Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Монотонность». Очень личный фильм


В конкурсе экспериментального кино «Перспективы» на Московском Международном кинофестивале участвовали десять картин

В конкурсе экспериментального кино «Перспективы» на Московском Международном кинофестивале участвовали десять картин

В конкурсе экспериментального кино «Перспективы» на Московском Международном кинофестивале победил латышский фильм под названием «Монотонность». Несмотря на название, фильм оказывается совсем не скучным, как и половина картин этого конкурса.


Прежде чем говорить о фильме-победителе конкурса «Перспективы», следует напомнить, что приз — 20 тысяч долларов и десять тысяч метров пленки — дается работе, в которой жюри видит перспективу развития кино, новые идеи и инструменты. Об основаниях конкурса и позиции членов жюри говорит Андрей Халпахчи, президент Киевского международного кинофестиваля «Молодость», соучредитель украинского международного конкурса документалистов «Контакт»: «"Перспектива" — не новинка. То же самое начиналось на Каннском фестивале, на Берлинском фестивале. Параллельные конкурсные и внеконкурсные программы, которые стали искать альтернативные пути киноискусства. Я каждый раз с надеждой говорю, что мировой кинематограф затаился перед большим прыжком. Конечно же, таких открытий, какие были в 50-е, 60-е годы — а в разных странах еще в 70-е (немецкое, чешское, польское кино "морального беспокойства") — почему-то не происходит. Или мир стал слишком благополучным, или деятели кино стали слишком благополучными».


Продолжает член жюри конкурса «Перспективы» режиссер-документалист Иосиф Фейгинберг, Канада: «С моей точки зрения, происходит сближение игрового и документального кино, а взаимное проникновение, вероятнее всего, в кино, снятом молодыми людьми, новыми режиссерами».


Передовые традиции национального кинематографа


На взгляд рецензента, лучшие фильмы конкурса «Перспективы», сочетающие черты документального и художественного кино, принадлежали тем молодым режиссерам, которые развивали передовые традиции национального кинематографа. Фильм закрытия конкурса, «Маленькая ложь во спасение», или, в оригинале, «Маленькая белая ложь» («Little White Lies»), поставил английский режиссер Карадог Джеймс по сценарию актрисы Хелен Гриффин; она же исполняет главную роль — матери семейства, папа которого — фашист, как пела некогда группа «Телевизор», а дочь собралась замуж за индуса. Папино ультраправое пассивное брюзжание провоцирует сынка на активные действия в рядах неофашистской группировки. Как сказала в Москве Хелен Гриффин, получившая за свою роль приз Киноакадемии Уэльса, она написала пьесу, которая затем превратилась в сценарий, после убийства на национальной почве в ее родном городе. Фильм этот сделан в лучших традициях современного английского социального кинематографа, и, несмотря на трагические эпизоды, полон великолепного юмора, ничего не оставляющего от идеи бытового расизма. Сочетанием трагического и комического поражает и документальная драма «Военный корабль, который ходил по суше» Ясухиро Ямамото, ученика знаменитого японского режиссера Кането Синдо, который становится главным действующим лицом в фильме: он рассказывает о собственной службе в японской армии накануне ее поражения во Второй мировой войне. Тридцатидвухлетнего сценариста Синдо, только что пережившего смерть жены, забирают служить на корабль, который никогда не увидит моря, зато матросы узнают, что такое армейские издевательства, моральные и физические. Ужас вызывают эпизоды ежедневной порки и избиения ушедших в увольнение матросов на глазах их жен и детей. На эти унижения молодые японцы реагируют в духе бравого солдата Швейка.


Говорит режиссер Ясухиро Ямамото: «Речь в фильме идет о вещах, которые существовали в японском обществе и о которых нужно говорить. В Японии сейчас не существует регулярной армии, есть только силы самообороны, а этот фильм рассказывает о событиях, происходивших более шестидесяти лет назад. Можно сказать, что сейчас такое невозможно, хотя какие-то основания для беспокойства все равно остаются. Конечно, сегодня нет издевательств над солдатами, доводящими их до самоубийств, но кое-что в обществе продолжает тревожить».


«Шима»


«Мне уже 95 лет, но пока я жив, мне хочется донести до людей все происходившее со мной тогда, поэтому я захотел сделать этот фильм», — это из письма Кането Синдо московскому зрителю.


Узбекский фильм «Шима» вроде бы продолжает тему Второй мировой войны, он о Японии и о потерявшем рассудок солдате, который уверен, что война продолжается. Режиссер Баходыр Юлдашев говорит, что с детства был увлечен историей японского лейтенанта, прочитанной в журнале «Вокруг света». Но сделана эта лента, претендующая быть то ли притчей, то ли триллером, молодым человеком из постсоветского мира, увлеченным восточными единоборствами и голливудским кино, снимавшим музыкальные клипы, и убедительными кажутся в этом фильме только работы актеров, молодого Михаила Вадзуми и известного, заслуженного актера театра «Ильхом» Сайдуллы Молдаханова. Ни сценарий, полный неувязок, ни «глянцевое» изображение и сомнительный символизм не создают достоверного художественного пространства.


Столь же натянутым кажется французский фильм под названием «Пес», автор которого Кристиан Моньер как будто не решил, к какому жанру будет относиться его кино — то ли к психологической драме, то ли к полицейскому нуару, то ли к эротическому триллеру-кошмару, то ли просто к кинотрэшу. Как и в узбекской ленте, актеры здесь выглядят гораздо лучше режиссера, по крайней мере, их профессионализм не подвергается сомнению. Австрийскому фильму «Благополучный мир» и норвежской ленте «Вторая половина» не откажешь в профессиональной сбалансированности, но они полны такого бесконечного пессимизма в отношении человеческой природы, что невыносимо скучны. А российской ленте «Ужас, который всегда с тобой» просто нечего было делать в конкурсе «Перспективы»: все экспериментальное, что присутствовало в сценарии Юрия Арабова, в экранном варианте исчезло, осталась одна вечная русская метафизическая тоска.


От русской тоски и европейской скуки избавляют зрителя два фильма, возникших на постсоветском пространстве, латышский «Монотонность» и якутский «Дыши!». На вручении премии в киноконцертном зале Россия председатель жюри Ульрих Грегор сказал, что якутский фильм вызвал большую симпатию, но, к сожалению, приз только один, и он достается фильму «Монотонность». И латышская, и якутская группа заслуживают поддержки, обе сознательно работают в некоммерческом поле, обе основываются на опыте местных театральных школ. Тридцатидвухлетний Сергей Потапов, режиссер фильма «Дыши!» — номинант национальной премии «Золотая Маска» за спектакль «Макбет» театра Саха-Якутия, получает в театре 7 тысяч рублей, фильм сделал при помощи друзей на полупрофессиональной аппаратуре, но это не помешало работе стать настоящим художественным событием. В фильме две сюжетные линии, которые пересекутся ближе к финалу: помимо обаятельного многодетного раздолбая, в картине действует бомж, который внезапно оказывается то ли ангелом, то ли эпическим героем, боксером и победителем четырех бандитов.


«Скажу про актера. Он сам по себе очень интересный человек, Рома Атласов. Он учился, но не закончил ВГИК. Он снимался в фильме "Место на земле", полубомжевал в Москве, потом приехал домой, мы с ним там встретились, поговорили, и придумали такого человека. Существует стереотип про Север — шаманы, фольклорно-этнографические мотивы, и есть режиссеры, которые зарабатывают на этой экзотике, а я не хочу. Я хочу говорить о современных людях. Все мои спектакли придуманы в рейсовых автобусах, на которых я езжу. Я смотрю на людей, и все мои ситуации взяты из жизни», — говорит Сергей Потоапов.


«Монотонность»


Маленькие люди больших городов — герои и якутского, и латышского фильмов. И сценарии придумывались похожим образом. У автора картины «Монотонность» Юриса Пошкуса снимались актеры Нового Рижского Театра, которые, используя опыт работы с режиссером Алвисом Херманисом, находили своих героев буквально на улице.


«Каждый из актеров находил себе персонажа. Правила были такие: это должен был быть человек, который чего-то хочет в жизни. Оказалось, что 80% людей ничего не хотят, кроме комфорта. Меня интересовало, что значит изменить свою жизнь. Главный герой картины вырывается из своих повседневных ритуалов, уезжает, и начинает все заново. Изменить жизнь, это не просто изменить географические обстоятельства — это еще и изменить отношение к вещам», — говорит Юрис Пошкус.


Режиссер Юрис Пошкус начинал в документальном кино: «Мой предыдущий фильм — "Не близок час" — о двух уличных священниках. Он снимался похожим методом, потому что это был документальный фильм, который состоял из эпизодов с элементами конфликта. Я не верю в оригинальность изо всех сил, и если мне нравится какой-то подход, я просто делаю и все».


Несмотря на простоту сюжета — девушка из деревни решила стать актрисой и переехала в Ригу, но работает в баре, ее парень никак не может уехать в Ирландию на заработки, да и нужно ли уезжать от любимой?


«Как это далеко»


За героями «Монотонности» интересно наблюдать, они обладают жизненной энергией и артистизмом, который заставляет вспомнить героев Кортасара. В любви к этом писателю признавалась в Москве режиссер и продюсер из Эквадора Таня Эрмида, которая училась режиссуре на Кубе; ее лента «Как это далеко» — дорожная история о встрече двух девушек и еще самых разных людей в эквадорской глубинке — уже получила множество призов на фестивалях независимого кино в Америке и Европе.


«Я думаю, что мой фильм снят для внутреннего пользования, для своей аудитории, а успех к нему пришел потому, что в основе его старая идея: расскажи про свою деревню, и ты изобразишь весь мир. Как многие независимые режиссеры, я полагаю порочной идею, что всему миру интересно лишь то, что происходит в Нью-Йорке. Любая история, какой бы маленькой она ни была, хороша, если рассказывает о жизни людей. Важно, чтобы режиссеры независимого кино показывали частное, а не общее, передавали свой личный взгляд на жизнь. Режиссеры, работы которых мне нравятся, Джим Джармуш или мой учитель на Кубе, они всегда снимают что-то очень личное, этим они оказываются интересны», — Таня Эрмида.


Фильм-победитель конкурса «Перспективы» ММКФ оказался именно таким.


XS
SM
MD
LG