Ссылки для упрощенного доступа

"Мне удалось сохранить себя"


Эколог Евгений Витишко

Краснодарский эколог Евгений Витишко вышел на свободу и готов продолжать деятельность, раздражающую власть

Известный краснодарский эколог Евгений Витишко вечером 22 декабря покинул колонию-поселение N2 в Тамбовской области, после того как областной суд признал законным решение Кирсановского районного суда об изменении ему наказания на ограничение свободы. В ближайшее время активист должен вернуться в Туапсе, где он жил до заключения. В интервью Радио Свобода Витишко уже заявил, что колония не изменила его и его взгляды.

Евгений Витишко должен был выйти из колонии еще 21 ноября, однако из-за того, что прокуратура оспорила решение суда, потребовав уточнить, где эколог будет отбывать наказание – по месту регистрации в городе Славянск-на-Кубани или по месту постоянного проживания в Туапсе - это произошло только спустя месяц. В знак протеста против действий прокуратуры Евгений Витишко, который готовился выйти на свободу, объявил голодовку, но 14 декабря вынужден был ее прекратить из-за ухудшения состояния здоровья:

- Я сейчас уже вышел из состояния голодовки. Никаких дополнительных неприятных ощущений, плохого самочувствия нет. Настроение бодрое! К этому решению суда мы шли практически 8 месяцев с того момента, когда возникло право на условно-досрочное освобождение, соответственно, на замену на более мягкое наказание. Я сейчас планирую, если не возникнет каких-то недоразумений по дороге домой, заниматься тем же самым, то есть охраной окружающей среды.

- Но ограничение свободы накладывает определенные обязательства...

- Какие обязательства? Накладываются обязательства - отмечаться один раз в месяц. То есть они такие же, как и по условно-досрочному освобождению. В принципе, это условное отбытие мною наказания на оставшийся год. Я, конечно, сейчас максимально подстрахуюсь от провокаций, которые могут быть возможны. Например, в предыдущий раз меня задержали и посадили на 15 суток за то, что я якобы нецензурно ругался. Я даже в тюрьме за два года не научился ругаться матом, поэтому это абсурдное обвинения. Я буду максимально страховаться от этого. Мы же, на самом деле, не рисовали на заборе. Моя задача - организовывать какие-то вещи, добиваться от органов прокуратуры, государственных органов исполнения законов. И здесь ничего противозаконного я не планирую. Поэтому буду все делать так же, постепенно и вдумчиво, что и делал раньше.

Пикеты в поддержку Евгения Витишко в Москве
Пикеты в поддержку Евгения Витишко в Москве

- Что касается решения суда, это просто справедливость, освободили, потому что все по закону, или просто тема вашего ареста уже ушла с повестки, и это такой жест доброй воли?

- Я не знаю. Я считаю, что первоначально наше осуждение с Сергеем Газаряном по этому надуманному, абсолютно бредовому уголовному делу, якобы за порчу забора, инкриминирование 167-ой статьи, то есть "Причинение крупного ущерба из хулиганских побуждений", оно именно было в назидание гражданскому обществу: что вот уголовное дело для любого человека с активной жизненной позицией может возникнуть из ничего, на пустом месте. Мы показали всему разумному гражданскому сообществу России и международному сообществу, через "Эмнести Интернэшнл", "Хьюман Райтс Уотч", "Фридом Хаус" и многие международные правозащитные организации, что это абсолютно бредовое уголовное дело. И пребывание меня в колонии, и все последующие действия тоже не основаны на законе. И дальше мы будем подчеркивать неправильные решения, которые ведут именно к дискредитации самой России и ее жителей в целом.

- Это уже правозащитная деятельность, в какой-то степени.

- Безусловно! Но у нас вопросы экологии стали вопросами политики, они пересекаются, по сути дела. Нас-то на самом деле наказали за участие в выборах, когда я баллотировался кандидатом в депутаты Государственной Думы, в Законодательное собрание Краснодарского края, в главы Крымского района и прочее-прочее. Показали, что этого делать нельзя. Ни я, ни Газарян не признали своей вины, и мы будем добиваться справедливости в международных судах. То есть это будет наша последовательная позиция, и я считаю, что это правильно.

- Ваша деятельность до ареста была, в основном, в пределах Краснодарского края. Может быть, в планах создание какой-то общероссийской организации?

Пикеты в поддержку Витишко и Газаряна в Туапсе
Пикеты в поддержку Витишко и Газаряна в Туапсе

- По своим убеждениям я либерал и демократ, какое-то время состоял в партии "Яблоко". Сейчас как таковых либеральных и демократических партий нет. И с какой повесткой мы сегодня можем пойти на выборы? Создавать заново какую-то партию, гражданское сообщество, способное выдвинуть кандидатом меня или кого-то еще из моего окружения, пока не представляется возможным в силу финансовых проблем. Что делать дальше? Я понимаю, что сейчас, например, мы объединили многие вещи, которые теоретически раньше не объединялись, а именно - правозащитные и экологические. Даже та же "Экологическая вахта" - у нас серьезная конфронтация была даже с "Гринписом", но потом все выступили в мою защиту, одним общим фронтом, и СМИ, и все те люди, с которыми мы на свободе даже критиковали друг друга. Нам удалось объединить всех. И я хочу их во многих вещах поддерживать. Если получится так, я готов и дальше бороться за свободную, демократическую Россию.

- Какие были условия в колонии, как относились к вам сотрудники и заключенные?

- Мы сейчас в России живем при авторитарном режиме, а режим колонии - это режим тоталитарный. То есть человек, попадающий туда, должен делать именно то, что ему скажут. Не важно, по закону это или не по закону. Мнение сотрудников администрации будет главным. И вопрос в том, способен ли человек в этих условиях жить и сохранить свое достоинство, человеческое лицо. Мне кажется, нет. Вопрос в том, что нам удалось - благодаря поддержке вас, СМИ, международного сообщества, благодаря пристальному вниманию к моей персоне со стороны международных и российских правозащитных организаций, сохранить самого себя. Я абсолютно не менялся, и, если там били при мне людей, я всегда высказывал все руководителям колонии, что это недопустимо. Это совсем другой мир, о нем надо разговаривать отдельно. Но я считаю, что мне удалось благодаря именно поддержке и своей правоте, сохранить себя. Хоть это и зря потраченное время, впустую, я много не успел, но мне удалось остаться самим собой, - рассказывает Евгений Витишко.

Карта участка дачи бывшего губернатора Краснодарского края Ткачева
Карта участка дачи бывшего губернатора Краснодарского края Ткачева

​В 2012 году эколог Витишко был осужден на три года лишения свободы по делу о порче забора возле объекта, который защитники природы считают дачей экс-губернатора Кубани Александра Ткачева. Правозащитный центр "Мемориал" внес Евгения Витишко в список политзаключенных. "Международная амнистия" (Amnesty International) признала его узником совести. Витишко отбывает наказание в Тамбовской области. За это время он подавал несколько прошений об УДО, ему каждый раз отказывали, и Евгений объявлял голодовки.

В середине осени в дело Витишко вмешались правозащитники. 1 октября на встрече с президентом России Владимиром Путиным член Совета по правам человека Андрей Бабушкин и уполномоченный по правам человека Элла Памфилова указали на избирательность российского правосудия и привели в пример ситуацию Евгения Витишко, которого, по их мнению, "не только незаконно осудили", но еще и "незаконно условно-досрочно не освобождают". Президент признался, что о деле Евгения Витишко ему рассказывал и глава СПЧ Михаил Федотов, и пообещал разобраться в этой истории.

10 ноября Кирсановский суд принял решение о смягчении наказания, однако позднее прокуратура Кирсановского района Тамбовской области его оспорила. Прокурор не согласился с решением суда, поскольку в нем отсутствовало постановление о том, в какой территориальный орган Витишко должен будет встать на учет. После этого Витишко начал голодовку, которую прекратил 14 декабря.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG