Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Невозможно жить в сумасшедшем доме"


Депутат Государственной думы России Ирина Яровая

Депутат Государственной думы России Ирина Яровая

Жительница Новосибирска, которая донесла сама на себя за репост, – об антитеррористических "законах Яровой"

Государственная Дума России в пятницу на своем последнем заседании в нынешнем составе приняла во втором и третьем чтении так называемые "законы Яровой". Пакет поправок в действующее законодательство, призванный упростить борьбы с терроризмом и экстремизмом, уже называют самым одиозным творением российского парламента за последние годы и сравнивают с "законами 16 января" на Украине, которые разом ограничили права и свободы граждан в самых разных сферах жизни. "Законы 16 января" не просуществовали и двух недель. Верховная Рада отменила их, но было уже поздно – Майдан не разошелся и снес власть Виктора Януковича.

В повторение такого сценария в России верят немногие. Тем не менее, активистка партии "Яблоко" из Новосибирска Светлана Каверзина, написавшая сама на себя донос в Следственный комитет после репоста "экстремистской картинки" в социальной сети "ВКонтакте", настроена оптимистично – по ее прогнозу, путинскому режиму осталось жить максимум несколько лет. Каверзина разместила на своей страничке фотографию крещенских купаний с подписью, которая без обсценной лексики звучит так: "А вы тоже в шоке от мысли, что эти дураки подвергают свое здоровье опасности ради религии?". Она сделала это в знак солидарности с 21-летним Максимом Кормелицким из соседнего Бердска, которого за публикацию этого изображения суд приговорил к лишению свободы сроком на 1 год по "антиэкстремистской" 282-й статье, одной из чаще всего упоминаемых в "законах Яровой":

– С каким настроением вы будете просыпаться завтра, когда "законы Яровой", скорее всего, станут оформленной документально реальностью?

– С веселым. У меня ощущение, что наша страна все больше и больше напоминает один сумасшедший дом. Эти законы еще больше вносят сумасшедшинки в нашу жизнь.

– Но вы голову пеплом не посыпаете, а смотрите на все это с иронией.

– А что остается делать? Остается вот только смотреть на это все и смеяться, больше ничего. Противостоять этому мы уже не можем, этот каток просто несется.

–​ Вы думаете, власть сразу начнет применять законы Яровой направо и налево, начнутся репрессии?

Светлана Каверзина на пикете в защиту Максима Кормелицкого

Светлана Каверзина на пикете в защиту Максима Кормелицкого

– Я ничему не удивлюсь! Я не удивлюсь, что теперь за картинку смогут сажать человека на два года в тюрьму, и ниже [наказания] нету, то есть это будет самое минимальное наказание. 2 года лишения свободы просто за то, что ты репостил картинку у себя! Никаких штрафов, общественных работ – сразу "двушечка". И в нашем государстве они могут сразу быть приняты Советом Федерации и подписаны президентом, и начать тут же работать. У нас может быть все!

– И гражданства могут лишить теперь за репост (уже после этого разговора стало известно, что соответствующий пункт убран из законопроекта. – РС).

– И гражданства могут лишить, да. Я говорю, что у нас уже не родина-мать, а родина-мачеха. То есть у нас государство уже просто начинает предавать своих сограждан.

–​ Расскажите, как прошла ваша встреча со следователем, к которому попал ваш донос на саму себя?

– Сейчас идет доследственная проверка, дело еще не возбуждено. Есть только сбор дополнительных сведений. На столе у следователя был рапорт, что найдены признаки уголовного преступления, подписанный 20-м числом этим же следователем. И вот вчера (в среду, 22 июня. – РС) он произвел опрос меня, скажем так, и при мне сфотографировал то, что у меня там на страничке во "ВКонтакте". Сделали фотографию, я подписала, что, да, это моя фотография, мои комментарии к этой фотографии. В принципе, и все.

Скриншот репоста на страничке Светланы Каверзиной, за который она сама на себя настучала в Следственный комитет

Скриншот репоста на страничке Светланы Каверзиной, за который она сама на себя настучала в Следственный комитет

– Как зовут следователя, сколько ему лет?

– Ему где-то лет 30, зовут его Козин Александр Сергеевич, он лейтенант юстиции. Пожаловался мне, что занимается в основном убийствами и изнасилованиями, а тут приходится заниматься репостом. Такая жалоба с его стороны прозвучала. То ли в наказание дали, то ли считают, что это тоже очень опасное преступление, не знаю.

– То есть это совсем не "боец путинского фронта с горящими глазами"?

– Он вполне человечный человек, и пошутить может. Когда он меня уже к выходу провожал, я попросила показать, где у них тут пыточная, и он сказал, что это тайна следствия, он показать не может. Ну, то есть видно, что человек с юмором, у него нет такой упертости, что вокруг враги и всех надо немедленно наказать. Вполне обычный человек, вот как соседи, например.

– Может быть, это какая-то сибирская солидарность, в противовес москвичам, которые там в своей Госдуме бог знает что напринимали?

– Не знаю. Город Бердск, где осудили Максима Кормелицкого, находится буквально в 15 минутах езды от Следственного комитета Советского района Новосибирска, где будут расследовать мое дело, решать, возбуждать или не возбуждать. Но это у нас тут Академгородок, а там город Бердск. Вполне может быть, что в городе Бердске есть сугубо местное желание подыграть православным. Потому что там же у нас митрополит Новосибирский и Бердский, он очень любит бывать в Бердске, и вполне возможно, что это было желание выслужиться перед нашим митрополитом.

– Следователь в неформальной беседе что-то говорил о своем отношении ко всему происходящему в стране, о том, чем ему теперь приходится заниматься – репостами таких картинок?

– Нет. Единственное, когда мы с ним говорили, он меня спросил: "А вы не боитесь, что может быть дело?" Предупредил, что это не под протокол. На что я ему сказала: "А что теперь уже бояться? Теперь уже бояться нечего, все сделано! И дальше уже катится само собой". Мне не показалось, что он настроен решительно, что надо вот пресекать и все. Скорее, такое отношение, что "не было печали – еще эти репосты тут повалились..." А если дать ход моему делу, то повалятся просто тысячами.

– А вы спрашивали других людей, которые разместили эту же картинку у себя на страничках, у них были какие-то проблемы, им кто-то звонил?

– Насколько я знаю, нет, проблем не было. Я всех этих людей знаю. Нас же не так много тут, активистов, которые политикой занимаются, и практически всех людей, которые сделали репост, я знаю. И я не слышала ни от кого, что у них возникли проблемы.

– Вы же тоже сделали репост не от Максима, который за него сидит, а от кого-то еще, да?

– Максим убрал картинку эту, поэтому от него я не могла бы сделать репост по-любому. Он очень быстро признался, что он был виноват, убрал картинку, и это тоже наложило свой отпечаток – когда человек признает себя виновным, суд учитывает эту ситуацию.

– Несмотря на все происходящее, как я вижу по вашим постам, вы не теряете веру в российскую политическую систему и призываете всех, в частности, прийти голосовать осенью на выборы в Госдуму. При этом в начале разговора вы сказали, что этот каток не остановить. А выборами его остановить можно?

Я из Новосибирска, и у нас тут голосуют более-менее честно. То есть наш ЦИК, новосибирский. Я сама была наблюдателем на многих выборах. Если мы сможем поднять людей, которым не нравится то, что происходит, если они смогут встать и прийти проголосовать – да, мы выиграем, мы сможем это становить. Не встанем – придут, как всегда, бабушки-пенсионерки, которые в основном информацию из телевидения получают, и мы не выиграем. Нам остается только одно – ходить и говорить: товарищи, встаем и идем!

– Так может быть, ЦИК потому и считает у вас честно, что те, кто против, сидят по домам? А если они придут на выборы, то посчитают как надо?

У нас мэр – коммунист, и пускай он даже не сильно отличается от мэра от "Единой России", но мы смогли сломать преемственность власти. То есть когда мы мобилизовались в 2014 году, мы смогли переломить ситуацию. Мобилизуемся сейчас – тоже сможем переломить ситуацию, остановить самых мракобесных депутатов, которые хотят пройти в Госдуму, или по крайней мере снизить их количество.

– Да там фактически вся Дума такая, кроме одного-двух депутатов. Немного снизить – это не поможет.

Да нет, они просто очень громкие, поэтому кажется, что их так много. На самом деле таких одиозных, которые совсем одиозные, не думаю, что больше 20 процентов.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский потрясает наручниками с трибуны Госдумы, 12 апреля 2016 года

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский потрясает наручниками с трибуны Госдумы, 12 апреля 2016 года

– Это вы сейчас про Новосибирский областной парламент говорите?

– Я про Госдуму говорю. В Новосибирске, вот я в Горсовет хожу, у нас очень иногда дискуссионно решаются вопросы. И никогда не знаешь, чем это закончится. Совсем недавно у нас прошла сессия, и "Единая Россия" пыталась переименовать метро наше, станцию "Заельцовскую", но у них не получилось, несмотря на большинство членов "Единой России" в Горсовете.

– Ну да, в региональной политике еще какие-то сюрпризы случаются. Вы говорите –​ мэр коммунист. А если бы сейчас у власти в России были коммунисты, "законов Яровой" бы не было?

Если у нас более-менее есть оппозиция на законодательных уровнях власти, если мнение вот так дискутируется, тогда это можно остановить. Надо просто сделать все эти законодательные уровни местом для дискуссии, а не местом, где люди просто сидят и тупо нажимают кнопки. То есть вставать и идти голосовать за того, за кого считаешь правильным. В Кемерово очень жестко было у наблюдателей, а у нас наблюдатели видят все, и если случается какая-то несправедливость, она случается до выборов – снимают неугодных кандидатов и так далее. Но это не так часто происходит. В Новосибирске более-менее честно все с выборами, и если приходишь, то ты точно знаешь, что твой голос будет учтен.

– На Украине зимой 2013-14 года последней каплей, переполнившей чашу терпения общества, уже после того, как Украина отвергла соглашение об ассоциации с ЕС, стали так называемые "законы 16 января", которыми были резко ограничены десятки прав и свобод граждан. Эти законы не просуществовали и нескольких месяцев, их вместе с режимом Януковича снес Майдан. Как долго просуществуют "законы Яровой"?

Вот в таком режиме сумасшедшего дома долго жить невозможно. Я не знаю, год, может быть, два максимум. Потому что, как только начнут сажать за репостики на два года… у каждого же посаженного есть семья, друзья и так далее. Это же не только его ты посадишь, ты же задеваешь огромный круг людей. Я думаю, трещинки пойдут, достаточно быстро это все может развалиться.

– Вы имеете в виду не только "законы Яровой", а вообще всю путинскую систему?

– Да, всю систему. Невозможно жить в таком мире, когда просто земля уходит из-под ног, и это затрагивает все ближе и ближе, и ближе бьет к тебе.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG