Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уже неделю журналисты пытаются разыскать экс-главу департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгению Васильеву, осужденную по делу о многомиллионных хищениях в российском военном ведомстве.

Местонахождением бывшей чиновницы заинтересовались после того, как в прессе появилась информация, будто Васильеву видели в центре Москвы, хотя она должна содержаться под стражей. Когда журналисты попытались проверить это сообщение, выяснилось, что адвокаты Васильевой отозвали свои жалобы на приговор Пресненского суда, который в мае этого года признал их подзащитную виновной в мошенничестве и приговорил к пяти годам лишения свободы. Усилил интригу председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы Антон Цветков, заявив, что Евгения Васильева не может гулять по Москве, потому что 23 июля ее уже отправили в колонию, где-то во Владимирской области. Но владимирские члены ОНК Васильеву не нашли. Адвокаты бывшей чиновницы комментировать слухи отказываются, а отец Евгении Васильевой утверждает, что его дочь находится во владимирской колонии и не хочет общаться ни с правозащитниками, ни с журналистами.

Внести ясность в этот вопрос могла бы Федеральная служба исполнения наказаний, однако здесь, будто решив поддержать пересуды, сообщили только, что Евгения Васильева пребывает в одном из исправительных учреждений, не уточнив, в каком именно.

Таким учреждением, кстати говоря, может быть и московский следственный изолятор №6 в Печатниках, куда 8 мая отправили Васильеву прямо из зала суда. С точки зрения закона этот вариант можно считать, пожалуй, наиболее вероятным. Исчерпывающий перечень документов для исполнения наказаний приведен в 7-й статье Уголовно-исполнительного кодекса РФ: приговор либо изменяющие его определение или постановление суда, вступившие в законную силу, а также акт помилования или акт об амнистии.

Ни один из выходивших в последнее время актов об амнистии не предполагает возможности освобождения от наказания лиц, привлеченных к ответственности за мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) – основное из предъявленных Евгении Васильевой обвинений. О помиловании речи тоже не идет. В 2015 году Владимир Путин помиловал только пятерых, и Васильевой среди них нет, во всяком случае, в настоящее время нигде подобный Указ не опубликован.

Приговор по делу "Оборонсервиса" в силу не вступил, его обжаловали другие осужденные и то обстоятельство, что Васильева отказалась участвовать в апелляции, ничего не меняет.

"На моей практике такого не бывало, чтобы в отношении одного подсудимого начал исполняться приговор, а остальные бы дожидались апелляционной инстанции, – говорит адвокат Алексей Михальчик, – потому что, если предположить, что другие защитники, другие подсудимые убедят апелляционную инстанцию, что в их отношении приговор был вынесен незаконно, и обоснуют необходимость отмены этого судебного решения, дело отправят на новое рассмотрение, и никаких исключений не будет. Не будет так, что подсудимый Иванов отправляется отбывать наказание, а остальные отправляются в суд для пересмотра дела. Приговор отменяется в общем и целом. Это устойчивая сложившаяся практика, хотя часто бывает, что одного приговор устраивает, а других нет. Другое дело, что защитников Васильевой, например, не будут приглашать для участия в заседании апелляционной инстанции".

"Апелляция в любом случае предусматривает рассмотрение всех обстоятельств дела. И, формально говоря, обжаловал приговор один человек, 25 или 48 – роли не играет. Если один подал апелляционную жалобу и суд апелляционной инстанции усмотрел какие-то серьезные нарушения, по идее должен "cлететь" весь приговор, – поясняет адвокат Константин Ривкин, – хотя мы сталкивались с парадоксальными совершенно ситуациями, когда, например, подают апелляционную жалобу на следующий день после приговора, а кто-то раскачивается и вносит основную жалобу, а потом пишет дополнение. Закон это предусматривает. И что делают суды? Они сначала рассматривают того, кто первый подал, а через две недели рассматривают следующего. Это парадокс, потому что если ты один раз, согласно требованиям закона, в полном объеме проверил все дело, то непонятно, что ты делаешь там через две недели, я имею в виду суд".

По словам Алексея Михальчика, после вступления приговора в силу, дело возвращают в суд первой инстанции на хранение. Оттуда в следственный изолятор отправляют так называемую "законку" – письмо на имя руководителя СИЗО о том, что приговор в отношении такого-то осужденного такого-то числа вступил в законную силу. Когда такой документ поступает в изолятор, ФСИН, руководствуясь внутренними нормативами, производит процедуру распределения осужденного в ту или иную колонию. Исходя из разных параметров: заполненности, удаленности и так далее.

Можно констатировать, что происходит что-то странное

"Если она [Васильева] уже отправлена в колонию – это случай, резко выбивающийся из общепринятых правил отбывания наказания. Лично я никогда с таким не сталкивался, – говорит Михальчик, – либо недостоверные источники дают такую информацию, либо произошло что-то, что позволило изменить сложившийся порядок, по которому исполняется наказание. Можно констатировать, что происходит что-то странное".

С точки зрения закона отправить Евгению Васильеву в колонию, начав таким образом исполнять приговор, ФСИН могла, только если бы ее дело выделили в отдельное производство, в связи с согласием на особый порядок разбирательства, например.

"Кроме закона еще есть логика жизни, – отмечает Константин Ривкин, – ФСИН, следственный изолятор желает как можно быстрее избавиться от осужденного, отправить его в колонию. У нас в советские времена на Красной Пресне была пересыльная тюрьма, еще кассации не было, а человека уже туда отправляли – поскорее, поскорее. А если осужденный отказался от обжалования, они хотят поскорее его куда-то спихнуть, что, на мой взгляд, вовсе не исключает того, что приговор полетит на апелляции, которую подал другой человек".

Тем не менее председатель президентского Совета по правам человека Михаил Федотов сообщил журналистам, что Евгения Васильева находится именно в колонии, а не в следственном изоляторе. "Совету известно, в какой колонии находится Васильева. Когда члены Совета, занимающиеся темой пенитенциарной реформы, вернутся из отпуска, они поедут в эту колонию. Это произойдет в августе", – цитирует Федотова агентство "Интерфакс", которму глава СПЧ вместе с тем заявил, что пока не будет называть, в каком именно исправительном учреждении находится осужденная.

Пока никакой конкретики о местонахождении Евгении Васильевой не сообщается, в сети распространяются самые невероятные предположения, включая и версию о том, что вместо бывшей чиновницы в колонию отправили другую женщину. Это подвигло нескольких депутатов от ЛДПР выступить с предложением дополнить Уголовный кодекс новой статьей: "Умышленная подмена лица, осужденного к отбыванию наказания". Депутаты Госдумы Ярослав Нилов, Игорь Лебедев и Андрей Свинцов предложили наказывать и тех, кто сознательно согласился "мотать срок" вместо другого человека, и тех, чье место занимают эти подставные лица.

Пока же логичнее всего выглядит версия о том, что Евгения Васильева по-прежнему остается в одном из московских СИЗО. Во-первых, потому что незадолго до оглашения приговора по делу "Оборонсервиса" в российских СМИ появилась информация о том, что Следственный комитет готов предъявить ей новые обвинения в хищениях на 16 миллиардов рублей. Если это действительно так, следователям удобнее держать Васильеву в Москве.

Во-вторых, оставаясь в изоляторе, Евгения Васильева может претендовать на работу в хозобслуге и там дожидаться возможности подать ходатайство о дорочном освобождении, тем более что срок подошел. Но есть нюанс. И в Уголовно-исполнительном кодексе, и в разъяснениях Пленума Верховного суда отмечено, что одним из основных документов, который должен рассматривать суд, решающий вопрос об УДО, является характеристика осужденного, подготовленная в местах лишения свободы. В этой связи часто возникают технические проблемы: осужденный приехал в колонию, но администрация учреждения дать характеристику не готова, поскольку узнать его толком не успела. Соответственно, и суды говорят, дескать, мы решим вопрос с вашим освобождением, если придем к выводу, что вы встали на путь исправления, но чтобы это решить, нам нужна характеристика, а характеристики у вас нет. Посидите еще полгода, тогда посмотрим.

Васильева же половину назначенного судом срока, провела под домашним арестом, а под стражей – чуть меньше трех месяцев. Не исключено, что в случае этапирования в колонию решение вопроса о ее досрочном освобождении затормозится как раз по причине отсутствия характеристики. Впрочем, не исключено, что именно на это и рассчитывали во ФСИН, если действительно отослали Васильеву из Москвы: согласно последнему опросу ВЦИОМ симпатизантов фаворитки бывшего министра обороны в России не много – почти 60 процентов респондентов считают приговор Васильевой слишком мягким.

"У нас все, что угодно может быть, – говорит Алексей Михальчик,– сейчас нагнетается обстановка, а потом заявят: да, все нормально, она в следственном изоляторе, и в установленном законом порядке выйдет по УДО. Собственно говоря, по сравнению с теми слухами, которые сейчас бродят, остальное будет воспринято достаточно спокойно".

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков в Пресненском суде Москвы

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков в Пресненском суде Москвы

Подконтрольный российскому Министерству обороны "Оборонсервис" стал центром большого коррупционного скандала в октябре 2012 года, когда по фактам махинаций при сделках с недвижимостью, землей и акциями, принадлежащими "Оборонсервису", было возбуждено сразу несколько уголовных дел. В связи с чем своих постов в Минобороны лишились несколько высокопоставленных чиновников, в том числе министр обороны Анатолий Сердюков.

По версии обвинения, сотрудники военного ведомства выбирали из имущественного комплекса "Оборонсервиса" наиболее ликвидные и престижные объекты, участки и акции, в том числе и в Москве. Затем, как правило, в эту недвижимость вкладывались огромные бюджетные средства, после чего имущество продавалось по "заниженным ценам" коммерческим структурам, аффилированным с "Оборонсервисом". Вдохновителем этих махинаций следствие считает экс-главу департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгению Васильеву. 8 мая Пресненский суд Москвы признал ее виновной в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), легализации незаконно полученных денежных средств (ст. 174 УК РФ), злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 201 УК РФ) и приговорил к пяти годам колонии общего режима. Наряду с Васильевой осуждены бывший гендиректор акционерных обществ "Оборонстрой" и "Главное управление обустройства войск" Лариса Егорина, экс-руководитель АО "Управление торговли Московского военного округа" Максим Закутайло, экс-глава "Компании Хорс" и компании "Роникс плюс" Ирина Егорова, а также бывший гендиректор ОАО "31-й Государственный институт спецстроительства" Юрий Грехнев. Их апелляционные жалобы на приговор Московский городской суд рассмотрит 12 августа.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG