Ссылки для упрощенного доступа

Война как гражданская религия. Борис Соколов – о приказе Жукова



Депутат Государственной думы от "Единой России" Виталий Милонов озабочен защитой прав ветеранов Великой Отечественной войны. Предметом его обращения в Роскомнадзор стала моя статья на сайте Радио Свобода, посвящённая приказу Ставки №270 от 16 августа 1941 года о советских военнопленных.

Чиновники Роскомназдора, к которым с жалобой обратился депутат, утверждают, что заведомо ложными сведениями о деятельности СССР в годы Второй мировой войны и о ветеранах Великой Отечественной войны является следующая цитата из статьи: "Жуков пошел еще дальше приказа №270. 28 сентября 1941 года, будучи командующим Ленинградским фронтом, которому подчинялся Балтфлот, издал шифрограмму 4976, где говорилось: "Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны". Не знаю, был ли кто-нибудь из членов семей подлинных и мнимых перебежчиков по этому зловещему распоряжению расстрелян. Семьи красноармейцев и краснофлотцев подчинялись не Жукову, а НКВД, который в данном случае вряд ли стал бы исполнять жуковский приказ. Этот приказ, хотя он явно противоречил приказу №270, который предписывал семьи перебежчиков только арестовывать, был отменен только зимой 1942 года. Правда, вряд ли кто-либо вспоминал о драконовском приказе Жукова после его отъезда с Ленинградского фронта в октябре 1941 года". Милонов полагает, что приказа, который был передан Жуковым в шифрограмме 4976, не существовало. "В действиях лиц, подготовивших и разместивших данную публикацию" депутат усматривает "злоупотребление свободой массовой информации".

Однако указанный приказ Георгия Жукова скорее всего реально существует. Я взял сведения о нём из весьма серьезного документа, письма начальника Главного политического управления Рабоче-крестьянского военно-морского флота армейского комиссара 2-го ранга Ивана Рогова секретарю Центрального Комитета ВКП(б) Георгию Маленкову от 5 октября 1941 года:

Письмо начальника Главного политического управления Рабоче-крестьянского военно-морского флота армейского комиссара 2-го ранга Ивана Рогова секретарю Центрального Комитета ВКП(б) Георгию Маленкову от 5 октября 1941 года
Письмо начальника Главного политического управления Рабоче-крестьянского военно-морского флота армейского комиссара 2-го ранга Ивана Рогова секретарю Центрального Комитета ВКП(б) Георгию Маленкову от 5 октября 1941 года

"Начальник Политического управления Балтфлота издал 28.9.41 г. директиву за № 110/с, в которой указывает: "Разъяснить всему личному составу кораблей и частей, что все семьи краснофлотцев, красноармейцев и командиров, перешедших на сторону врага, сдавшихся в плен врагу, будут немедленно расстреливаться, как семьи предателей и изменников Родины, а также будут расстреливаться и все перебежчики, сдавшиеся в плен врагу, по их возвращении из плена.

Я немедленно запросил ПУБалт, на основании каких указаний издана директива, противоречащая указаниям приказа Ставки Верховного Командования Красной Армии № 270. Член Военсовета КБФ т. СМИРНОВ и начальник ПУ КБФ т. ЛЕБЕДЕВ в своей телеграмме от 4.10.41 г. сообщают, что директива № 110/с составлена на основе шифрограммы командующего Ленинградским фронтом т. Жукова за № 4976, в которой сказано: "Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны".

Народному комиссару ВМФ т. КУЗНЕЦОВУ и мне неизвестно, что п. 2 приказа Ставки № 270 изменен. Считаю, что шифрограмма № 4976 командования Ленинградского фронта противоречит указаниям приказа № 270 Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии". (РГАСПИ, ф. 83, оп. 1, д. 18, л. 18-19). Скан этого документа есть в сети.

И что еще важнее, насколько известно Радио Свобода, Российский архив социально-политической истории (РГАСПИ), где хранится письмо Рогова, в ответ на запрос Роскомнадзора подтвердил его аутентичность и наличие в его тексте упомянутой шифрограммы Жукова.

Главное же – основанная на шифрограмме Жукова директива Политуправления была отменена как незаконная. В ответе на запрос Роскомнадзора Архив Военно-Морского флота – филиал Центрального архива Министерства обороны в письме от 22 октября 2021 года сообщает, что у них имеется "указание командующего войсками Ленинградского фронта генерал-лейтенанта Хозина М.С., члена Военного Совета ЦК ВКП(б) Жданова А.А., члена Военного Совета дивизионного комиссара Кузнецова А.А. от 10 января 1942 г. № 00540, в котором значится: "Предложите начальнику Политуправления КБФ отменить изданную им директиву № 110/с от 28.09.41 г. … Эта директива противоречит приказу Главной Ставки № 270 и карательной санкции ст. 58-1 "8" ч. 2-й УК РСФСР, коей мера наказания членам семьи изменников родине предусмотрена в виде лишения избирательных прав и ссылки в отдаленные районы Сибири на 5 лет, а не расстрела, а потому противоречит действующему закону (С.У. № 30, ст. 173 20.6.34) (фонд 102, опись 1, дело 229, лист 66)". Также в письме Архива Военно-Морского флота отмечается, что там имеется "директива начальника Политуправления КБФ дивизионного комиссара Лебедева В.А. всем военкомам и начальникам политотделов соединений КБФ, а также прокурору КБФ от 15 января 1942 г. № 40 сс, которая отменяет директиву Политуправления КБФ № 110с от 28 сентября 1941 г. (фонд 102, опись 1, дело 229, лист 67)". В архивной выписке из директивы от 15 января 1942 г. говорится: "Директиву Политуправления КБФ № 110с от 28 сентября 1941 года – отменяю. Все экземпляры этой директивы выслать в ПУБалт к 25 января 1942 года".

Казалось бы, о чем тут спорить? В директиве Хозина, Жданова и Кузнецова от 10 января 1942 года ясно говорится о незаконности распоряжения от 28 сентября 1941 года, причем практически теми же словами, что и в письме Рогова Маленкову, и содержится предложение о её отмене, 15 января директива от 28 сентября отменяется. Следовательно, незаконной должны быть признана и шифрограмма Жукова, на основе которой директива от 28 сентября, почти полностью повторяющая текст шифрограммы, была издана. Однако Роскомнадзор всё равно настаивает на привлечении Радио Свобода к ответственности, утверждая, что указание Жукова было якобы не приказом, а "разъяснением" и что автор стремится дискредитировать Жукова, называя его действия "драконовскими" и "зловещими".

Если мы не будем иметь объективной картины истории Второй мировой войны, то не можем двигаться в будущее

По поводу этого протокола 15 декабря должно состояться заседание Симоновского районного суда города Москвы. Должен заметить, что мои характеристики жуковской шифрограммы, безусловно, являются оценочными суждениями, на которые любой историк имеет полное право. А заявлять, что указание Жукова не приказ, а разъяснение, – это вообще сплошное лукавство. В 1941 году флот жил согласно "Корабельному уставу Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота Союза ССР" (М.: Военмориздат, 1940), принятому в 1939 году. Там термин "разъяснение" вообще не фигурировал. Зато говорилось о том, что "в бою на корабле единственной формой боевых распоряжений являются приказания" (пункт 91, стр. 32) и что "приказания отдаются преимущественно словесно; главнейшие из них, если позволяют обстановка и время, должны быть записаны принимающим их, с отметкой момента по часам" (п. 92). Там также отмечалось, что "за измену в части в первую очередь несет ответственность военный комиссар. Если обнаружится измена, от кого бы она ни исходила, он обязан, опираясь на массы, немедленно овладеть обстановкой и в корне ликвидировать измену" (пункт 133, стр. 43). Поэтому шифровка Жукова и была адресована политуправлению Краснознаменного Балтийского Флота. Шифрограмма же – это только один из способов передачи приказания, и то, что оно передается шифром, говорит только о его особой важности и секретности.

Называть жуковскую шифрограмму "драконовской" и "зловещей", на мой взгляд, вполне правомерно. Фактически этот приказ вводит институт заложничества, осужденный в Нюрнберге на процессе над главными нацистскими военными преступниками. Если трактовать законодательство о защите ветеранов Великой Отечественной войны и действий Советского Союза во Второй мировой войне так, как в данном случае пытается трактовать его Роскомнадзор, то получается, что нельзя критически отзываться, например, об Иосифе Сталине и Лаврентии Берии, поскольку они, несомненно, ветераны Великой Отечественной войны. И вообще в исторических исследованиях можно будет критиковать действия и преступления только одной стороны во Второй мировой – нацистской Германии и ее союзников. История же Великой Отечественной войны в России окончательно превратится из науки в род гражданской религии. Дмитрий Муратов, главный редактор "Новой газеты", в своей Нобелевской речи сказал: "Когда правительства всё время улучшают прошлое, журналисты пытаются улучшить будущее". И если мы не будем иметь объективной картины истории Второй мировой войны, то не можем двигаться в будущее, в том числе в гарантировании того, что преступления сталинской эпохи никогда не повторятся.

Борис Соколов – военный историк

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG