Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Сноудена и политическая география


Пока Эдвард Сноуден остается в транзитной зоне аэропорта Шереметьево

Пока Эдвард Сноуден остается в транзитной зоне аэропорта Шереметьево

Судьба, планы и международный статус американца Эдварда Сноудена, бывшего сотрудника компании, работавшей над заданиями Агентства национальной безопасности США и ЦРУ, остаются туманными. Сноуден, который на родине обвиняется в шпионаже за то, что он недавно раскрыл секретные данные американских спецслужб о программах электронного слежения, пока находится в транзитной зоне московского аэропорта Шереметьево.

Пока Эдвард Сноуден формально остается на "ничьей земле", Москва заявляет, что не имеет к его личности и поступкам никакого отношения, но и передавать США не собирается, Вашингтон, наоборот, требует от России его немедленной экстрадиции, а в некоторых латиноамериканских столицах, видимо, решают, кто именно из левых лидеров "оси добра" этого континента приютит беглеца у себя.

США заявили, что для выдачи Сноудена есть все законные основания – аннулирование американскими властями его загранпаспорта и выдвинутые в его адрес обвинения. Белый дом также подчеркнул согласие США с комментарием президента России Владимира Путина, сказавшего, что данная ситуация не должна нанести ущерб двусторонним отношениям. После того, как Путин подтвердил факт пребывания Сноудена в транзитной зоне Шереметьево и исключил возможность его экстрадиции, сославшись на отсутствие между Москвой и Вашингтоном двустороннего соглашения о выдаче подозреваемых в совершении преступлений, государственный секретарь США Джон Керри сказал:
Джон Керри

Джон Керри


"Я просто хочу сейчас призвать к спокойствию и разумному подходу – в ситуации, когда нам не следует повышать уровень конфронтации в деле, которое, прямо говоря, выглядит простым и обыденным. Это верно, что договора об экстрадиции между Россией и Соединенными Штатами не существует, с формальной стороны все так. Однако между суверенными государствами существуют некие неписанные стандарты поведения. Мы всего лишь призываем наших российских друзей проявить уважение к тому факту, что их добрый сосед, их партнер в постоянном составе пятерки членов Совета Безопасности ООН отправил им обычный запрос в соответствии с международными законами. И мы надеемся, что Россия, как суверенное государство, не станет увязывать свои национальные интересы с судьбой человека, который обвиняется в грубом нарушении законов другого суверенного государства и который бежал от правосудия, – на то, что ее решение будет продиктовано международными правовыми стандартами".

Как уверяют люди из окружения Эдварда Сноудена, никаких документов, удостоверяющих его личность и позволяющих ему перемещаться из одного государства в другое, у беглеца от американского правосудия нет, и поэтому он не может ни въехать в Россию, ни отправиться куда-либо еще. При этом формально российские законы он уже давно нарушил – ни один пассажир не может пребывать больше 24 часов без российской визы в транзитной зоне любого международного аэропорта России. Правда, глава МИДа России Сергей Лавров уверяет, что Сноуден может в любое время отправляться, куда ему угодно, так как у российских властей правовых претензий к нему нет.

Еще один известный "разоблачитель" действий американского государственного аппарата, австралиец Джулиан Эссанж, основатель сайта Wikileaks, уже больше года скрывающийся в здании посольства Эквадора в Лондоне, утверждает, что эквадорские власти снабдили Сноудена документами, дающими ему международный статус беженца, еще когда тот лишь собирался прилететь из Гонконга в Россию.
Джулиан Эссанж на видеоконференции в посольстве Экадора в Лондоне

Джулиан Эссанж на видеоконференции в посольстве Экадора в Лондоне


Эссанж заявил, что с момента, когда Сноуден покинул Гонконг, сайт Wikileaks взял на себя все его расходы. По мнению Джулиана Эссанжа и его юристов, международная Конвенция ООН о статусе беженцев, принятая в 1951 году, распространяется, в первую очередь, на лиц, преследуемых за политические убеждения, то есть и на Сноудена, и на Эссанжа, которые считают себя таковыми.

Никаких подтверждений слов Джулиана Эссанжа о "документах беженца" со стороны эквадорских властей нет, наоборот, Кито уверяет, что слова Эссанжа - ложь. Крупнейшая в США испаноязычная телекомпания Univision на своем сайте на некоторое время опубликовала фото транзитного документа, который, якобы, выдало Сноудену консульство Эквадора в Лондоне, однако вскоре это фото убрали. Министр иностранных дел Эквадора Рикардо Патиньо, совсем недавно побывавший в Лондоне для обсуждения участи основателя Wikileaks, по поводу Эдварда Сноудена лишь подтвердил, что его страна получила запрос о предоставлении территориального убежища от Сноудена, и сейчас анализирует его:

"Нам известно, что он остается в Москве, и мы находимся в постоянном контакте с российским руководством.
Давайте пока не заниматься слухами и спекуляциями, в свое время мы примем решение. Мы подходим к этому вопросу со всей ответственностью и добросовестностью, поскольку он связан и с проблемой свободы слова, и с безопасностью многих людей во всем мире, и поспешность здесь неприемлема. Если некоторые правительства поступают, скорее, руководствуясь собственными корыстными интересами, то мы так не делаем. Мы действуем в соответствии с нашими принципами и заботимся о соблюдении прав человека".
Рикардо Патиньо

Рикардо Патиньо


Впрочем, судя по некоторым другим высказываниям Рикардо Патиньо, отношение эквадорских властей к Сноудену трудно назвать полностью беспристрастным:

"Человек, который предал огласке документы и действия, затрагивающие фундаментальные права и свободы всего человечества, оказался преследуемым теми самыми людьми, которым прежде нужно было бы предоставить всем другим странам и людям мира убедительные оправдания в ответ на обвинения господина Сноудена".

Власти Эквадора и президент этой страны Рафаэль Корреа, ближайший друг покойного лидера Венесуэлы Уго Чавеса и его преемника Николаса Мадуро, братьев Кастро и других старых и новых левых латиноамериканских глав государств, сейчас рискуют из-за Сноудена радикально испортить отношения с Соединенными Штатами и потому вынуждены идти на искусные дипломатические маневры. В первую очередь, как пишет американская газета New York Times, Вашингтон может лишить Кито статуса "избранного торгового партнера". Эквадор – единственная латиноамериканская страна, пользующаяся такой преференцией, срок которой истекает в июле этого года, если она не будет продлена Конгрессом США. Однако амбиции Рафаэля Корреа, который после смерти Уго Чавеса стремится конкурировать с Николасом Мадуро за звание "нового народного лидера" континента, могут перевесить здравый смысл.
Рафаэль Корреа

Рафаэль Корреа


Николас Мадуро, со своей стороны, также только что отметил, что и Венесуэла готова рассмотреть возможность предоставления убежища Эдварду Сноудену:

"Пока официального запроса такого рода от Сноудена к нам не поступало. Насколько я знаю, он обращался с такой просьбой к Эквадору и лично к президенту Корреа. Если эквадорцы не пойдут ему навстречу, мы готовы взять это на себя, потому что предоставление убежища – это мера гуманитарной защиты, а Сноуден – фигура, олицетворяющая право человечества на соблюдение основных прав и свобод. Разоблачения, которые он сделал, важны для всего человечества, его поступки направлены на то, чтобы улучшить жизнь людей. Это наш человек, по-настоящему наш!"

Николас Мадуро добавил, что страны Латинской Америки имеют давние традиции предоставления политического убежища людям, бежавшим от правосудия.
Николас Мадуро

Николас Мадуро


Современное международное право признает два вида убежища: территориальное, то есть на территории какого-либо государства (об этом Эдвард Сноуден сейчас просит Эквадор), и дипломатическое, то есть в здании дипломатического представительства одной страны на территории другой (сейчас таким правом временно пользуется Джулиан Эссанж). Территориальное убежище предоставлялось в новейшей истории политическим эмигрантам (да и просто беглецам от правосудия) гораздо чаще – от нацистских преступников, скрывшихся так после Второй мировой войны в Латинской Америке и на Ближнем Востоке, до Александра Литвиненко и Бориса Березовского. Один из недавних примеров временного предоставления дипломатического убежища – история китайского правозащитника и диссидента Ченя Гуанчэна, в марте 2012 года некоторое время пребывавшего на территории посольства США в Пекине.

Отдельно стоит отметить, что, кроме Всеобщей декларации прав человека 1948 года и уже упомянутой Конвенции ООН о статусе беженцев, есть еще один важный и более ранний правовой документ, определяющий понятие "беженец" и "право на убежище", – Гаванская конвенция 1928 года, на которую, очевидно, и ссылался президент Венесуэлы Николас Мадуро. Она была подписана на 6-й Панамериканской конференции, проходившей на Кубе в январе-феврале 1928 года. Именно после принятия этой конвенции очень многие страны Латинской Америки и стали предоставлять дипломатическое и территориальное убежище большинству заявителей из всех других государств мира – как отметил эквадорский министр иностранных дел Рикардо Патиньо, иногда по зову совести, а в иных случаях – из совсем других соображений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG