Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт по Формуле 1 Ольга Линде – о новом чемпионате мира


18 марта начинается чемпионат мира по автогонкам в классе Формула 1. Первая гонка сезона – Гран-при Австралии – состоится в Мельбурне.

От чемпионата в этом году ждут особой остроты. В нем участвуют шесть чемпионов мира, чего не бывало никогда – это четвертая часть стартового поля. Некоторые изменения в техническом регламенте, хотя и не революционные, могут, по оценкам, уменьшить отрыв лидеров – Red Bull – от других ведущих команд – Maclaren, Ferrari и Mersedes. В прошлом сезоне, хотя практически каждая гонка сопровождалась острой борьбой, судьба титулов была решена довольно рано – их завоевали Red Bull и его лидер Себастьян Феттель.

О том, повлияет ли на остроту борьбы присутствие шести чемпионов, говорит эксперт по Формуле 1, обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Ольга Линде:

– Если бы у всех этих шести чемпионов мира были примерно одинакового ранга автомобили, то, наверное, это было бы нечто потрясающее. Но, к сожалению, в Формуле 1 таких чудес не бывает.

– А как вы оцениваете разницу в автомобилях у ведущих команд сейчас?

– Слишком сложно что-либо говорить. Сейчас в Формуле 1 серьезно ограничено количество тестов, в том числе тестов зимних. В этом году было всего 12 тренировочных дней за такой короткий срок. В принципе, увидеть что-либо определенное невозможно – даже специалистам. Можно сделать только какие-то приблизительные намеки. Видно, что скорость по-прежнему присутствует у "Ред Булл". Видно, что в принципе хорошо готовы "Макларены". Видно, что теоретически способны очень хорошо прибавить по сравнению с прошлым годом "Мерседесы", что примерно на том же уровне "Форс Индия" и "Зауберы", что теоретически выглядит гораздо более быстрым "Лотус", который в прошлом году назывался "Рено". Как всегда проблемы на тестах у "Феррари". А сказать что-либо более актуальное, гадать, кто из этих команд и представляющих их гонщиков с самого начала чемпионата вклинится в борьбу за лидерство, – я думаю, что даже сами гонщики не решатся дать настолько серьезный прогноз. Тем не менее, очень многие наблюдатели считают, что в этом году борьба будет несколько более интересной.

– В прошлом году в нашей беседе вы жаловались на то, что сейчас в "Формуле" все больше решает техника, и все меньше – человеческий фактор. Технические изменения последнего времени – новые шины, специальное устройство, которое облегчает обгон, – не сделали, по вашему мнению, человеческий фактор более влияющим на итог гонки?

– Абсолютно нет. Все эти приспособления тот самый человеческий фактор как раз нивелируют еще больше. Раньше, когда мы видели, как один пилот обгоняет другого на трассе, мы могли сказать, что тот, который обгоняет, – точнее, агрессивнее, решительнее. Сейчас, скорее всего, мы скажем, что у него быстрее машина, у него лучше работает система KERS, легче применяет систему DRS с подвижным антикрылом и т. д. Это не относится к человеческому фактору.

– Считается, что одним из ключевых факторов в прошедшем сезоне было умение гонщиков беречь шины. Это вы не считаете важным влиянием именно человека на то, как проходит гонка?

– Тут очень сложно что-либо сказать про человека, потому что в любом случае на износ резины в первую очередь влияет качество шасси, на котором этот человек ездит. Конечно, есть и нюансы гоночного стиля каждого пилота. Конечно, они в какой-то степени отражаются на ходе и итогах гонки. Но назвать их решающими, наверное, сложно, хотя, конечно же, в прошлом году, например, Дженсон Баттон в силу своего стиля пилотажа, в силу своего опыта, в силу своего склада характера, ума и всего прочего умудрялся справляться с резиной гораздо лучше, чего его более агрессивный и быстрый напарник Льюис Хэмилтон. А "Ред булл" уже двукратного чемпиона мира Себастьяна Феттеля с резиной обращался гораздо более бережно, чем автомобиль его напарника по команде австралийца Марка Уэббера, который, скорее, по силе пилотажа больше похож на Дженсона Баттона и теоретически должен был бы получить от работы с этой резиной определенные преимущества. Это сказалось на исходе борьбы – и, наверное, сказалось достаточно сильно. Конечно, это человеческий фактор, но, к сожалению, человек здесь – не определяющая составляющая.

– Единственный пока представитель России в Формуле 1 Виталий Петров потерял место в "Лотусе", а точнее в команде, которая стала "Лотусом". После периода, когда вообще было непонятно, останется ли он в Формуле 1, наконец, он нашел место в "Катерхэме". "Катерхэм", конечно, команда-аутсайдер, которая сейчас надеется только приблизиться к середнякам. Как вы оцениваете перспективы Петрова при этом переходе?

– У меня сложилось убеждение, которое, правда, к современной Формуле 1 имеет очень маленькое отношение: для того чтобы пилот стал по-настоящему классным, он должен начинать не в ведущей команде, а в команде-аутсайдере. Работа в аутсайдере – это совершенно иная школа, чем в команде-лидере. В команде-лидере ты садишься в машину, которая во многом является "самовозкой". Наверное, это грубо прозвучит, но однажды Найджел Мэнселл про свой автомобиль "Уильямс" 1992 года, на котором он выиграл чемпионат мира "в одни ворота", сказал, что такой машиной способна управлять даже обезьяна. Это грубо, но, тем не менее, в этом есть определенная правда. И для того чтобы человек сполна смог отточить собственные пилотские навыки, в конце концов, даже просто понять, на что он действительно способен, – именно он, а не машина, – нужно начинать, конечно, с команды аутсайдеров.

К сожалению, нынешняя Формула 1 практически этого не позволяет. Если ты сел в команду-аутсайдер, все будет зависеть от очень-очень-очень большой доли удачи, если на тебя обратят внимание. Потому что это стало бизнесом. Сажать в свои быстрые и хорошие машины достаточно обкатанных, проверенных и выдрессированных тобою гонщиков стало выгодно. А невыгодно рисковать, чем, кстати, по-прежнему занимается Питер Заубер. Этот человек не боится рисковать, не боится сажать за руль своих автомобилей новичков не потому, что они приносят ему деньги, а потому что он видит в них какую-то божью искру. Поэтому, я думаю, что в некотором роде, то, что сейчас предстоит пройти Петрову, – это хорошо. С другой стороны, конечно же, пересаживаться с машины, которая, несмотря на свои неудачи, была твердым середняком, а в этом году вроде бы обещает быть поближе к лидерам, в команду, которая будет, видимо, как принято говорить, быстрейшая из самых медленных, – это в определенном смысле шаг назад, и ему, наверное, это обидно. Но с другой стороны, нужно обязательно не позволить себе забыть о том, что просто даже задержаться в Формуле 1 и не прервать свою карьеру в нынешних обстоятельствах – это большая удача. В этом смысле Петрову, конечно, повезло. Как он будет выглядеть в этой команде по сравнению с таким опытным, умелым человеком как Хейки Ковалайнен, лично мне будет посмотреть очень интересно, хотя, конечно, хотелось бы, чтобы российский человек в Формуле 1 ездил не в хвосте. Но как говорила моя бабушка, слишком хорошо тоже нехорошо.

– Вопрос о "Марусе-Рейсинг" команде, которая ездит под российским флагом. Когда-то ставилась задача, чтобы эта команда достаточно сильно выступила во время российского этапа в 2014 году. Как вы считаете, есть шанс у этой команды дорасти до первой десятки?

– За два года – вряд ли. Таких чудес в Формуле 1, к сожалению, не бывает. Я думаю, что добраться где-то до середины пелотона шансы у "Маруси" есть. Но стать, например, на одну ступень с "Феррари", "Ред Буллом", "Маклареном" и даже "Лотусом", "Мерседесом" или "Заубером", мне кажется, – нет. Тем не менее, все-таки нужно оставаться оптимистом, особенно зная стратегический талант и пробивные качества Николая Фоменко. Я думаю, что, наверное, у "Маруси" есть шанс быть где-то в середине пелотона к 2014 году, если все будет складываться успешно.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG