Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Мария Липман – о ближайшем будущем российской власти


Мария Липман

Мария Липман

По последним данным Центральной избирательной комиссии России, Владимир Путин получил на выборах президента РФ 63,75 процента голосов, обеспечив себе победу в первом туре. По итогам обработки 99,3 процента бюллетеней явка составила 65,3 процента. На втором месте Геннадий Зюганов, у него немногим более 17 процентов голосов. Бизнесмен Михаил Прохоров, набравший около 8 процентов, на третьем. На четвертом - Владимир Жириновский – чуть более 6 процентов. На пятом - Сергей Миронов – порядка 4 процентов.

Наблюдатели и правозащитники сообщают о большом числе нарушений, в частности, об организованном подвозе людей на избирательные участки, о неоднократном голосовании, о нехватке открепительных талонов, о подкупе избирателей.

Предварительные итоги выборов президента России прокомментировала в эфире Радио Свобода политолог Мария Липман:

– Я думаю, что победа Владимира Путина в первом туре была абсолютно прогнозируема. На московских избирательных участках, по крайней мере, были фальсификации, сообщений об этом было очень много, но в этот раз они носили более, я бы сказала, изощренный характер. Речь шла, скорее, о дополнительных списках, чем о запихивании взятых откуда-то из-за пазухи пачек бюллетеней и о том, что председатели избирательных комиссий, как это было 4 декабря, убегали с мешками от наблюдателей. Да и с наблюдателями вели себя получше. Все-таки их не выталкивали с участков, судя по всему. Так что какие-то уроки были извлечены, но это были уроки, которые привели не к более честным выборам, а просто к более изощренным трюкам. Ведь явно высокий результат для Путина в Москве был очень важной задачей для власти.

– Что вы можете сказать о влиянии оппозиционных акций, которые проходили в Москве и в других городах, на предвыборную кампанию и на ход голосования?

– В общем, неожиданно для себя столкнувшись с мощной протестной волной, власти стали предпринимать разнообразные усилия. В результате сам Владимир Путин вел кампанию чрезвычайно активно и энергично, лично в это вкладываясь. Усилия по надуванию его рейтинга были предприняты исключительно энергичные, в том числе и по организации пропутинских митингов в Москве. То есть симметричным ответом на протестные митинги были организованы митинги в поддержку Путина, на которые привозили огромное количество людей поездами и автобусами, а телевизионная кампания была невероятно мощной. Я думаю, что мы имели дело с двумя противоборствующими тенденциями: с одной стороны, эта кампания действительно повысила его рейтинг, а с другой стороны, именно ее неприкрытый манипулятивный характер углублял неприятие Путина и расширение той части российского общества, которая, возможно, раньше была к нему совершенно равнодушна, а теперь стала испытывать к Путину чувство неприязни.

– Представители оппозиции, люди, которые выходили в течение двух последних месяцев на улицы, говорят о возрастающей политической активности населения, не только в антипатиях или симпатиях к Владимиру Путину. То есть к 2018 году страна может измениться?

– Я думаю, что страна уже изменилась. Все-таки не надо этого недооценивать. Многие люди проявляли в отношении политики полное равнодушие и цинизм, считали, что выборы сплошь фальсифицированы, их результаты известны заранее - и потому незачем в них участвовать. Это было настолько доминирующим отношением к делу в "продвинутой" городской среде, что никак нельзя было ожидать, что думские выборы, не первые фальсифицированные выборы в последнее российское десятилетие, вдруг вызовут такую бурную реакцию. Это и есть изменения: люди преодолевают цинизм, им становится не все равно. Им хочется хотя бы что-то сделать, хотя они видят, что достичь пока удается немногого. Для меня важнейшим фактором перемен является то, какое количество людей захотелось стать наблюдателями на этих выборах. И теперь, когда они столько личных своих усилий в это вложили, мне кажется, им и дальше будет не все равно.

– Владимир Путин – избранный президент России. Какими вам представляются будущие шесть лет президентства Путина? И по сегодняшним ощущениям – 6 или 12 лет?

– Мне кажется, что за последние лет 10-12 никогда ситуация не была такой непредсказуемой, какой она стала сейчас. Поэтому уж на 12 лет точно мы не можем ничего предсказывать. Сам Владимир Путин в интервью с главными редакторами западных изданий на днях сказал, что он и не уверен, что он захочет быть президентом больше 20 лет. Каков статус этого утверждения, сейчас непонятно. В экспертной среде довольно часто говорят, что он и шести лет не досидит. Никто в точности не знает, что будет к 2018 году, но само восприятие изменилось, раз уж серьезные политические аналитики говорят о том, что совершенно не факт, что до 2018 года мы будем жить с этим президентом.

Факторов будет много, но, мне кажется, для ауры непобедимости Путина не может пройти бесследно то, что десятки и сотни тысяч москвичей на улицах скандируют "Россия без Путина" и "Путин, уходи". Такая вещь не может не размывать его легитимности. Оттого, что до сих пор стоят те же самые задачи, у Путина явно не меняется ощущение, что именно он и никто иной эти задачи должен решить. А вот у какого-то количества граждан в России, по крайней мере, модернизированной части российского общества, возникают по этому поводу серьезные сомнения. Почему, собственно, тот самый человек, если при нем коррупция стала больше, а не меньше? Если при нем произвол в судебной системе укоренился до такой степени, что можно говорить о том, что правовое государство просто в России отсутствует? А злоупотребления властью со стороны чиновников и полиции являются просто общим местом, об этом говорят абсолютно все, по опросам, процентов 60-70 в этом просто убеждены, что это имеет место в России! Так почему, собственно, этот самый человек должен оставаться у власти? Это вопрос, который сегодня задает продвинутая часть общества. На него пока ответа мы не получаем, но мне кажется, что если этот вопрос поставлен и широко обсуждается, то какие-то изменения начнутся.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG