Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Клинтон и Буш метят в президенты


Барак Обама и Хиллари Клинтон

Барак Обама и Хиллари Клинтон

Старые имена доминируют среди первых претендентов на борьбу за президентство в США в 2016 году

Почему знакомые лица и старые имена стали первыми в ряду претендентов на выдвижение в президенты США? Имя, деньги, харизма: что нужнее для успеха кандидата? Могут ли Клинтон и Буш стать соперниками в борьбе за Белый дом?

Эти вопросы мы обсуждаем в программе "Сегодня в Америке" с Арчем Паддингтоном, вице-президентом правозащитной организации Freedom House, Юрием Ярым-Агаевым, правозащитником, сотрудником Гуверовского института в Калифорнии, и Эриком Ширяевым, политологом, профессором Университета имени Джорджа Мэйсона в Виргинии.

The Wall Street Journal потребовала от Ромни ответа на вопрос, чем его нынешняя кандидатура будет лучше его кандидатуры прежнего образца, уступившей на выборах Бараку Обаме

"Готов к повторному употреблению" – такой нещадный вердикт вынесла в среду консервативная газета The Wall Street Journal в отношении бывшего кандидата в президенты от Республиканской партии Митта Ромни. Это была реакция на его прозрачный намек о готовности вновь начать борьбу за партийную номинацию в президенты. Ромни, который в прошлом публично зарекся от третьей попытки борьбы за Белый дом, внезапно на встрече с донорами на прошлой неделе объявил о своем интересе к борьбе за кресло президента. Это произошло вскоре после того, как интерес к президентству публично обнаружился и у бывшего губернатора Флориды Джеба Буша, сына и брата бывших президентов. The Wall Street Journal потребовала от Ромни ответа на вопрос, чем его нынешняя кандидатура будет лучше его кандидатуры прежнего образца, уступившей на выборах Бараку Обаме? И, не дожидаясь ответа, привела целый список очень нелицеприятных соображений по поводу кандидата Ромни. Окружение потенциального кандидата попыталось парировать претензии данными о том, что Ромни сейчас самый предпочтительный для американцев, согласно опросам, кандидат, что сам Рейган был избран президентом лишь с третьего захода, но эта попытка оправдаться лишь спровоцировала новые скептичные комментарии в адрес Ромни.

В то время как республиканцы начали первую потасовку все еще официально не открытой предвыборной кампании, один из видных демократов ненавязчиво разоблачил самую крупную предвыборную загадку Демократической партии: пойдет ли Хиллари Клинтон на новый приступ Белого дома. Джон Подеста, ближайший помощник и советник президента Обамы, объявил в среду об уходе с высокого государственного поста и переходе в предвыборный штаб Хиллари Клинтон, которого формально пока не существует, поскольку Клинтон не объявила о своем участии в президентской кампании. Но заявление близкого друга и соратника Клинтонов было воспринято наблюдателями и прессой как безусловный сигнал о намерениях самой Клинтон.

Иными словами, за почти два года до следующих президентских выборов страна узнала имена трех ведущих кандидатов. Как можно объяснить столь раннее начало президентской кампании и случаен ли факт, что все три кандидата носят очень известные фамилии, а двое из них уже были неудачниками на предыдущих выборах? Одна из главных причин столь раннего начала президентской кампании – это борьба за финансовых доноров, без поддержки которых невозможно набрать необходимые средства на ведение борьбы, говорит американский политолог вице-президент правозащитной организации Freedom House Арч Паддингтон:

–​ Американская политическая система отличается в том, что касается выборного процесса от, скажем, европейских демократий. Одним из заметных отличий является то, что президентские компании в США – это дорогостоящее мероприятие. На президентскую кампанию 2016 года кандидатами может быть потрачено больше миллиарда долларов. Это означает, что кандидаты вынуждены полагаться на финансовые пожертвования ради ведения успешной кампании. Им необходимо как можно раньше объявить о своих намерениях или хотя бы намекнуть на готовность вступить в борьбу за президентство, с тем чтобы заручиться поддержкой традиционных доноров и начать сбор средств, которые им понадобятся гораздо позднее, во время активной фазы кампании. Это больше касается республиканцев, потому что у вероятного главного кандидата в президенты от демократов Хиллари Клинтон уже подготовлена донорская сеть, с помощью которой она наберет необходимые средства для ведения предвыборной борьбы. И у нее пока не видно конкурентов в своей партии, непонятно, кто мог бы составить конкуренцию Клинтон в борьбе за номинацию от Демократической партии. У республиканцев ситуация другая. Около десятка серьезных политиков могут претендовать на номинацию в президенты от партии, некоторые из них заявили о своем интересе, и они начинают создавать предвыборную казну.

–​ Вы говорите о высокой стоимости предвыборной кампании в США, на этот факт обращают внимание многие критики американской избирательной системы, говоря, что деньги играют слишком большую роль в кампании, что кандидатам без связей в большом бизнесе пробиться попросту невозможно. Что бы вы ответили на это?

Невозможно представить человека с биографией Барака Обамы – законодателя без политического веса, с ничтожным профессиональным политическим опытом, избираемого главой, скажем, ведущего европейского государства

​–​ Можно упомянуть немало негативных аспектов процедуры избрания президента в Соединенных Штатах, – говорит Арч Паддингтон. – Но если мы посмотрим на результаты выборов в последние десятилетия, то обнаружим, что кандидаты Республиканской партии, с ее традиционной близостью к Уолл-стрит, с ее про-бизнес-ориентацией, с ее многочисленными состоятельными донорами, потерпели поражение на четырех из шести последних президентских выборов. Блестящую иллюстрацию этого феномена дает победа Барака. Он сумел собрать средства, достаточные для того, чтобы сначала во время первичных выборов нейтрализовать Хиллари Клинтон, чья кампания обладала огромными средствами, а затем и Джона Маккейна. Ему помогло то, что американцы традиционно жертвуют немало средств в предвыборные фонды кандидатов, и благодаря интернету он нашел выход на свою аудиторию. Его, например, поддержали профсоюзы и, кстати, немало людей с Уолл-стрит. Это американский парадокс, ведь невозможно представить человека с биографией Барака Обамы – законодателя без политического веса, с ничтожным профессиональным политическим опытом, избираемого главой, скажем, ведущего европейского государства. Талантливый, харизматичный политик, воспользовавшись возможностями, предоставляемыми американской избирательной системой, взял верх над политиками, у которых было гораздо больше известности и опыта, чем у него самого.

–​ А как вы относитесь к факту появления в роли самых видных кандидатов Республиканской партии в президенты представителя американской политической аристократии – еще одного представителя семейства Буша и представителя финансово-политической аристократии – Митта Ромни?

Республиканской партии, на мой взгляд, требуется яркий харизматичный политик, которого Республиканская партия не смогла предложить стране со времен Рональда Рейгана

​–​ Это можно, я думаю, объяснить тем, что эти оба кандидата, во-первых, обладают известными в стране именами, во-вторых, они представляют центристскую фракцию Республиканской партии. Известно, что в последние годы Республиканская партия благодаря активности законодателей консервативного крыла партии, приобрела среди определенных слоев избирателей репутацию партии, заинтересованной не в нормальном управлении страной, а в отстаивании консервативных принципов любой ценой, заинтересованной в борьбе за принципы. Джеб Буш и Митт Ромни – консервативные политики, доказавшие в бытность губернаторами штатов свои управленческие способности. Они являются приемлемыми в этом смысле кандидатами для партийного руководства. Но, с моей точки зрения, это не лучшие для Республиканской партии кандидаты. Митт Ромни во время прошлой президентской кампании показал себя политиком, который не способен вызвать энтузиазм среднего американца. Джеб Буш выглядит несколько предпочтительней. Он искусный политик, доказывал свою способность побеждать на выборах губернатора важного штата, у него репутация хорошего руководителя штата, он легко находит общий язык с этническими меньшинствами, которые составляют значительную часть электората Флориды. Однако и Ромни и Буш принадлежат к партийному истеблишменту, эти имена, что называется, приелись многим американцам. Партии, на мой взгляд, требуется яркий харизматичный политик, которого Республиканская партия не смогла предложить стране со времен Рональда Рейгана. У нее, как мне кажется, попросту нет подобного кандидата.

–​ Насколько, по-вашему, велики шансы на появление неожиданных кандидатур, способных обойти Ромни и Буша в предвыборной гонке?

Митт Ромни

Митт Ромни

–​ Я думаю, существует большая вероятность появления таких кандидатур. У партии есть несколько откровенно честолюбивых энергичных политиков, например, Тед Круз, Рэнд Пол, которые, скорее всего, бросят вызов кандидатам истеблишмента во время первичных выборов. И у них, скорее всего, будут неплохие шансы на победу на первичных выборах, учитывая, что в этих выборах, прежде всего, участвует костяк Республиканской партии, люди с четко выраженными консервативными убеждениями, для которых и Ромни, и Буш являются слишком либеральными политиками. Но в случае победы подобного Крузу или Полу кандидата, как мне кажется, победа демократам на всеобщих выборах будет почти гарантирована.

–​ Юрий Ярым-Агаев, как вы относитесь к внезапному появлению видных кандидатов от Республиканской партии, в общем, с двусмысленным политическим багажом?

– Я всегда считал, что Ромни – кандидат очень достойный и вполне заслуживающий должности президента, – говорит Юрий Ярым-Агаев. – Сможет ли он что-то улучшить, свое умение избираться после такого опыта, я в этом не уверен. Это может быть частично связано с его характером, и какие-то вещи невозможны. Что касается Джеба Буша, во-первых, его не совсем правильно связывают с его братом, они рассматриваются всеми как два разных политика. На самом деле предполагали, что он будет выбираться в президенты до того, как появился Буш-младший. Вопрос, безусловно, связан в данном случае с династийностью больше, чем с ассоциацией с его братом, и это может быть фактором против него. Третий человек из одной и той же династии, что уже беспрецедентный случай в Америке, в которой вообще президентская династия – редкое явление, по-моему, только два раза было в случае Адамса и в случае Рузвельта, но в тех двух случаях она ограничивалась все-таки двумя представителями.

–​ Эрик Ширяев, такая точка зрения действительно популярна: Ромни – достойный кандидат, которому попросту нее повезло, Джеб Буш – отличный политик и хороший кандидат, которого в свое время заслонил старший брат. Тем не менее кампания Ромни оставила тяжелое впечатление, и The Wall Street Journal, например, напоминает, что самопровозглашенный отличный управленец не смог нормально организовать свою предвыборную кампанию. Имя Бушей все-таки ассоциируется с бесславным концом президентства Буша-младшего. Не парадоксально ли, что два человека с таким багажом выглядят самыми перспективными пока кандидатами республиканцев?

–​ Элемент парадоксальности, конечно, есть, –​ говорит Эрик Ширяев. – Потому что, если смотреть с точки зрения логики, республиканцы должны выдвинуть молодого, задорного консервативного, даже радикально консервативного кандидата, который будет полнейшей альтернативой Обаме, который в глазах республиканцев и уже большинства американцев выглядит как либеральный и не способный к действию политик. Да, парадокс. Потому что Буш и Ромни в глазах большинства американцев представляют средний, умеренный политический тон, идеологический тон, они слегка справа, посередине. Почему не более молодые, более разговорчивые, более убедительные и более правые?

–​ Юрий Ярым-Агаев, почему, как вы считаете, эти люди проявились первыми потенциальными кандидатами республиканцев в президенты? Мой собеседник из Freedom House полагает, что это функция долгого процесса сбора денег, необходимых на ведение избирательной кампании. Почти за два года до выборов мы получаем людей, которым проще собирать деньги. Насколько, с вашей точки зрения, этот фактор финансирования американских кампаний, необходимости привлечения финансовых доноров важен? Ведь получается так, что большие имена выходят и сразу у них преимущества перед именами небольшими. Не так ли?

–​ Во-первых, не надо преувеличивать сам фактор финансирования. Я посмотрел на последние 14 выборов, с 1960 года, с выборов Кеннеди до настоящего момента, сравнивая финансирование двух сторон и насколько оно определяло результаты выборов. Из этих 14 выборов только в 7 случаях, то есть ровно в половине, победу одержали те, у кого было больше денег. Это первое. Кроме того, надо помнить о структуре финансирования. Мы автоматически ассоциируем финансирование с американским крупным капиталом, но это совершенно не так.

–​ Но приводится наблюдателями цифра, свидетельствующая о том, что следующая президентская кампания может стоить миллиард долларов.

Джеб Буш

Джеб Буш

​–​ Будет стоить. В последнюю кампанию 2012 года Обама потратил 1,1 миллиарда долларов в этой кампании, –говорит Юрий Ярым-Агаев. – Но из этих 1,1 миллиарда долларов 800 миллионов были собраны людьми, которые вложили меньше 5 тысяч долларов, а более 400 миллионов – людьми, которые вложили меньше 200 долларов. Крупный капитал в прямом смысле вложил в это дело не больше 10 процентов от этого миллиарда. То есть это очень важная вещь: большая сумма денег совершенно не тождественна тому, что эта сумма идет от крупного американского капитала. На самом деле в случае последних выборов, в случае Обамы большая сумма этих денег пришла от обычных избирателей, от среднего класса и от многих других людей.

–​ Профессор Ширяев, ваша версия, почему эти люди получают, так сказать, фору в выборном процессе, только потому, что избирательные деньги льнут к богатым и известным кандидатам?

–​ Крупные доноры, нужно понимать американские законы, не могут давать кандидатам деньги непосредственно, они вкладывают через партийные кассы. Влияние больших денег, конечно, существенное, но Юрий абсолютно прав, что мы не должны это преувеличивать, но недооценивать тоже нельзя. То, что Ромни и Джеб Буш сейчас на слуху сейчас и на виду – это неизбежно, потому что прежде всего они представители элиты. Ромни практически дважды хотел быть президентом, кампания последняя его была неудачная. Но Буш – представитель элитной семьи: брат президент, отец президент. Поэтому, безусловно, внимание будет именно на них. Каждый имеет право высказаться и каждый имеет право заявить своего кандидата. Поэтому разговор более эмоциональный, чем рациональный, на этот момент.

–​ Юрий Ярым-Агаев, исходя из американского избирательного опыта, насколько велики шансы на то, что богатым, известным или, скажем, кандидатам, предпочитаемым партийной элитой, смогут успешно противостоять не номенклатурные кадры?

Самые видные американские президенты с 1960-го по нынешнее время возникли помимо всех правил, помимо всех помазаний

​–​ Если вы посмотрите результаты выборов за последние 14 выборов с 1960 года, американские выборы отнюдь не сводятся к помазанникам, если их можно так назвать. На самом деле самые видные президенты с 1960-го по нынешнее время возникли помимо всех правил, помимо всех помазаний и так далее, начиная с того же Кеннеди, безусловно, Рональд Рейган, безусловно, Клинтон и теперешний президент Обама. Они все возникли абсолютно против тех правил элитности, династийности. Для нас теперь это большие имена. Но если, например, мы вспомним выборы Рейгана, Рейган явно баллотировался против воли партии.

–​ Не номенклатурщик.

– Абсолютно. Номенклатурщик был Буш в этот момент, и Буш был, безусловно, кандидат от партии. Рейган был диссидентом, можно сказать. А вот с Клинтоном вообще потрясающая ситуация, потому что Клинтон был человек ниоткуда, никому неизвестный губернатор одного из самых маленьких и бедных американских штатов, в то время как были уже известные старейшины демократического клана, куда входил и Тед Кеннеди, и Билл Брэдли и так далее – это были устоявшиеся известные имена, и вдруг ниоткуда взялся Клинтон и перевернул всю Демократическую партию, эти люди просто исчезли после клинтоновских выборов. Клинтон стал доминировать, можно сказать, захватил Демократическую партию. Но и это оказалось ненадолго. Когда все были уверены, что фактически назначенная им жена президента Хиллари будет безусловно кандидатом от партии, вдруг откуда-то появился Обама. В этом, я считаю, колоссальное достоинство и прелесть американской системы, которая постоянно обновляется, и все эти правила никогда долго не работают.

–​ Профессор Ширяев, я знаю, что многие из ваших студентов в университете имени Джорджа Мэйсона в Виргинии участвуют в политической агитации, в общем, занимаются политической борьбой. Как это выглядит и, как вам кажется, влияют ли их усилия на результаты первичных выборов?

10 процентов моих студентов считают себя активистами, то есть они реально серьезно думают о политике и имеют серьезные эмоции по отношению к кандидатам, они поэтому участвуют в кампании

​–​ Масса студенческая более либеральная, чем консервативная, поэтому в среднем в наших кампусах в американских университетах два к одному будет пропорция демократов и республиканцев. Я работаю со студентами уже почти 20 лет на местных, на кампаниях штата, на федеральных кампаниях. Наверное, 10 процентов моих студентов считают себя активистами, то есть они реально серьезно думают о политике и имеют серьезные эмоции по отношению к кандидатам, они поэтому участвуют в кампании. Работают бесплатно подавляющее большинство. Каждый вечер ходят из дома в дом, из квартиры в квартиру, стучатся в двери к незнакомцам и говорят о политике. Некоторые выгоняют, некоторые не пускают, другие пускают, поят чаем, варят кофе.

–​ Просто заходят в дома, стучатся и говорят: мы хотим поговорить про политику с вами?

–​ Абсолютно. Я так же начинал, буквально так же. Собираются вечером в 6 часов: куда пойдем? Сегодня квартал такой-то. 8-10 человек республиканцев или демократов, они в разных компаниях, естественно, ходят и стучатся в дома.

–​ Но они предварительно знают, к кому идти. Если демократ нагрянет к республиканцу?

–​ В том-то и дело, что ребята готовы к словесным перебранкам, готовы к тому, что люди будут их выгонять, готовы, что люди будут обнимать их, давать деньги. Это тоже большая возможность получить 20, 40, 100 долларов. Эти деньги затем передаются в фонд партии штаба или фонд партии района. Каждая партия имеет свои организации и в штате, и в районе. Более того, каждая партия имеет организации молодежные, молодые демократы и молодые республиканцы. Они имеют свои фонды, которые получаются частично от федеральных фондов своих партий. Но большинство – это дотации от людей, как мы. Я знаю, что в пятницу будет собрание и демократов, и республиканцев в двух барах, они будут буквально в двадцати метрах друг от друга. Собираются ребята от 17 до 25 лет, будут обсуждать стратегии по поводу будущих выборов.

–​ Юрий Ярым-Агаев, известно, что в последние годы многие комментаторы жалуются на то, что система первичных выборов, она, так сказать, не совсем хороша для больших партий, потому что на выборах доминируют активисты, у которых, как правило, крайние точки зрения. Сейчас центристы беспокоятся, что люди типа Буша, типа того же самого Ромни, то есть люди центристских позиций, могут проиграть на первичных выборах. Ваша точка зрения, насколько важны и насколько действительно опасны для политиков первичные выборы?

–​ Я считаю, что это замечательная вещь, иначе бы у нас доминировал партаппарат и номенклатура. Я никогда не боюсь слишком радикальных явлений, Америка очень сбалансированная страна, и эти факторы просто приводят к постоянному обновлению, освежению политики. Да, иногда бывают одиночные эксцессы, как было несколько случаев с назначениями Партией чаепития каких-то кандидатов, уже никуда не годных. Но в среднем, я считаю, и Партия чаепития, и более идеологические элементы в партиях во время первичных выборов, они все время приводят своих людей к дисциплине и порядку и напоминают им о каких-то базисных принципах, на которых каждая из этих партий стоит.

–​ Мы с вами сейчас обсуждаем республиканских кандидатов. А что, как вам кажется, происходит у демократов сейчас? В их лагере, если судить со стороны, царит странное затишье?

–​ У демократов по сравнению с республиканцами, мне кажется, стагнация, – говорит Юрий Ярым-Агаев. – Есть несколько любопытных моментов, например, очередной раз демонстрируется факт, что в Америке нет механизма политического преемника, который в России естественный механизм. То есть, например, тот же вице-президент Байден, который вроде должен был быть номинальным преемником Обамы и сидел на должности вице-президента 8 лет.

–​ И как говорят, он хотел бы этого.

В Америке "оранжевая революция" происходит регулярно, преемников не пропускают, а появляются новые люди

​–​ И хотел бы, но ему, судя по всему, ничего не светит. Это, кстати, тоже здоровый механизм, потому что это то, что в Америке "оранжевая революция" происходит регулярно, преемников не пропускают, а появляются новые люди. Хиллари, я, честно говоря, не считаю, что у нее уж такой большой статус и ореол. Я думаю, что у демократов не очень выгодная ситуация, потому что, с одной стороны, они сейчас не могут бросать настоящий вызов Хиллари и не хотят, а с другой стороны, я не уверен, что Хиллари для них такой уж выигрышный кандидат.

–​ Эрик Ширяев, как вы оцениваете предвыборную ситуацию в Демократической партии?

–​ Я думаю, что скорее всего появится какой-то более молодой губернатор-демократ, который сможет бросить вызов Хиллари Клинтон, или вторая альтернатива, которая обсуждается сейчас либеральных средствах массовой информации — это Элизабет Уоррен, сенатор из Массачусетса, которая может представить альтернативу Хиллари слева, более слева, с либеральной стороны.

–​ Я понимаю, что до выборов остается почти два года, но кампания начинается, и менее чем через год она будет в полном разгаре. Можно сейчас предположить, какие вопросы будут главными на этих выборах, о чем, как любят выражаться американцы, будут эти президентские выборы?

–​ По традиции, и это очень безопасное предсказание, экономика. Если республиканцы смогут убедить, что, вопреки политике Обамы, они могут обеспечить рост еще более значительный, чем идет сейчас в Америке, безусловно, у них все шансы выиграть есть. Второе, может быть, и скорее всего, так будет: проблема национальной безопасности снова возникнет. И кандидат, который скажет, что все, хватит, первая забота и первая моя обязанность – это забота о безопасности Америки, мы будем бороться с радикализмом, будем бороться с экспансионизмом, с непредсказуемым поведением стран, с Россией в том числе, эта позиция найдет безусловный отклик в сердцах и умах многих американцев.

–​ Юрий Ярым-Агаев, как заговорили некоторые специалисты, если действительно экономика станет главным вопросом выборов, то как раз у демократов могут быть и шансы, поскольку вроде как в последнее время экономика улучшается, и через два года, если ситуация будет продолжаться так же, Барак Обама сможет сказать, что именно его политика привела к хорошим результатам.

–​ Во-первых, если экономика будет улучшаться и будет хорошая, она перестанет быть таким уже главным фактором. Тогда это отойдет как фактор на второй план. Дело в том, что есть еще один очень важный фактор, и он находится в некоем конфликте и противоречии с тем, о чем сказал Эрик, а именно с вопросом национальной безопасности. Это фактор большого правительства и узурпации власти центральным федеральным правительством, который явно сильно проявился при Обаме, собственно из-за которого в большой степени возникла Партия чаепития. И этот фактор остается важным фактором. Если международная обстановка резко обострится, то национальная безопасность станет доминирующим фактором. Если внешняя ситуация будет более спокойная, то я думаю, что тема слишком большой концентрации власти и слишком сильного центрального правительства будет одним из важных факторов в этих выборах.

–​ То есть вы считаете, звезды в любом случае складываются неблагополучно для демократов через два года?

–​ Если говорить о партийной раскладке, они, безусловно, для демократов менее благополучны, чем для республиканцев.

–​ Профессор Ширяев, звезды располагаются в пользу республиканцев?

–​ История показывает, что только один раз за последние шесть десятилетий после принятия поправки 22, которая запрещает президентом быть более двух сроков на своем посту, ни одна партия не смогла оставить своего кандидата в Белом доме в третий раз. Это произошло единственный раз после ухода Рейгана. Поэтому, скорее всего, это будет республиканец. Другие факторы, которые имеют роль, экономика и международное положение, настроение масс, опросы показывают, что, скорее всего, судя по сегодняшнему дню, это будет республиканец. Но это может зависеть и от личности.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG