Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политический обозреватель Кирилл Рогов – о Медведеве по фамилии Путин


Кирилл Рогов

Кирилл Рогов

Доверие между властью и обществом после завершения оглашения приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву будет окончательно подорвано. Многие эксперты считают, что в данном случае речь идет не о сомнительном решении суда, а о фальсификации правосудия. Этой точки зрения придерживаетчся ит политический обозреватель Кирилл Рогов:

– Власть – это всегда некоторый контракт между властью и обществом, который базируется на представлениях общества о легальности, законности, справедливости. Этот контракт все более и более подрывается. Проблема легитимности является не только проблемой формального права, это – политическая проблема. Может ли судья назвать белое черным? Может, поскольку нет никакого механизма, чтобы это пресечь. Но это не значит, что такое решение суда будет обществом принято как легитимное.

– Вы говорите о сознательной фальсификации правосудия в нынешней России.

– Я хочу подчеркнуть, что мы можем говорить о некоторых решениях, как о несправедливых и неправовых. Например, возвращаясь к первому делу ЮКОСа, мы можем сказать, что общее решение по первому делу Ходорковского и ЮКОСа было, скорее, несправедливым, потому что это было избирательное правосудие. Мы можем сказать, что оно было и частично неправовым. При рассмотрении второго дела против Ходорковского и Лебедева мы имеем дело с чем-то принципиально иным. Не существует никаких аргументов – их никто не представил – в пользу того, что Ходорковский и Лебедев виновны. Я не видел ни одного человека, который бы объяснил хоть в какой-то степени логику обвинения. Да и обвинение само не старалось устранить те противоречия, на которые указывала защита. Не постарался их прояснить и судья Данилкин. Поэтому, мне кажется, что в данном случае, мы имеем дело не с сомнительным решением суда, а с сознательной фальсификацией правосудия: когда нет события преступления, нет доказательной базы, но между тем выносится обвинительный приговор.

– Мало кто сомневался в том, что приговор будет обвинительным. А у вас была иная надежда?

– Нет, мне это казалось совершенно невероятным, потому что такова система. Я не вижу сил, которые могли бы в данной ситуации осуществить правосудие. Есть люди, которые распоряжаются правосудием в своих интересах.

- В свете тех заявлений, которые делали в последние дни перед вынесением приговора премьер-министр Владимир Путин, а после него президент Медведев, изменилось ли ваше представление о раскладе сил в нынешнем правящем тандеме?

– Мне представляется, что есть некоторое изменение баланса сил в обществе. Я придерживаюсь той точки зрения, что следует разделять Медведева как политика, как должностное лицо, и медведевскую политическую повестку. Последняя, на мой взгляд, набирает некоторую политическую силу. Но это не означает, что эту силу набирает сам президент. Пока же мы видим во взаимоотношениях президента и премьера примерно повторяющийся сюжет. Медведев проиграл в ситуации с Химкинским лесом и точно так же случилось с делом Ходорковского. Владимир Путин апеллирует к неправовому сознанию. А Медведев адресует свои слова просвещенному классу, либерально настроенным элитам и элитам в целом. Он выступает с риторикой более взвешенной, современной, не обращенной к откровенно плебейским представлениям. Но при этом, когда доходит дело до решения, проходит то, которое запрограммировано Владимиром Путиным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG