Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немцов суд


Подозреваемый в убийстве политика Бориса Немцова Заур Дадаев

Подозреваемый в убийстве политика Бориса Немцова Заур Дадаев

Дело об убийстве Бориса Немцова будет рассмотрено судом присяжных, их отбор начнется в конце августа

Московский окружной суд назначил на 24 августа отбор заседателей в коллегию присяжных по делу об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова, сообщила пресс-секретаря суда Ирина Жирнова во вторник, 26 июля. Предварительные слушания по делу об убийстве Бориса Немцова начались накануне, они проходят в закрытом режиме. Результатами следствия, по итогам которого на скамье подсудимых оказались пять человек, не довольны ни защита подсудимых, ни адвокаты Жанны Немцовой – ​дочери политика, признанной по делу потерпевшей.

Первые заявляют, что обвинение полно противоречий, не подтверждается материалами дела и вообще "притянуто за уши". Вторые обращают внимание на то, что следствие отказалось признавать связь между убийством Бориса Немцова и его политической и общественной деятельностью. По логике обвинения получается, что политика убили из корыстных побуждений. Кроме того, в материалах дела нет даже намека на предполагаемых заказчиков убийства.

Одиночные пикеты перед началом предварительных слушаний:

Следствие не сомневается в причастности к убийству Бориса Немцова Заура Дадаева, братьев Анзора и Шадида Губашевых, Хамзата Бахаева и Темирлана Эскерханова. Как заявил в конце января официальный представитель СКР Владимир Маркин, их вина "подтверждается собранными делу доказательствами, среди которых, помимо прочего, 70 экспертиз, показания свидетелей и записи камер видеонаблюдения". Всех пятерых обвиняют в совершении убийства по найму в составе организованной группы и незаконном приобретении, ношении, перевозке и хранении огнестрельного оружия (пп. "ж", "з" ч.2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 222 УК РФ).

Согласно окончательной редакции обвинения, бывший боец чеченского батальона МВД "Север" Заур Дадаев "согласно распределению ролей в организованной группе, осуществлял общее руководство участниками группы и должен был непосредственно совершить убийство Немцова Б.Е.". Он же, как считает следствие, снабдил товарищей сим-картами, оформленными на подставных лиц, купил автомобиль "ЗАЗ", который использовался во время убийства, нашел 12 патронов для пистолета, из которого застрелили Бориса Немцова и лично вел слежку за политиком на автомобиле Mercedes ML-300, принадлежащем, кстати, бывшему заместителю командира батальона МВД "Север" Руслану Геремееву.

Братья Губашевы, по версии следствия, вели скрытое наблюдение за Немцовым, в том числе с использованием "конспиративного автомобиля марки "ЗАЗ". В обязанности Хамзата Бахаева и Тамерлана Эскерханова входил сбор в интернете информации о Немцове и его планах на ближайшее время, благодаря чему удалось "установить образ жизни потерпевшего, места его частого пребывания, а также определить места для нападения". Помимо этого, Бахаев, считает следствие, предоставлял участникам группы помещение для встреч в деревне Козино, где исполнители отсиживались некоторое время после убийства Немцова. Эскерханов же, иногда перевозил участников группы на том самом "геремеевском" мерседесе.

Упоминается в материалах дела и Руслан Мухудинов (водитель бывшего заместителя командира батальона "Север" Руслана Геремеева). Мухудинову, чье дело выделено в отдельное производство, СКР отводит роль организатора преступления, который помимо обещания вознаграждения за убийство в 15 миллионов рублей, снабжал исполнителей всем необходимым: арендовал для них квартиру на Веерной улице в Москве, например, и передал Дадаеву пистолет, из которого 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту убили Бориса Немцова.

Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев

Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев

– Нет ни одного прямого доказательства, что именно Дадаев стрелял в Немцова. Зато есть доказательства, которые говорят о том, что Дадаева в момент убийства на месте преступления не было, – говорит адвокат Шамсудин Цакаев, – следствие в подтверждение своей версии приводит признательные показания Дадаева, заключение экспертизы и одного свидетеля о том, что якобы Дадаев к октябре месяце приобрел автомашину "ЗАЗ", на которой якобы ездили преступники. Мы ссылаемся на то, что Дадаев на момент совершения убийства Немцова находился дома, и это подтверждает детализация телефонных соединений Дадаева и видео из подъезда дома, где он проживал: Дадаев в 16:00 примерно заходит домой и примерно в 1:30 ночи выходит из подъезда. Мы прекрасно знаем, хотя это все как бы осталось за кадром, что Дадаев задержан не 7-го числа, что Дадаев задержан 5-го числа (имеется в виду март 2015 года. – РС). Мы знаем, что он двое суток находился в не известном никому месте. Мы знаем, что Дадаев оговорил себя. Даже показания, которые он дает под видео уже в кабинете у следователя Краснова, во многом не соответствуют фактическим обстоятельствам и были опровергнуты самими следователями. Например, он говорит: "Я приехал и два-три дня жил в гостинице "Салют". Следствие запрашивает гостиницу "Салют" – "Салют" отвечает: в нашей гостинице такой-то не проживал. Он говорит о том, что стрелял с левой руки, но он правша.

По мнению Шамсудина Цакаева, доказательств, противоречащих друг другу, в деле много. Его поддерживает Роза Магомедова – адвокат Темирлана Эскерханова:

– У меня все обвинительное заключение подчеркнуто! Рядовой следователь, наверное, больше старается, чем Следственный комитет, при расследовании такого сложного убийства. Прочитав эти 66 томов, я не вижу вообще, кроме признательных показаний Дадаева (от которых он впоследствии отказался. – РС), никаких доказательств виновности Дадаева, а тем более Темирлана Эскерханова. Мы 15 месяцев ждали доказательств виновности Эскерханова. Нам говорили, что вина его доказана признательными показаниями Дадаева, в которых никак не упоминалось об Эскерханове. И вот на завершающем этапе мы узнаем, что Темирлан собирал информацию о Немцове "с помощью телекоммуникационной системы Интернет". Поэтому все, что ему предъявили, я считаю бредом.

Свою оценку работе следствия по делу об убийстве Бориса Немцова и обвинению, которое предстоит рассматривать Московскому окружному военному суду, дал и адвокат Жанны Немцовой, признанной потерпевшей по этому делу, Вадим Прохоров:

– Следствие идет в Московский окружной военный суд с 66 томами дела. Тома очень разные, с разным доказательственным значением. Там есть и видео, и протоколы допросов, и первоначально полученные показания от обвиняемых, и поздние, когда они их изменили, не один том занимают данные биллинга. Так что достаточно большое разнообразие. Но одно следует сказать с уверенностью, как ни относись к качеству работы следствия: если вина тех, в отношении кого материалы сейчас переданы в Московский окружной военный суд, будет доказана, то это только исполнители данного преступления. Организаторов и заказчиков среди обвиняемых нет, это совершенно очевидно. Да и обвиняются все пятеро в организации убийства по найму, то есть пункты "ж" и "з" части 2-й статьи 105-й (Уголовного кодекса России. – РС). Мотивы организаторов, которые пока остались как бы за экраном, не установлены, хотя нам, адвокатам Жанны Немцовой, понятно, что мотивом являлась политическая деятельность Бориса Немцова, которую убийцы хотели прекратить, и это им удалось. Тем не менее официально ни организаторы, ни заказчики не установлены. И в этом главный и фундаментальнейший провал следствия по данному делу. Что касается исполнителей, то качество работы следствия оставляет желать лучшего. Более подробно я не хотел бы комментировать, но определенная доказательная база по делу собрана, и она должна быть проверена в установленном порядке в ходе судебного следствия.

– ​Вы уже неоднократно заявляли, что скептически относитесь к заявленной Следственным комитетом России роли Руслана Мухудинова в этом преступлении, дело которого выделено в отдельное производство. За время, что прошло с тех пор, как СКР объявил Мухудинова соучастником убийства, появились ли какие-то новые доказательства, новые обстоятельства, подтверждающие эти заявления?

Следствие потерпело совершенно ясное и сокрушительное фиаско в установлении организаторов и заказчиков убийства Бориса Немцова

– Следствие, насколько мне известно, не объявляло Мухудинова заказчиком. 30 октября было вынесено постановление о заочном привлечении его в качестве обвиняемого, и он был объявлен в розыск, сначала российский, потом, как сейчас известно, международный, интерполовский. Но везде он объявлен одним из организаторов: "Мухудинов и иные неустановленные организаторы". То есть резюмируется, что организаторов несколько, и один из них – Мухудинов. Безусловно, у него не было собственных мотивов для убийства Немцова, он являлся, по сути, всего лишь товарищем и водителем Руслана Геремеева – это более интересная личность. Геремеев действительно входит в ближайшее окружение Кадырова и высшую элиту современной Чеченской республики. Местонахождение Геремеева тоже, насколько я понимаю, сейчас неизвестно. Но сам по себе Мухудинов никакой значительной роли не играл, с моей точки зрения, его можно назвать, скорее, исполнителем, ну, или организатором самого низшего звена. Разумеется, за ним стоят другие люди, более влиятельные. И мы, собственно, просили допросить по данному делу целый ряд лиц, провести с ними и иные следственные действия. К сожалению, этого сделано не было. И в этом сейчас главная, я считаю, проблема и следствия.

Жанна Немцова

Жанна Немцова

– ​А что еще не сделало следствие?

– Прежде всего, следствие потерпело совершенно ясное и сокрушительное фиаско в установлении организаторов и заказчиков убийства Бориса Немцова. И это неслучайно, потому что совершенно очевидно, что следствие не может себе позволить вести следственные действия среди ближайшего окружения Рамзана Кадырова. То есть на это высочайшей отмашки от первого лица страны следствие не получило. Это первое. Второе, с моей точки зрения, слабо проработан вопрос о возможной причастности тех или иных правоохранительных органов к по крайней мере сокрытию данного преступления, если не сказать организации. Например, внезапно исчезли камеры на мосту, ФСО отвечает нам, что их там нет и не было, что, конечно, является полной чушью. Даже генерал Тутевич (следователь СКР по особо важным делам. – РС) в январе этого года направил представление в Главкоммат внутренних войск, цитирую, "об устранении нарушений, способствовавших совершению и сокрытию преступления", в котором говорится о том, что часть тех, кого обвиняют в убийстве, находились формально, в служебных командировках, с действующими удостоверениями и обладали табельным оружием. Хотя не из табельного оружия был застрелен Немцов. То есть роль Главкоммата внутренних войск, а возможно, и Федеральной службы охраны, явно не расследовалась. Ну, а самое главное, еще раз повторяю, не были четко установлены следы, ведущие явно в ближнее окружение Кадырова. Дело в отношении неустановленных организаторов и заказчиков выделено в отдельное производство, но, к сожалению, насколько я понимаю, расследуется оно ни шатко ни валко.

Дело об убийстве Бориса Немцова будет рассматривать Московский окружной военный суд – это объясняется тем, что один из обвиняемых (Заур Дадаев) на момент совершения инкриминируемого ему преступления был действующим военнослужащим. Защита Дадаева и других подсудимых уже заявила о намерении добиваться рассмотрения этого дела присяжными.

Сопредседатель партии РПР-ПАРНАС, депутат Ярославской областной думы Борис Немцов был убит в центре Москвы поздно вечером 27 февраля 2015 года. Следствие отказалось переквалифицировать дело на статью "Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля", на чем настаивала дочь Бориса Немцова Жанна. Адвокат Вадим Прохоров, представляющий интересы потерпевших, считает, что переквалификации дела препятствовали российские власти.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG