Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто и зачем подписался за Pussy Riot


Российские деятели культуры, подписавшие открытое письмо в защиту участниц панк-группы Pussy Riot, возмущены заявлением представителей Верховного суда о том, что их послание может быть воспринято как форма давления на следствие. Письмо в защиту девушек, арестованных за акцию в Храме Христа Спасителя, за прошедшую ночь подписали 17 тысяч человек.
.
– Я не знаю, может или не может Верховный суд по закону вмешиваться, – подчеркнул писатель и драматург Александр Гельман, поставивший свою подпись под обращением. – Но, если он не может вмешиваться, то он должен был доброжелательно, с уважением написать, что надо так-то и так-то, туда-то и туда-то обратиться для того, чтобы ваша просьба была принята во внимание. В ответе пресс-службы суда есть некое хамство по отношению к культуре, чьи представители – не самые худшие – написали это письмо. Я надеюсь, что это обращение прочитали и президент, и администрация президента, и премьер-министр, и они понимают, что это серьезное обращение. Они и так уже почти поссорились с основной частью научной и творческой интеллигенции, а пренебрегать этой частью общества для любой власти опасно. Возникает масса всяких несуразностей со стороны власти, масса каких-то неприемлемых решений, желание как-то отомстить за те масовые выступления, которые были в Москве. Месть ни одну власть не приводила к чему-то хорошему. Но в данном случае страдают эти молодые матери. То, что они сделали, на мой взгляд, не является преступлением, за которое их нужно держать до суда в тюрьме. Они не представляют никакой опасности для общества. А если дальше власть будет исходить из своих мстительных чувств, то это приведет к обострению конфликтов, к усилению вражды в обществе – и, в конце концов, может привести к каким-то кровавым событиям.


Еще один из подписавших письмо, актер Валерий Гаркалин, говорит, что его так же расстраивает нежелание власти слышать голос интеллигенции:

– Вы представляете, сколько людей думают одинаково в этом смысле? Почему бы их не услышать? Тем, что нас не слышат, они доказывают, что это – абсолютно бесправное, жестокое, тоталитарное государство.

Николай Полозов, адвокат арестованных по обвинению в хулиганстве участниц группы Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, заявил, что подобная реакция на непроцессуальный документ была вполне ожидаемой – и что реальную пользу подписавшиеся могут оказать, выступив поручителями:

– В этом случае шансы выйти из-под стражи, по крайней мере, до суда у девушек резко резко возрастут. Я не думаю, что суд откажет. Если у них есть такое желание, защита готова содействовать всеми возможными методами. Надо продолжать и усиливать общественный натиск, но общественное давление должно иметь конкретные последствия: прекращение этого совершенно абсурдного уголовного дела, и освобождение Толоконниковой, Самуцевич и Алехиной. Но пока самое действенное, что можно сделать – это, по крайней мере, изменить им меру пресечения. Я думаю, если все направят усилия в этом направлении, то результат не заставит себя ждать, - сказал Полозов.

Также появилась информация, что глава ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов организовал сбор подписей под открытыми письмами с просьбой защитить РПЦ и патриарха от нападок. Авторы писем, адресованных президенту Путину и Юрию Чайке, требуют проверить прошедшую церемонию вручения премии "Серебрянная калоша", одним из лауреатов которой в этом году стал Владимир Гундяев, на признаки экстремизма. Кирилл Фролов также заявил, что сейчас готовится еще одно письмо, которое касается обращения деятелей культуры с призывом освободить участниц группы Pussy Riot.

Правомерность содержания девушек под стражей комментирует правозащитник Валерий Борщев:

– Мне кажется, этот случай аккумулировал в себе произвол и беззаконие правоохранительных и судебных органов в высшей степени. Ведь что на самом деле произошло? Практически все осуждают поступок этих девушек. Неумно поступили. Глупо поступили. Но, естественно, этот поступок - это административное правонарушение, отнюдь не уголовное. Там не было ни насилия, ни причинения вреда, ни похищения имущества и прочее, прочее, прочее, что сопровождает уголовное наказание. Почему они содержатся в СИЗО? УПК четко и ясно говорит, что есть только две причины: если подследственный может сбежать или оказать влияние на следствие. У этих девушек дети – у двоих, по крайней мере. Оказать на следствие никакого влияния они не могут…

Конечно же, Верховный суд может это рассмотреть и признать неправомерным. Но с помощью этого конфликта искусственно раздуваются противоречия между верующими и неверующими. Это очень плохо. Верующие здесь совершенно ни при чем и церковь ни при чем. "При чем" здесь – ряд высокопоставленных особ Московской Патриархии. Ситуация с премией "Серебрянная калоша" и реакция на нее - это тоже нагнетание противостояния верующих и неверующих. Это пагубная ситуация и подыгрывать ей ни в коем случае нельзя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG