Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр остался кандидатом


Николай Никифоров

Николай Никифоров

Минсвязи Никифоров многое списал в диссертации, но признан "серьезным человеком" и должен сохранить ученую степень

В среду 22 июня в Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) состоялось заседание диссертационного совета Д 504.001.02, посвященное вопросу лишения ученой степени действующего министра связи Николая Никифорова. Этот процесс инициировало сетевое сообщество “Диссернет”, усилиями которого ранее уже были лишены ученых степеней несколько десятков человек, в том числе несколько чиновников, впрочем, не столь высокопоставленных, как министр Никифоров.

Члены совета признали наличие в диссертации министра заимствований, но единогласно проголосовали за то, чтобы рекомендовать ВАК сохранить за ним степень кандидата экономических наук.

Гласность без журналистов

Заседанию совета предшествовала таинственная операция пресс-службы РАНХиГС по недопущению на мероприятие независимых журналистов. Во всяком случае, накануне в аккредитации было отказано корреспондентам газеты “Ведомости” и еще нескольких изданий. Пресс-секретарь академии Дмитрий Соколов аргументировал это тем, что “мест в зале уже нет, успели аккредитоваться только два агентства ("Интерфакс" и ТАСС. – РС) – они напишут”. Директор Центра общественных связей РАНХиГС Аркадий Матковский также заявил "Ведомостям", что не будет организована и прямая трансляция заседания, которую можно было бы посмотреть в соседнем помещении. Любопытно, что обозревателю Радио Свобода во вторник в пресс-службе РАНХиГС сказали несколько другое: аккредитация якобы еще и не начиналась и пройдет только в день заседания, “позвоните завтра”. Назавтра же оказалось, что аккредитация уже завершилась вчера. Стоит отметить, что в соответствии с пунктом 18 приказа Минобрнауки "Об утверждении Положения о совете по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук" диссертационный совет работает в условиях гласности, то есть присутствие журналистов на нем должно быть в принципе свободным. В конце концов, всех журналистов все же допустили в здание академии и организовали для них прямую трансляцию из зала заседания – тем загадочнее выглядят противоречивые заявления представителей пресс-службы.

Метод Игошина

Николай Никифоров защитил диссертацию в конце 2011 года в Казанском национальном исследовательском технологическом университете, а всего через несколько месяцев переехал из родной Казани в Москву и получил министерский портфель. Диссертационный совет, в котором прошла защита, был распущен в начале 2016 года, так как оказался, по выражению волонтера “Диссернета” и сотрудника ФБК Леонида Волкова, “одной из фабрик диссертационной липы”. Именно поэтому заявление о лишении Никифорова степени рассматривалось в итоге не в Казани, а в московской РАНХиГС.

Экспертиза диссертации Никифорова, проведенная волонтерами “Диссернета”, установила, что в ее тексте имеются обширные заимствования из двух других текстов – монографии Александра Юртаева (он был научным руководителем Никифорова) и диссертации Александра Сосновского (защищенной в том же диссертационном совете на 8 месяцев раньше, чем диссертация Никифорова). Эти фрагменты никак не обозначены в виде цитат, не снабжены ссылками на оригинальные источники и выглядят как практически дословно скопированные куски текста длиной в десятки страниц. Более того, заимствования из Сосновского отличаются от оригинала только заменой некоторых терминов. Если диссертация Сосновского была посвящена информационному управлению в здравоохранении, то в работе Никифорова речь идет о более общей теме электронных госуслуг. Соответственно, немного изменена лексика. Например, предложение “Однако в системе здравоохранения уровень предсказуемости результатов инновационных проектов достаточно высок и эффективность его достаточно предсказуема и определенна" превращается в предложение “Однако в системе государственного управления уровень предсказуемости результатов инновационных проектов достаточно высок и эффективность его достаточно предсказуема и определенна". Подобных замен в диссертации обнаружилось множество.

Это один из очевидных случаев, потому что в нем есть не только copy and paste, но и search and replace. Человек не может сделать это во сне, нечаянно

“На самом деле, это один из очевидных случаев, потому что в нем есть не только copy and paste, но и search and replace, – объяснил Радио Свобода сооснователь “Диссернета” Сергей Пархоменко. – Эти случаи очень яркие, ясные и понятные, мы называем такое “Игошинским методом”. Есть такой депутат Игошин, который взял диссертацию, посвященную кондитерской промышленности, и сделал из нее диссертацию, посвященную мясной и молочной промышленности путем замены шоколада на говядину по всему тексту, а все остальное он оставил без изменений. Здесь, где врачи заменяются на госчиновников и так далее, классический случай. Человек не может сделать это во сне, нечаянно, не подумавши”.

Еще до начала заседания диссертационного совета эксперт "Диссернета" и соавтор заявления Иван Бабицкий рассказал журналистам со ссылкой на собственные источники, что проект заключения уже готов и совет будет рекомендовать сохранить за Никифоровым ученую степень. Фактически вопрос был лишь в том, какую риторику изберут члены совета, чтобы оправдать объективно имеющиеся заимствования в диссертации министра. Впрочем, это быстро стало ясно уже из первого выступления Олега Мельникова (профессор МГТУ имени Баумана), главы комиссии, назначенной диссоветом для изучения диссертации Никифорова.

"Как нам представляется"

“Это настоящая научная квалифицированная работа, – заявил Мельников. – Там есть замечательные научные мысли. Мало того, я уже поручил своим аспирантам некоторыми из них заниматься”. Профессор признал, что “формально имеет место пересечение текста с другими работами. Причем, на первый взгляд [...] они значительны”. Но, по мнению Мельникова, эти пересечения имеют “технических характер” и не повлияли на самостоятельность выводов. Так, Никифоров “развивает мысли научного руководителя. Цитирует эти мысли и развивает их. Что плохого в этом?” – задал риторический вопрос Мельников, комментируя пространные фрагменты, дословно скопированные Никифоровым из книги Юртаева. Недостатки же работы министра Мельников сравнил с “запятыми, стоящими не в тех местах”.

Весьма квалифицированный молодой человек! Занимается ведущей работой в России! Абсолютно готовый ученый. Ни в коем случае нельзя лишать его ученой степени

Другими словами, претензии “Диссернета” справедливы, но чисто формально: главное – научная ценность диссертации министра, дополнительно находящая подтверждение в его работе на высоком посту. “Я даже посмотрел в интернете выступления Никифорова, – поделился впечатлениями Мельников. – Весьма квалифицированный молодой человек! Занимается ведущей работой в России! Абсолютно готовый ученый. Ни в коем случае нельзя лишать его ученой степени”.

В том же духе выступили и другие члены диссертационного совета. Никифорова назвали “абсолютно готовой личностью” и “сложившимся научным работником”. Заимствования в его диссертации описывали в терминах “научной преемственности, являющейся главным и необходимым условием научной новизны”. “Само присутствие в той или иной диссертации буквального или иносказательного повторения других ранее проведенных исследований [...] еще ничего не говорит о достоинствах работы, где используются эти чужие фрагменты”, – сказал член совета, профессор Плехановской академии Дмитрий Новиков. Словом, главное – собственные выводы, а если они основаны на чужом (и дословно скопированном без ссылок) материале, то это, по словам Новикова, не “только допустимо, но и желательно”.

Впрочем, когда слово дошло до представителя “Диссернета” Ивана Бабицкого, он заметил, что Никифоров использовал фрагменты чужого текста и в заключительной части работы – как раз там, где обычно формулируются собственные выводы. А именно, последние два абзаца его диссертации дословно повторяют два абзаца из работы Юртаева (с заменой медицинских терминов на общегосударственные), причем последний абзац и там, и там начинается словами “Как нам представляется”, другими словами, Никифоров в явном виде присвоил чужие выводы. Это вызвало в зале короткую, но оживленную дискуссию: было высказано предположение, что под “Как нам представляется” Никифоров имел в виду “Как представляется мне и моему научному руководителю Юртаеву”. Но тогда, заметил Бабицкий, что означает “нам” в работе самого Юртаева? Неужели тоже его вместе с его научным руководителем? – Юртаев, отвечали Бабицкому, просто говорил о себе во множественном числе.

Серьезный человек с серьезными просчетами

Последним слово взял профессор РАНХиГС Леонид Евенко. Он заметил, что феномен “легкомысленного отношения к тексту” в последние десять лет стал при защите диссертаций довольно распространен. “[Диссертанты] берут какие-то отчеты, какие-то публикации и вставляют в свои работы. Это довольно низкая культура”. Он даже упомянул американского ученого, которому пришлось оставить пост президента крупного университета из-за единственной таблички, заимствованной без ссылки из работы аспиранта. “Люди знают, что таких вещей допускать нельзя. У нас, к сожалению, имеет место определенное легкомыслие. [...] Есть ощущение того, что лучше было бы этого не делать, что Никифоров при некоторой более высокой требовательности к себе мог бы это изложить более просто и не повторяя текстуальные вещи”, – сказал Евенко. Словом, Никифоров – “не проходимец какой-то, а серьезный человек, который действительно допустил довольно серьезные просчеты”.

Евенко проголосовал так же, как и все остальные члены диссертационного совета: за предложенный текст заключения: “Считать, что доводы авторов коллективного заявления о наличии некорректных заимствований в диссертации Никифорова на соискание ученой степени кандидата экономических наук не нашли своего подтверждения. Рекомендовать ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации оставить в силе ранее принятое решение о присуждении Никифорову Н. А. ученой степени кандидата экономических наук”.

Решение диссертационного совета РАНХиГС формально имеет рекомендательную силу, его мнение рассмотрит экспертный совет ВАК, а окончательное решение примет президиум ВАК.

У нас изначально не было никаких иллюзий, но мы обязаны пытаться

Сергей Пархоменко рассказал Радио Свобода, что итог заседания не стал для него неожиданным: “У нас уже большой опыт наблюдения за заседаниями диссертационных советов, и мы знаем, что отношения бывают разными. Сегодня было произнесено: это не проходимец, а важный человек. Была похожая история с заместителем председателя верховного суда Свириденко – он тоже важный человек. А к важному человеку важное отношение. От следующих инстанций мы тоже не ждем никаких сюрпризов. У нас изначально не было никаких иллюзий, но мы обязаны пытаться”.

Идут не только против диссертанта. И против совета идут, и против страны в конечном итоге!

Уже после окончания заседания некоторые его члены на словах поддержали деятельность "Диссернета", назвав ее важной и полезной. Правда, в отличие от голосования, по этому поводу единства мнений в совете нет. “Берут диссертацию неизвестно где, начинают ее крутить со всех сторон. Это значит, идут не только против диссертанта. И против совета идут, и против страны в конечном итоге! У меня деятельность этого “Диссернета” вызывает очень много вопросов. Мы не можем набрать аспирантов. Докторантов стало намного меньше. Потому что все считают, что есть люди, которые тебя ославят на всю страну!” – восклицал профессор Олег Мельников на заседании.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG