Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Драка у "Европейского": конфликт без ксенофобии?


Акция памяти Егора Свиридова, спартаковского болельщика, погибшего в драке с выходцами с Северного Кавказа. 11 декабря 2010 года

Акция памяти Егора Свиридова, спартаковского болельщика, погибшего в драке с выходцами с Северного Кавказа. 11 декабря 2010 года

По факту массовой драки у торгового центра "Европейский" в Москве, произошедшей 5 июня, возбуждено уголовное дело. Сотрудники правоохранительных органов не исключают возможных провокаций.

Полиция уверяет: это был бытовой конфликт, но из-за того, что его участниками оказались, с одной стороны, футбольные болельщики, а с другой - выходцы с Кавказа, высказываются опасения о всплеске агрессии в фанатской среде и попытках мести. По мнению юристов, эти обстоятельства могут помешать объективному расследованию обстоятельств дела и установлению истинных зачинщиков драки, в результате которой серьезные ранения получили трое молодых людей.

Точные причины конфликта, в который оказались втянуты выходцы с Кавказа и активисты так называемого "боевого крыла" одного из неформальных фанатских движений московского "Спартака", не называются. Чаще всего можно слышать две версии. По одной из них, группы парней не поделили столики в кафе, по другой – деньги. Ссора привела к потасовке с использованием ножа и травматического оружия. В результате 22-летний студент Академии имени Маймонида Гекхан Ризванов со множественными огнестрельными ранениями был отправлен в институт им. Склифосовского. 27-летнего Евгения Павлова с огнестрельным ранением руки и ножевыми травмами госпитализировали в 1-ю Градскую больницу. А 29-летнего Алексея Усачева с ножевым ранением спины доставили в Боткинскую больницу.

Павлова и Усачева называют активистами фанатского движения Union, того самого, в которое входил и Егор Свиридов, убитый в драке два года назад. Тогда требование объективного расследования его гибели вывело на Манежную площадь тысячи болельщиков и неонацистов. И теперь радикально настроенная часть фанатского сообщества и присоединившиеся к ним националисты активно обсуждают в интернете возможность выхода на улицы.

Адвокат Дмитрий Аграновский считает необходимым следить за развитием событий вокруг этой истории – с тем, чтобы побудить следствие работать объективно:

– Привлечение общественного внимания к подобным делам играет только в плюс. Потому что в противном случае есть большая вероятность, что фанаты окажутся виновными во всем. Диаспоры достаточно влиятельные, а народ... Ну соберется народ и что? Где наша власть считалась с народом в последнее время? Перекосы в сторону фанатов мне известны обвинительные. И все помнят эпизод со Свиридовым, когда гражданин, впоследствии осужденный, был задержан на месте происшествия и затем отпущен. Мне не известны случаи, когда коренные жители в подобных ситуациях отпускались бы, – говорит Дмитрий Аграновский.

Впрочем, звучат высказывания и о том, что следователи предпочтут не раздражать фанатское сообщество, опасаясь новых волнений, аналогичных тем, что прошли в декабре 2010 года на Манежной площади в Москве, и виновными в конфликте назначат кавказцев. Именно такого развития событий опасается адвокат Мурад Мусаев:

– Есть расхожий московский миф, что после такого рода конфликтов, если не случаются какие-нибудь народные волнения, то кавказцы выходят сухими из воды, их "вытаскивают" родственники. На самом деле, это прямо противоположно правде. Как правило, в любом подобном конфликте виновными признаются, скажем так, некоренные жители Москвы или, если речь идет о другом регионе, того региона, где это происходит. Более того, если говорить о судебных приговорах, то они в среднем где-то в полтора раза суровее бывают в отношении выходцев с Кавказа, чем в отношении местных жителей, когда где-нибудь, пусть и редко, признается обоюдная вина…

По мнению директора Информационно-аналитичесого центра СОВА Александра Верховского, конфликт у ТЦ "Европейский" не имеет отношения к разборкам на почве ненависти и вражды, он вполне мог остаться незамеченным в потоке полицейских сводок. Но часто наблюдатели склонны находить ксенофобскую подоплеку в подобных делах, а это провоцирует новые конфликты:

– Действительно, существует проблема организованных нападений, когда людей бьют специально, потому что они не так выглядят, не так говорят или еще что-нибудь. Эту проблему довольно сложно отслеживать правовыми способами и тем более трудно журналисту сходу понять, по каким причинам было совершено то или иное нападение. Но поскольку люди проблемой ксенофобии озабочены, они начинают ее везде усматривать, это с одной стороны. Кроме того, всегда есть, видимо, подозрение, что власти что-то скрывают или проблема кем-то преуменьшается, и стремление ее, наоборот, подчеркнуть. Причем кто-то беспокоится из-за того, что такие конфликты в принципе случаются, кто-то кричит "наших бьют". И в результате все в совокупности нагнетают страсти в ситуации, где совершенно нет к тому повода.

С другой стороны есть ультраправые, которые заведомо настроены видеть врага по этническому или расовому признаку. В ситуации такой драки, как у "Европейского", или такой, в которой, скажем, погиб Свиридов, они с очевидностью установят виноватого. А если получится, как в случае со Свиридовым, что убили не рядового парня с русской фамилией, а члена боевой группы спартаковской, то, конечно, его соратники подтянутся что-нибудь в связи с этим предпринять, а дальше уже как получится…

По словам Александра Верховского в последние годы ксенофобские настроения в обществе только растут. Прежде всего – из-за отсутствия внятной государственной политики в этой области.

В свою очередь адвокат Мурад Мусаев считает, что на протяжении многих лет российские власти были заинтересованы в формировании в обществе настороженного, если не враждебного, отношения к тем, кого считали инородцами:

– Я думаю, что началось все это не год, не два и не три назад, и отнюдь не со Свиридова. Вот эта ненависть, которая сейчас царит в обществе, эта взаимная нетерпимость была заложена в наши умы на границе XX и XXI веков. Просто надо устроить себе небольшой флешбек в 1998-1999, в 2000-й годы, и все будет понятно. А дети, которые выросли на тех репортажах про всякие отрезания голов и пальцев, где через слово звучало "чеченские", "дагестанские", "кавказские", они сейчас как раз вот те самые болельщики 19-20-25 лет, которые стоят в авангарде шовинистического движения в России, в Москве, – подчеркивает Мурад Мусаев.

Периодически основными виновниками растущих ксенофобских настроений в обществе называют журналистов, обращая внимание на то, что именно журналисты указывают на национальности сторон, задействованных в конфликте и таким образом формируют негативное отношение к тем или иным группам граждан. Два года назад московские депутаты предложили законодательно решить этот вопрос и внесли в Государственную думу проект закона, запрещающего использование в СМИ или в компьютерных сетях сведений о национальности и религиозной принадлежности потерпевших и правонарушителей. Этот документ, раскритикованный не только журналистским, но и юридическим сообществом, в итоге был отклонен. По мнению председателя Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты РФ Николая Сванидзе, в подобных случаях запреты действенными не будут:

– Можно запретить употреблять любое слово – журналисты достаточно квалифицированные и заменят его другими. Будут называть кавказцев иначе, но суть не изменится. Хотя журналисты – те же самые люди и тоже часто болеют и легким националистом, бытовым, в том, что они указывают национальность героев репортажа, злого умысла, как правило, нет. Речь идет не о том, чтобы ограничивать права журналистского сообщества. Речь идет о том, чтобы вносить элементы профессиональной этики в работу, а не администрирование.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG