Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Писатели за свободу


Турецкий писатель Орхан Памук – один из четырех лауреатов Нобелевской премии по литературе, подписавших открытое письмо российским властям

Турецкий писатель Орхан Памук – один из четырех лауреатов Нобелевской премии по литературе, подписавших открытое письмо российским властям

Писатели всего мира выступили против ограничений свободы слова в России

Под открытым письмом российским властям, инициированном ассоциацией PEN International и опубликованном британской газетой "Гардиан", стоят имена 217 писателей из 30 стран мира. Среди них четверо – лауреаты Нобелевской премии по литературе – Гюнтер Грасс, Эльфрида Елинек, Воле Шойинка и Орхан Памук. Письмо подписали несколько российских писателей и поэтов.

Писатели выступили против ограничений свободы слова в России, появившихся, по мнению подписавших письмо, после принятия законов, запрещающих "пропаганду гомосексуализма" и вводящих уголовную ответственность за "оскорбление чувств верующих".

Текст письма:

История современной России – это история драматических, почти сейсмических изменений. Российские писатели и журналисты всегда стремились к тому, чтобы их голос был услышан вопреки требованию внутри страны прекратить говорить. Подобные комментарии и обсуждения помогали развитию политической и
Мы не можем спокойно наблюдать за тем, как наших коллег принуждают молчать
интеллектуальной мысли также за пределами России. Однако на протяжении последних 18 месяцев российские парламентарии приняли несколько законов, которые оказывают удушающий эффект на право свободы слова в России. Мы, писатели и художники, не можем спокойно наблюдать за тем, как наших коллег – писателей и журналистов – принуждают молчать из-за угрозы судебного преследования и довольно частого в таких случаях жестокого наказания за рядовое действие – высказывание собственных мыслей.

Три принятых закона определенно нацелены на пишущих людей: так называемые законы о "гей-пропаганде" и "богохульстве", запрещающие, следовательно, "пропаганду" гомосексуализма и "оскорбление чувств верующих", являются уголовным преследованием клеветы. Развитой демократии не обойтись без независимых голосов всех граждан; международному сообществу необходимо слышать и вдохновляться разнообразием российского общественного мнения. Поэтому мы призываем российские власти аннулировать законы, ограничивающие свободу слова, чтобы подтвердить взятые на себя Россией в соответствии с международной конвенцией о гражданских и политических правах обязательства уважать свободу мнения, самовыражения и веры – включая право не верить – и посвятить себя созданию среды, в которой все граждане смогут получать выгоду от свободного обмена мнениями.

Подписавшийся под письмом Салман Рушди в интервью "Гардиан" сказал, что начатая писателями кампания очень важна для пишущих людей, художников и граждан в первую очередь в самой России. "Давление, которое Российская Федерация оказывает на свободу самовыражения, вызывает глубокую обеспокоенность", – сказал Рушди. Писатель более молодого поколения, чем Рушди, британец Нил Гейман, сказал, что свобода писать, дискутировать и не соглашаться – самое важное, что есть у человека. По мнению Людмилы Улицкой, российские власти стараются навязать "культурную идеологию, которая во многих отношениях подражает стилю пропаганды советской эры". Улицкая в интервью "Гардиан" сказала: "Как и многие граждане России, я глубоко обеспокоена новыми ограничениями на свободу слова в моей стране, выраженными в увеличившемся количестве законодательных инициатив и произвольной бюрократии, которые затрагивают все аспекты российской жизни. Я напугана возрастающей зависимостью судебной системы от власти".

Один из подписавших письмо, поэт Игорь Иртеньев, в интервью Радио Свобода говорил о том, чем грозят свободе слова так называемые законы о "гей-пропаганде" и "кощунстве":

- Что касается "пропаганды", с моей точки зрения, юридическая сторона закона не проработана, он невнятно сформулирован. Пропагандой можно счесть любое упоминание. Даже нейтральное упоминание может при желании быть приравнено к пропаганде. Кроме того, мы сейчас наблюдаем, как этот закон действует, как несчастную девочку, школьницу, обвинили в наклонностях, которые, на мой взгляд, никоим образом общественному осуждению не подлежат. По поводу "кощунства": это, опять же, не юридическая формулировка. Я не понимаю, что мы можем называть кощунством. То, что для одних является абсолютной ценностью, для других является предметом сомнения, рефлексии, и почему это нельзя высказать в публичном пространстве я не понимаю.

- То есть вы считаете, что эти законы действительно представляют собой угрозу для свободы слова в России?

В законе об оскорблении чувств верующих вообще непонятно, что с юридической точки зрения означает понятие "чувства"
- Безусловно! Практически любое печатное выступление и публичные действия можно под них подвести. Если взять закон об оскорблении чувств верующих, то вообще непонятно, что с юридической точки зрения означает понятие "чувства". Возможно, чье-то религиозное чувство оскорбляет появление на улице женщины без хиджаба, и что с этим делать? Законы невнятные, под них можно подвести все, что угодно. Я не уверен, что они даже будут сейчас применяться, просто их накапливают впрок, это как мина замедленного действия, и закон может взорваться в любой необходимый власти момент. Я не знаю, насколько это эффективно (подписание письма, - РС), но оставаться в стороне от этого для писателя, мне кажется, невозможно. Российская власть не находится в юрисдикции общественного мирового мнения, но такие вещи все равно необходимо делать, чтобы каким-то образом взбадривать время от времени власть.

- То есть вы не рассчитываете на то, что это письмо может подействовать напрямую, но считаете, что российская власть заметит его?

- Я думаю, да. Вспомните, какая мощная кампания была в защиту Pussy Riot, и это, в конце концов, подействовало. Одиночное письмо вряд ли может переломить ситуацию, но когда тебя постоянно тыкают, грубо говоря, мордой на любом мировом форуме, естественно, в какой-то момент власть начинает по этому поводу нервничать.

- Чем вы объясняете такое усиление социального консерватизма в России, где постоянно ужесточаются нормы общественного поведения?

- Как мне представляется, это ухудшение экономической ситуации, которое явственно наблюдается в последнее время. Видимо, надо каким-то образом переводить внимание населения на всякого рода морально-нравственные аспекты, чтобы население меньше думало о том, сколько денег оно оставит в магазине после очередного похода за покупками.

- Влияют ли подобные запреты на культуру?

- Художник не может постоянно находиться под дамокловым мечом. Конечно, это разрушительная история.

- По опросам видно, что подавляющую часть населения России тема прав ЛГБТ-сообщества раздражает, и многие поддерживают этот закон.

- На мой взгляд, эта тема вообще не является темой номер один. Она была достаточно, в общем, на мой взгляд, искусственно, подогрета со стороны мирового ЛГБТ-сообщества, потому что это не вопрос жизни и смерти. В России происходят куда более страшные вещи. Я говорю о заключении абсолютно невиновных людей, о положении в российских тюрьмах, и я не считаю, что гей-сообщество является самой уязвимой частью нашего населения. Но никоим образом, естественно, не могу согласиться с гомофобией.

- Стремится ли российское общество к тем свободам, к которым вы призываете в этом письме, подписав его?

- Вы знаете стихотворение Пушкина "Свободы сеятель пустынный..." Оно заканчивается так:

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды -
Ярмо с гремушками да бич.

Эта вещь - постоянная российская боль, русский вопрос. Если у нас всего полтора века назад было отменено крепостное право, понятно, как у нас сформировалось общественное сознание, - сказал Игорь Иртеньев.

Опубликованное в "Гардиан" открытое письмо является частью инициативы, с которой выступила ассоциация PEN International после того, как Владимир Путин в третий раз занял пост президента в мае 2012 года. Ее целью было обратить внимание на "драконовские ограничения свободы слова, введенные в России".

Эта инициатива перекликается с еще одной кампанией, начавшейся накануне зимней Олимпиады в Сочи, которая также была связана с законами о "гей-пропаганде". Незадолго до начала Олимпиады в 19 городах мира занимающаяся правами ЛГБТ организация All Out организовала протесты против упомянутого закона и опубликовала список призывающих изменить закон спортсменов, 12 из которых участвуют в Олимпиаде. Этот протест был бы невозможен во время игр, поскольку Международный олимпийский комитет призвал спортсменов воздержаться от "политических" заявлений в Сочи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG