Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сроки для "приморских партизан"


"Приморские партизаны" в суде на оглашении приговора, 28 апреля 2014 года

"Приморские партизаны" в суде на оглашении приговора, 28 апреля 2014 года

Приморский краевой суд приговорил шестерых подсудимых по делу "приморских партизан" к срокам от 8 лет заключения до пожизненного лишения свободы

Приморский краевой суд 28 апреля признал участников группы так называемых "приморских партизан" виновными в ряде тяжких преступлений и приговорил их к длительным срокам заключения. Участники группы – жители Кировского района Приморья – признаны виновными в бандитизме, незаконном обороте оружия, разбое, нескольких убийствах, в том числе милиционеров. Лидер "приморских партизан" Александр Ковтун приговорен к пожизненному заключению. Такой же срок получили еще два участника группы – Владимир Илютиков и Алексей Никитин. Еще три человека получили сроки от 8 до 25 лет лишения свободы. Адвокаты подсудимых намерены обжаловать решение суда.

На скамье подсудимых шесть человек – братья Александр и Вадим Ковтуны, Владимир Илютиков, Алексей Никитин, Роман Савченко и Максим Кириллов. В феврале 2014 года коллегия присяжных признала всех подсудимых виновными по большинству из 225 пунктов обвинения. "Приморских партизан" обвиняют в том, что в первой половине 2010 года они совершили несколько тяжких преступлений, в основном в отношении сотрудников милиции. Следствие называет главными мотивами их действий корысть и безнравственность. Сами подсудимые утверждают, что их агрессия – ответ на беззаконие и милицейский произвол. 28 апреля Приморский краевой суд огласил приговор по делу, рассмотрение которого длилось около полутора лет.

Александр Ковтун

Александр Ковтун

Александр Ковтун был признан виновным в создании вооруженной банды и приговорен к пожизненному заключению в колонии особого режима. Аналогичные сроки получили Владимир Илютиков и Алексей Никитин. На 25 лет колонии осужден Роман Савченко, на 22 года – Максим Кириллов. Вадим Ковтун, с которого были сняты обвинения в участии в банде, приговорен к восьми годам и двум месяцам колонии строгого режима.

Подсудимые выслушали приговор спокойно, возражений у них не возникало. Владимир Илютиков и Александр Ковтун вели себя даже весело, улыбались, переговаривались. Такой вердикт не стал ни для кого сюрпризом. Алексей Никитин, которого признали виновным практически по всем статьям, не раз говорил о том, что судья куплен и что прокурор вступил в сговор с судом. Никитин высказывал свои претензии коллегии присяжных заседателей. Для Алексея Никитина день приговора был самым большим разочарованием, потому что во время вердикта присяжных он надеялся, что его признают невиновным и освободят из зала суда. Когда этого не произошло, он полагал, что получит буквально несколько лет тюрьмы и, возможно, даже суд его оправдает.
Максим Кириллов, Александр Ковтун и Алексей Никитин в суде

Максим Кириллов, Александр Ковтун и Алексей Никитин в суде

Основная интрига была по поводу Вадима Ковтуна, которого присяжные признали невиновным в участии в банде. Он представил суду ряд положительных характеристик: с места учебы, работы, у него есть маленькая дочка, ранее он не привлекался к уголовной ответственности. С учетом этого суд приговорил Вадима Ковтуна не к 15 годам заключения, как просил прокурор, а "всего лишь" к 8 годам и 2 месяцам.

Максим Кириллов на приговор отреагировал так: "Наш приговор говорит вообще о положении в обществе. Мы задели коррупционную составляющую у нас в поселке. А коррупция как рана: начинает кровоточить и мешает жить. Реакция органов говорит о том состоянии, в котором они сейчас пребывают".

Суд частично удовлетворил многомиллионные иски со стороны потерпевших. Было принято решение взыскать с подсудимых почти 10 миллионов рублей в качестве компенсации за гибель близких потерпевших и потерянное имущество.
Защита подсудимых намерена добиваться отмены приговора, говорит адвокат Александра Ковтуна Елена Мыльникова:
– Сторона защиты считает приговор чрезмерно суровым, мы будем работать над апелляционной жалобой. Ее будет рассматривать Верховный суд в Москве. Сторона защиты полагает, что есть все основания для отмены приговора. Мы говорили о том, что необходимо было внимательнее подходить и к присяжным заседателям, говорили о том, что вердикт противоречив. Свою позицию мы излагали в прениях, ее же мы будем отстаивать при рассмотрении апелляционной жалобы, – пояснила Елена Мыльникова.

Если приговор останется в силе, то осужденные к пожизненному лишению свободы Ковтун, Илютиков и Никитин получат право добиваться условно-досрочного освобождения только после того, как проведут в заключении 25 лет.
Большинство людей рассматривало это как кризис всей системы правоохранительных органов и не знало, кого бояться больше: то ли таких народных мстителей, то ли самой милиции


Дело "приморских партизан" имело в России широкий общественный резонанс, особенно в первые месяцы после заключения фигурантов под стражу. В интернете открывались сайты в их поддержку, молодых людей называли "приморскими робин гудами". Однако в день вынесения приговора поддержки у обвиняемых было не много. Лишь только одна женщина, не из числа родственников, приехала поддержать подсудимых. Она стояла у здания суда с плакатами, в которых просила прощения у "приморских партизан". Ее пустили и непосредственно в зал суда, отобрав плакаты. Уже после суда она попросила у подсудимых прощения и сказала, что если бы не российское общество, то они могли бы достигнуть многого. Молодые люди выглядели интеллигентно и хорошо говорили. Родственники подсудимых тяжело воспринимали приговор, многие из них плакали.

О феномене "приморских партизан", названных так из-за того, что участники группы скрывались в лесу, о том, почему люди им сочувствовали, рассуждает директор аналитического центра Юрия Левады социолог Лев Гудков:

Лев Гудков

Лев Гудков

– Одобрение и сочувствие "партизанам" высказывали всего 25%. Большая часть (52%) все-таки их осуждала. Страх они вызывали у 11%. Респонденты объясняли все события тем, что эти люди были доведены до крайности произволом и беспределом милиции. Сравнительно небольшая часть опрошенных считала, что это группа "народных мстителей, сознательно выступивших против коррумпированной власти. 37% говорили, что это преступники и бандиты. Вне зависимости от объяснения, основная масса все-таки рассматривала их действия как показатель крайне негативного отношения к милиции, квалифицировала их нападения, как реакцию против дискредитировавшей себя и коррумпированной милиции в стране. Отношение к "партизанам" отчасти зависит от степени информированности людей. Среди молодых и образованных людей сочувствие им выражает гораздо больше населения, чем среди пожилых и менее образованных. Большинство людей рассматривало это как кризис всей системы правоохранительных органов и не знало, кого бояться больше: то ли таких народных мстителей, то ли самой милиции. Конечно, самосуд в глазах общественного мнения – это свидетельство разложения системы.

Лев Гудков добавил, что на сегодняшний день большинство людей уже не следят за делом "приморских партизан" и вряд ли как-либо отреагируют на вынесенный приговор.

Банда "приморских партизан" была задержана в июне 2010 года. Шестеро участников группировки были заблокированы в квартире в Уссурийске. Четверо из них сдались, двое – Андрей Сухорада и Александр Сладких ­– застрелились. еще два участника банды были задержаны позднее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG