Ссылки для упрощенного доступа

Фанатскому бунту шьют политику


Игорь Березюк, Кирилл Унчук и Александр Козевин (слева направо), обвиняемые по делу о беспорядках на Манежной площади, перед началом заседания в Тверском суде
До восьми лет лишения свободы могут получить подсудимые по делу о беспорядках на Манежной площади в Москве, прошедших в декабре 2010 года. О таких наказаниях в ходе состоявшихся 25 октября прений в Тверском районном суде Москвы просил государственный обвинитель.

Адвокаты заявляют о политической мотивированности преследования своих подзащитных, трое из которых являются активистами оппозиционного движения "Другая Россия". К массовым беспорядкам и сопротивлению милиции на Манежной площади привел не согласованный с властями митинг футбольных болельщиков, требовавших добросовестного расследования дела об убийстве фаната "Спартака" Егора Свиридова.

Признать виновными и назначить наказания в виде реальных сроков лишения свободы – таково требование прокурора Алексея Смирнова, поддерживающего обвинение по делу о беспорядках на Манежной площади. Гособвинитель напомнил, что, по версии следствия, 11 декабря прошлого года активист оппозиционного движения "Другая Россия", гражданин Белоруссии Игорь Березюк призывал к массовым беспорядкам, возбуждению ненависти и вражды, применял насилие в отношении представителей власти и вовлек подростка в совершение преступления. За это его следует приговорить к восьми годам колонии, считает прокурор.

Адвокат Березюка Дмитрий Аграновский так прокомментировал требования гособвинителя:

– Я не первый раз участвую в подобных политических процессах над оппозицией (подчеркиваю: это политический процесс над оппозицией). И всегда жестокость давала только обратный результат. Запугать оппозицию этим не удавалось, а имиджу РФ наносился чудовищный ущерб. Всем все ясно, такие сроки ничем не обоснованы. Обвинения ничем не доказаны. Я сейчас скажу страшную вещь: обвинение нелепое и дело в суде развалилось. Нелепость в том, что, по мнению, обвинения фактически эти люди спровоцировали эти массовые беспорядки с помощью Кубракова. Вот Березюк, используя Кубракова, как инструмент, так подогрел толпу, что толпа стала бросаться на ОМОН. Потерпевшими признаны 23 сотрудника ОМОНа и еще несчастные четыре парня, нерусские, которых тоже побили. Это все о чем говорит? О том, что, якобы – по мнению следствия – Березюк попросил Кубракова кричать лозунги. Кубраков стал кричать и вся эта толпа от него завелась. Это же просто абсурд! Кубракова из-под кафедры еле видно – 15 лет молодому человеку, – отмечает адвокат.

Еще двоих активистов "Другой России", Руслана Хубаева и Кирилла Унчука, прокуратура просит приговорить к шести и пяти годам лишения свободы соответственно: за призывы к массовым беспорядкам и насилие в отношении представителей власти. Причем Хубаева, по мнению гособвинителя следует отправить в колонию строгого режима. В ходе судебного разбирательства Руслан Хубаев заявлял, что пришел на Манежную площадь, чтобы выразить протест против коррупции в правоохранительных органах и не знал, что акция не согласована с властями. А националистические призывы, которые зазвучали на площади, он не поддерживал.

Адвокат Хубаева Евгений Архипов, комментируя выступления в прениях своего процессуального оппонента, заявил, что позиция государственного обвинения свидетельствует о политической мотивированности уголовного преследования его подзащитного, а не о желании выявить истинных зачинщиков беспорядков:

– Есть около двух десятков потерпевших омоновцев. При этом указанные сотрудники не имеют никаких претензий к моему подзащитному и другим подсудимым. Они их даже не видели на Манежной площади, хотя почему-то проходят как потерпевшие. Формулировка такая: "Испытывали нравственные страдания от толпы". С тем же успехом можно признавать потерпевшими всех сотрудников МВД, всех сотрудников ОМОНа, которые посмотрели события на Манежной площади по телевизору. Это низкий профессионализм, очевидное непонимание прав и свобод. В деле присутствует договор аренды, заключенный Людмилой Михайловной Алексеевой, – как орудие преступления. Устав партии "Другая Россия" – как орудие преступления. Значки "Стратегии-31" – как орудие преступления. Агитационные материалы, посвященные Сергею Мохнаткину, – тоже как орудие преступления. Я могу долго перечислять – там несколько десятков политических агитационных материалов, которые никакого отношения к Манежной площади не имеют, но проходят как орудие преступления на Манежной площади. Поэтому я и говорю о том, что дело политическое…

Леонид Панин и Александр Козевин, которых также судят за призывы к массовым беспорядкам и насилие в отношении представителей власти, свою вину признают, в содеянном раскаиваются. Но и они, по мнению прокурора Алексея Смирнова, должны получить реальные сроки. Правда, меньшие чем остальные: по четыре и четыре с половиной года лишения свободы. Говорит адвокат Александра Козевина Виталий Викторов:

– Я считаю, что 4,5 года, в любом случае, если даже моего подзащитного признают виновным, – слишком жестокое наказание за то, что ему вменяют. В какой-то степени политическая мотивация, конечно, есть. Я подозреваю, что команду отдавало не руководство государства, естественно. Но существует такое понятие: услужливый дурак. Вот кто-то и решил, что необходимо примерно наказать этих граждан, "чтобы неповадно было". Кто-то решил таким вот образом выслужиться, оказав плохую услугу руководству, – полагает адвокат Александра Козевина.

Адвокат Игоря Березюка Дмитрий Аграновский не исключает, что приговор Тверского районного суда по делу о беспорядках на Манежной площади будет использован для того, чтобы запретить движение "Другая Россия", и обращает внимание на то, что политическая подоплека привлечения к ответственности именно ЭТИХ подсудимых видна с первых строк обвинительного заключения:

– Сказано, что обвиняемые – активисты движения "Стратегия-31" и "Другая Россия", которые пропагандируют отмену разрешительного порядка проведения массовых мероприятий. Кстати, у нас разрешительного порядка, слава Богу, нет. Но вот с этого начинается: что они действовали как члены оппозиционной организации. А дальше сам характер обвинений выходит просто за пределы обычной уголовной правовой оценки. Он носит именно политический характер. Я думаю, этот процесс, скорее всего, будет использован для попытки запретить "Другую Россию" совсем, – прогнозирует Дмитрий Аграновский.

По официальным данным, в беспорядках на Манежной площади, закончившихся столкновениями с ОМОНом, участвовало 5 тысяч футбольных болельщиков, неонацистов и радикально настроенной молодежи. Собственно митинг (не согласованный с властями) организовали футбольные фанаты, недовольные ходом расследования убийства болельщика "Спартака" Егора Свиридова и тем, что правоохранительные органы отпустили из-под стражи подозреваемых в этом преступлении.

Кстати, в пятницу, 28 октября, станет известен приговор по делу об убийстве Свиридова. 25 октября в Московском городском суде обсуждались последствия вердикта присяжных, посчитавших всех шестерых подсудимых виновными и не заслуживающими снисхождения.

Аслана Черкесова, чей выстрел из травматического пистолета стал для Свиридова смертельным, прокуратура просит приговорить к 23 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а также назначить ему дополнительное наказание в виде двух лет ограничения свободы. Остальных подсудимых, по мнению обвинения, следует отправить в колонию общего режима – каждого на 8 лет.

Защита, в свою очередь, ходатайствует о более мягком наказании. Адвокат Черкесова Дмитрий Панков просил переквалифицировать обвинение на статью, предусматривающую ответственность за причинение смерти по неосторожности и, соответственно, назначить менее суровое наказание.
XS
SM
MD
LG