле. Представьте себе, родилась она в семье офицера, вдобавок в Сеуте, в испанском полуэксклаве в Африке, в обстановке, которая всегда считалась ультраконсервативной. И выйдя из подобной среды, она стала советской разведчицей! Она была свидетелем и участницей важных событий ХХ столетия: гражданской войны в Испании, убийства Троцкого, Второй мировой войны. Она организовала советскую разведывательную сеть в Уругвае и в других странах Латинской Америки. Да и само ее звание! Много ли было женщин-иностранок в звании полковника КГБ? Все это и привлекло к Африке мое внимание.

Виктор Черецкий: В отличие от российских коллег, Хавьер Хуарес не испытывал особых трудностей в изучении молодых лет Африки де лас Эрас, то есть периода, когда она еще не работала на НКВД. Известно, что училась она в двух престижных католических школах. Однако, судя по всему, духовные и моральные ценности, которые прививались ученицам подобных заведений, на ее дальнейшей жизни не отразились. По неизвестной причине, скорее всего, из-за проявлявшегося уже в молодости непростого характера, как утверждает Хуарес, она порывает со своей средой. Ведь хотя отец Африки умер довольно рано, у нее оставались весьма влиятельные родственники, готовые оказать ей поддержку. К примеру, ее родной дядя – дивизионный генерал или еще один ближайший родственник – мэр Сеуты. Но уже в 18 лет Африка предпочитает зарабатывать на жизнь самостоятельно. Она работает на швейном производстве и водит дружбу с леворадикальной молодежью.

Африка в молодые годы в Испании.
Африка в молодые годы в Испании.

В октябре 1934 года дочь отца-консерватора оказывается вовлеченной в вооруженную авантюру в Астурии. Тогда левые экстремисты спровоцировали кровавую бойню: их не устраивал, по словам Хуареса, демократический республиканский строй, возникший после упразднения монархии в 1931 году, хотелось поскорее установить режим по сталинским рецептам. После подавления бунта Африка вынуждена скрываться. Известно, что в период с 1934 по 1936 год у нее рождается ребенок – первый и единственный, который вскоре умирает. Отцовство некоторые испанские источники связывают с Рамоном Меркадером, которого она действительно знала, хотя другим их интимная связь представляется надуманной.

Хавьер Хуарес: В молодости у Африки была дочь, которая умерла, кажется, в первый год гражданской войны в Испании. Похоже, что смерть ребенка сильно повлияла на ее дальнейшую жизнь. Африка всецело отдалась работе, в частности, службе Советскому Союзу. Возможно, она постоянно ощущала неудовлетворенность личной жизнью. Ведь с 1936 года этой жизни у нее практически не было. Она несколько раз выходила замуж, но это были браки фиктивные, связанные с работой. Думается, что этот "сентиментальный вакуум" отложил отпечаток на всю ее жизнь.

Виктор Черецкий: К началу военного мятежа генерала Франко 18 июля 1936 года против республиканского правительства Народного фронта, Африка уже пользуется определенным авторитетом в левых кругах Барселоны. И хотя в российской мемуарной литературе говорится, что она была призвана на фронт, где "мужественно сражалась за свободу против испанской и мировой реакции", дела обстояли несколько иначе. Ни на какой фронт она не направлялась, а служила в карательных органах тыловой Барселоны. Возглавляла один из так называемых "Контрольных патрулей", в задачу которых входило выявлять потенциальных сторонников генерала Франко и расправляться с ними по законам военного времени, то есть убивать без какого-либо суда и следствия.

Ополченцы-защитники народного фронта в Барселоне
Ополченцы-защитники народного фронта в Барселоне

Эти патрули, в которые входили анархисты, троцкисты, коммунисты-сталинцы и левые каталонские националисты, – оставили в истории Испании зловещий след. Ведь подлинные враги, как правило, умело скрывались, а жертвами репрессий становились в основном ни в чем не повинные люди: представители интеллигенции, предприниматели, священники и просто верующие католики – все, кого антифранкисты считали потенциальными врагами. Поводом для ареста с последующим уничтожением мог послужить даже "непролетарский вид" подозреваемого: очки, шляпа, галстук или нательный крестик. Вот отрывок об Африке де лас Эрас из книги под названием "Люди, которых я знал". Ее автор – Жауме Миравитллес, видный политик-республиканец, входивший в 30-е годы в состав регионального правительства Каталонии.

Диктор: "Одним из патрулей командовала женщина по имени Африка. После облав, устраиваемых в городе – ежедневного убийства 7-8 так называемых "фашистов", зачастую людей ни в чем не повинных, шестеро милисьянос-мужчин и женщина, возвращались в свою штаб-квартиру, располагавшуюся на третьем этаже Морского клуба Барселоны. Это место считалось одним из самых зловещих в городе, поскольку там постоянно пытали и убивали людей. Ну а по ночам в Морском клубе члены патруля во главе со своей предводительницей, перевозбужденные днем сценами кровавого насилия, отводили душу, придаваясь оргиям".

Отряд ополченцев-троцкистов в Барселоне, 1936.
Отряд ополченцев-троцкистов в Барселоне, 1936.

Виктор Черецкий: Об участии Африки в допросах и расстрелах говорится и в материалах следствия, которое велось победителями-франкистами после окончания длившейся почти три года гражданской войны. Что же касается ее участия в оргиях, то здесь журналист Хавьер Хуарес не видит ничего необычного для испанки того времени, считавшей себя революционеркой, а человеческую мораль – буржуазным предрассудком. Подобное явление в то время носило довольно массовый характер в стане сторонниц Народного фронта. До такой степени, что в начале 37-го года, то есть в самый разгар войны, командование было вынуждено уволить из рядов армии 3200 женщин – из-за эпидемии венерических заболеваний, которая крайне негативно сказывалась на боеспособности защитников Народного фронта.

Впрочем, в этот же период происходят два важных события в жизни Африки. Ее первый законный брак – с коммунистом Луисом Гарсия Лаго и вербовка в ряды НКВД. Сколько продлился ее брак – неизвестно, учитывая, что вскоре Африка покидает Испанию и отправляется на первое задание НКВД. И все же что побудило ее оставить Испанию и служить Советскому Союзу?

Хавьер Хуарес: Когда Африка начала работать на Советский Союз, она уже была, по свидетельствам очевидцев, очень идеологизированным человеком, членом Объединенной соцпартии Каталонии, то есть местного отделения Компартии Испании, участвовала в создании вооруженных формирований этой партии. Думается, для нее переход на работу в советских спецслужбах был довольно логичным. Возможно, она даже не видела большой разницы между своей прежней деятельностью и будущей, считая, что всего-навсего будет продолжать революционную работу, которой уже давно занималась. Я думаю, что Африка, как и многие другие иностранцы, работала на СССР по идеологическим причинам – во имя идеалов социализма и коммунизма. Служба Советам объяснялась тем, что эта страна в 1930-е годы для многих иностранцев являлась местом воплощения в жизнь этих идеалов.

Они искренне верили, что, работая на СССР, вносят вклад в осуществление своих идеалов

Чтобы понять подобный феномен, нельзя исходить из наших сегодняшних знаний о Советском Союзе – следует перенестись в историческую реальность второй половины 1930-х годов. Сталин тогда не представлялся тем, каким он был на самом деле, поскольку его разоблачение последовало спустя много лет. Так что в то время Советский Союз и его режим были для многих людей левых убеждений олицетворением идеалов справедливости, равенства, решения вековых антагонизмов, которые существовали в той же Испании. Они искренне верили, что, работая на СССР, вносят вклад в осуществление своих идеалов. Африка принадлежала к подобным людям.

Виктор Черецкий: Что касается вербовки Африки и ее первого задания – внедриться в секретариат Троцкого для сбора информации с перспективой ликвидации "врага народа" номер один – то здесь много неясного. Во многих статьях о ней говорится, что вербовка произошла в 1937 году и что после соответствующей подготовки она была направлена в Норвегию, где в то время якобы находился Троцкий. Проблема в том, что Троцкий покинул северную страну и переехал в Мексику еще в январе 1937 года, так что в Норвегии Африке точно внедряться было некуда. Кроме того, во многих работах утверждается, что она работала у Троцкого секретарем, а Хавьер Хуарес, вслед за другими западными исследователями, считает, что испанка в Мексике лишь делала время от времени для Троцкого некие переводы. Правда, не понятно, с какого языка на какой. Ведь русский в то время Африка вряд ли знала.

Есть и еще одна неясность. Утверждается, что именно она готовила вооруженное нападение на виллу Троцкого мексиканских коммунистов в мае 1940 года и одновременно говорится, что из Мексики ее отозвало московское начальство из-за побега в США резидента НКВД в Испании майора госбезопасности Лейбы Фельдбина (Александра Орлова. Ред.). Он ее якобы знал и мог выдать. Проблема в том, что этот деятель, опасаясь сталинских репрессий, сбежал за два года до нападения на Троцкого – еще в 1938 году и, кстати, так никого и не выдал. Да и Фельдбин, скорее всего, Африку не знал. Он был слишком большим начальником. Вербовкой агентов в Испании занимались в то время еще не особо известный деятель НКВД Наум Эйтингон и его сотрудники. О нестыковках в биографии Африки и трудностях в установлении истины говорит Хавьер Хуарес.

Хавьер Хуарес: Некоторые стороны жизни Африки до сих пор представляют тайну, которую мне так и не удалось раскрыть. Похоже, что многое в ее биографии искусственно замалчивается исследователями в России. Что касается испанских архивов, то в них о ней сохранилось мало сведений. Я обычно предпочитаю использовать при работе над книгами исключительно оригинальные документы. Но на этот раз обнаружить удалось немного. Я работал в архивах испанской компартии и соцпартии, в архиве гражданской войны в Саламанке и Барселоне, в военно-историческом архиве города Авила и так далее. Что я там обнаружил? Везде – понемногу. В архиве компартии, например, о ней практически ничего нет, хотя она была коммунисткой. Ведь партийный архив частично был уничтожен в конце 1930-х годов с тем, чтобы документы не попали в руки сторонников мятежного генерала Франко.

Виктор Черецкий: Между тем, доподлинно известно, что в начале 1940-х годов Африка живет в Советском Союзе и работает по своей мирной специальности – в швейной промышленности. Война меняет ее жизнь. Помятуя ее связи с советскими органами, Африку принимают в ОМСБОН – Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД. В качестве радистки она зачисляется, наряду с еще десятком испанских политэмигрантов, в отряд полковника Дмитрия Медведева. В течение нескольких лет отряд действует в немецком тылу в районе Ровно. В свое время мне удалось поговорить с бывшим врачом отряда Альбертом Цессарским, автором ряда книг о партизанской войне. Как я понял из разговора, никаких особых подвигов в отряде за испанкой не числилось, а запомнилась она сослуживцам разве что неуравновешенным характером и придирками к другим радистам, особенно, когда она была назначена замкомвзвода связи.

Африка в годы Великой Отечественной войны
Африка в годы Великой Отечественной войны

Впрочем, этот период жизни Африки описывается в России подробнее всего. Говорится о ее горячем желании попасть на фронт, чтобы бороться с фашизмом, о безупречной работе с радиопередатчиком, о многокилометровых марш-бросках, борьбе с зимним холодом, с летними комарами, о серьезном намерении покончить с собой в случае пленения, верности идеалам, преданности, и так далее.

Зато следующий этап жизни Африки – ее 20-летняя работа в качестве разведчицы-нелегала описывается куда скромнее. В первых российских публикациях о ней не называлась даже страна, в которой она работала, – Уругвай и тем более способ, к которому она, разумеется, по приказу своего руководства, прибегла, чтобы попасть в эту страну.

Хавьер Хуарес: Она познакомилась в 1947 году в Париже с уругвайским писателем. Судя по всему, это было сделано по заданию ее советского руководства. Писатель влюбился в Африку, и они поженились. Его звали Фелисберто Эрнандес.

Фелисберто Эрнандес, уругвайский муж Африки.
Фелисберто Эрнандес, уругвайский муж Африки.

Это весьма известный в Уругвае литератор. Поженившись, супруги отправились жить в Уругвай. Лучшего прикрытия для тайной деятельности и представить трудно! Кроме того, чтобы внедриться в местное общество Африка открыла пошивочное ателье, а затем занялась организацией агентурной сети в Уругвае. Она же впервые установила подпольную радиосвязь с Москвой из этой страны. Любопытно, что супруг-писатель не догадывался о деятельности Африки. Надо сказать, что Фелисберто Эрнандес в молодости отдал дань идеям коммунизма, но в зрелом возрасте, когда познакомился с Африкой, был последовательным антикоммунистом, о чем постоянно писал в своих произведениях. Удивляет, как они могли жить вместе.

Виктор Черецкий: Хавьер Хуарес полагает, что Африку в трудных жизненных ситуациях выручал ее жесткий, железный характер и, разумеется, преданность делу, которому она служила.

Хавьер Хуарес: Она была человеком очень активным и исполнительным, крайне увлеченным своей работой. Африка была дисциплинированной, всегда готовой выполнить приказы начальства. Обладая железной волей, свои чувства она полностью подчинила порученному делу. Помимо всего прочего, она была смелой, что продемонстрировала в годы своего пребывания в партизанском отряде. Все это мне говорили люди, которые ее знали.

Монтевидео
Монтевидео

Виктор Черецкий: Жених для Африки был подобран не случайный. Так, по крайней мере, считает не только Хавьер Хуарес, но и уругвайский исследователь Рауль Вальярино. Дело в том, что Уругвай в то время занимал особое положение в Латинской Америке, чем и привлекал спецслужбы разных стран, включая советские. Ну а муж, кроме того, был вхож в высшие слои уругвайского общества, куда не преминул ввести и свою супругу. И не беда, что он, помимо своего антикоммунизма, был человеком с трудным характером и четырежды женатым. Задание внедриться любой ценой в Уругвай было выполнено.

Рауль Вальярино: Уругвай в те времена был латиноамериканской Швейцарией. Он предлагал широкие возможности для деятельности любых спецслужб, будучи страной нейтральной и демократической, к тому же не имеющей ни собственной разведки, ни контрразведки. Прекрасная штаб-квартира, чтобы из нее работать по всему континенту. Африке удается влюбить в себя нашего выдающегося писателя, который был еще и композитором. Когда она полностью обосновывается в Монтевидео и через два с небольшим года уже не нуждается в Фелисберто, то получает разрешение от московского начальства на развод с ним.

Виктор Черецкий: Впрочем, на этом матримониальные дела Африки де лас Эрас не закончились. Ей предстояло заключить еще один брак по расчету, причем, как и предыдущий, не по своему, а по расчету начальства с Лубянки. В 1956 году КГБ видимо решил усилить свое присутствие на латиноамериканском континенте. С этой целью туда направился, чтобы возглавить резидентуру, полковник Джованни Антонио Бертони, известный также по своему псевдониму Валентино Маркетти, сотрудник итальянского происхождения. Латинская Америка, как известно, большая. Но Лубянка почему-то направила Бертони тоже в Уругвай. Для чего? Некоторые наблюдатели полагают, что по инерции – на обжитое место, чтобы не рисковать в поисках пристанища или даже для экономии, чтобы особо не тратиться на обустройство нового резидента.

Полковник Джовани Антонио Бертони
Полковник Джовани Антонио Бертони

При этом итальянец направился не просто в Уругвай, а, как говорится, "под бочок" к Африке – к тому же в прямом смысле. Ведь паре было приказано официально оформить брак, жить под одной крышей и изображать для окружающих счастливую семейную жизнь. Так якобы требовалось для дальнейшей эффективной разведывательной работы. О том, как складывались личные отношения этих двух людей, до женитьбы не знавших друг друга, сведения противоречивые. Одни источники утверждают, что все было прекрасно и дело чуть ли не дошло до любви. Другие отмечают, что пара едва терпела друг друга и совместная жизнь держалась лишь на боязни нарушить приказ Москвы. Совместным был у них и бизнес, открытый для прикрытия антикварный магазин. Как бы то ни было, в 1964 году итальянец скоропостижно умирает. Эта внезапная смерть вполне здорового не старого мужчины вызвала подозрения уругвайской полиции. Есть даже версия, что с Джованни расправилась Африка, естественно, по приказу Москвы. Говорит латиноамериканский исследователь ее жизни Альфонсо Муньос.

Альфонсо Муньос: У Маркетти, похоже, возникли серьезные проблемы с московским начальством. Конфликт чуть ли не идеологического характера. Итальянец попал в опалу и ни с того ни с сего умер от сердечного приступа. Конечно, утверждать на все сто нельзя, но есть довольно убедительные версии, что его смерть не была случайной, учитывая, что этот человек никогда не страдал сердечными заболеваниями, был довольно здоровым. У полиции Монтевидео возникли подозрения в отношении причин этой смерти, хотя никакого расследования не производилось. Так что одна из версий гласит, что его отравила Африка по приказу из Москвы. Если это правда, то вся история выглядит просто ужасно.

Африка в период работы в Уругвае
Африка в период работы в Уругвае

Виктор Черецкий: После смерти итальянца Африка провела в Уругвае еще 3 года. Чем она занималась в этой стране одна и с фиктивным супругом? Данных на этот счет мало. Считается, что они до сих пор могут представлять гостайну. Из того, что опубликовано, известно, что Латинская Америка с наступлением холодной войны стала для СССР одним из важных разведывательных объектов. Планы вынашивались амбициозные: вплоть до размещения вооруженных сил у границ бывшего напарника по антигитлеровской коалиции – о создании плацдарма для работы против США. В сферу особых интересов входили Куба, Чили, Мексика, Аргентина. Так что задач перед Африкой ставилось множество. Их решение затруднялось тем, что за время Второй мировой войны были утрачены многие контакты на местах – всю агентурную сеть приходилось строить заново. Так что испанке пришлось разъезжать по континенту: восстанавливать старые связи, искать новые.

Африка в последние годы жизни в Москве
Африка в последние годы жизни в Москве

Хавьер Хуарес: Меня лично привлекает этап в жизни Африки, когда она выполняла задания советской разведки после войны. К примеру, на мой взгляд, крайне любопытна ее работа на юге Латинской Америки по созданию агентурной сети КГБ. Это самый увлекательный этап в ее жизни, хотя, признаюсь, его труднее всего изучать, поскольку деятельность Африки носила тайный характер. Материалы этой деятельности до сих пор считаются секретными и не разглашаются. Но то немногое, что мне удалось узнать, очень интересно.

Виктор Черецкий: После возвращения в Советский Союз, Африка продолжала работать в КГБ. Жила уединенно. Общалась лишь с сослуживцами и некоторыми ветеранами войны. С журналистами – никогда. Многие годы я пытался встретиться с ней, поскольку изучал тему участия испанской эмиграции в Отечественной войне. Так и не удалось, хотя я действовал через близких к ней людей: ветеранов – испанцев и россиян. И еще. В отличие от многих других испанцев, живших в СССР, того же Меркадера, Африка, "железная сеньора" Лубянки, никогда не разочаровывалась ни в коммунистических идеях, ни в Советском Союзе.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Партнеры: the True Story

XS
SM
MD
LG