Ссылки для упрощенного доступа

Что ослабит рубль


По прогнозу МЭР, при сохранении текущих цен на нефть обменный курс к концу года составит 63-64 рубля за доллар

Курс рубля к доллару в целом с начала января вырос на 6% - до уровней июня 2015 года. В феврале чистый спрос населения на иностранную валюту вырос более чем наполовину, сообщил во вторник Центральный банк. Впрочем, если есть, на что покупать валюту, то когда же еще это делать, как не в периоды относительно “дорогого” рубля, ведь все может очень быстро измениться... Председатель Банка России Эльвира Набиуллина на прошлой неделе напомнила, что стране необходимо привыкнуть жить в условиях “плавающего” курса рубля, и призвала избавиться от идеи фикс – все время о нем думать. Но буквально через день, в ходе первой своей пресс-конференции, новый министр экономического развития России Максим Орешкин заявил, что рубль ослабеет в ближайшее время и что прогноз его ведомства на конец года – 68 рублей за доллар. Ибо курс, по словам министра, значительно отклонился от своего “модельного” уровня в сторону укрепления. Впрочем, все подобные заявления с начала года к ослаблению рубля так пока и не привели...

За последние несколько дней курс российской валюты к доллару сначала снизился на 2% - вместе с курсами валют и других развивающихся стран, ослабевших, как дружно отмечали эксперты, на фоне последних событий в Сирии и вокруг них. В такие моменты аппетит инвесторов к более рисковым вложениям традиционно падает. Но уже в среду – на фоне и вновь подорожавшей нефти, и того, что на встрече министров иностранных дел стран "большой семерки" не было согласовано расширение санкций против России – рубль вновь укрепился, отыграв, как минимум, четверть потерь последних дней.

Российский регулятор долгое время формировал доверие к своей политике. И у него просто нет возможности делать шаг вперед, чтобы потом сделать два шага назад.

Но попробуем оставить в стороне геополитические факторы. И вспомним, что цены на нефть – главный курсообразующий фактор для рубля – от самой России мало зависят. Разве что страна вдруг решила бы резко сократить свой нефтяной экспорт… Зато от нее напрямую зависят процентные ставки на внутреннем финансовом рынке. Они сегодня высоки, а это привлекает зарубежный капитал на рынок российского рублевого государственного долга, что, в свою очередь, существенно укрепляет рубль.

Однако процентными ставками “заведует” Центральный банк (ЦБ), у которого свое понимание динамики их снижения. С учетом 4%-го целевого уровня, или таргета, Банка России по инфляции в стране. Получается, посыл министра экономического развития в части грядущего “ослабления” рубля – именно в эту сторону?

Константин Гуляев, руководитель управления рыночных исследований инвестиционно-финансового Дома “Капиталъ”:

- Я согласен, что Минэкономразвития намекает, конечно, на ставку ЦБ. Министерство видит, что инфляция уже практически достигла таргета в 4%, который ставил перед собой Центробанк. И что уровень инфляции, как и сложившийся курс рубля, позволяют, вроде, ЦБ более активно снижать свою ставку. На что Минэкономразвития, видимо, и рассчитывает, ожидая, соответственно, ослабления рубля. Так как спрос на него со стороны зарубежных инвесторов - для покупки рублевых финансовых инструментов – будет сокращаться.

Денис Давыдов, главный аналитик шведского банка Nordea:

- На мой взгляд, вряд ли стоит оценивать комментарий господина Орешкина, как намек в сторону того, что Центральному банку необходимо ускорить снижение ставок. Скорее, ему, как руководителю ведомства, “отвечающего” за экономический рост, пришлось говорить о том, что краткосрочный фактор укрепления рубля негативно отражается на динамике и базовых производств, и ВВП России в целом. Для российских компаний и предприятий, ориентированных на экспорт, укрепление рубля означает утрату конкурентных преимуществ или, как минимум, их снижение. Поэтому, ориентируясь на перспективу, министр и назвал “желаемый”, условно говоря, курс рубля, при котором, в его представлении и с учетом текущей структуры российской экономики, ситуация в ней выглядела бы более благоприятной.

ФРС заранее “готовит” финансовые рынки к грядущей “нормализации” собственного баланса, то есть “управляет” их ожиданиями. В этом смысле можно ожидать закономерного повышения интереса инвесторов к активам, номинированным в долларах.

Но эти-то устремления и вступают в некое противоречие с устремлениями Центрального банка в части управления инфляцией в стране…

Денис Давыдов:

- Действительно, ослабление курса рубля несет инфляционные риски. А раз так, то Центробанк вряд ли будет стремиться форсировать снижение ставки.

Министр экономического развития говорил, что при неизменности курса рубля следует ожидать серьезного ухудшения состояния текущего счета России, с учетом сезонности, уже в июле-августе. Тогда как в первом квартале, исходя из данных, представленных Банком России во вторник, резкий рост профицита текущего счета и стал главным фактором значительного укрепления рубля, отмечают аналитики банка “Уралсиб”. Текущий счет, напомним, объединяет операции как экспорта-импорта товаров и услуг, так и финансовые потоки в обоих направлениях…

Дмитрий Полевой, главный экономист по России голландского банка ING:

- Чем “крепче” рубль, тем больше потенциальный спрос на импорт: и со стороны населения - на потребительские товары, и со стороны компаний – на оборудование, сырье и материалы. А чем больше спрос на импорт, тем меньшим в итоге оказывается общее сальдо внешней торговли страны. Традиционная его сезонность - рост профицита в первом квартале (пока в северном полушарии остается высоким спрос на энергоносители – РС) и постепенное его ухудшение его во втором-третьем кварталах. В третьем квартале профицит текущего счета обычно достигал минимумов, а в отдельные годы - даже сменялся небольшим дефицитом. Г-н Орешкин говорит, что, если курс рубля по той или иной причине останется на текущем уровне, профицит текущего счета сильно сократится. Но это лишь первый элемент процесса. Второй элемент - что, скорее всего, предполагается существенный новый приток капитала, который на первом этапе будет “нивелировать” продолжающееся ухудшение состояния текущего счета. Однако в какой-то момент рубль - за счет как раз “слабого” текущего счета - все равно начнет “корректироваться”.

“Рублевые” цены на нефть пребывают ныне на уровнях, существенно превышающих те, исходя из которых рассчитывался текущий госбюджет России. То есть, с точки зрения бюджета, добиваться ослабления рубля Минфину сейчас необязательно.

Если не иметь в виду снижение ключевой процентной ставки Центральным банком России, то другим механизмом дополнительного влияния на курс рубля, по идее, могло бы стать, например, решение Министерства финансов резко увеличить покупку им валюты - в рамках нового бюджетного правила. То есть используя для этих покупок дополнительные, к предусмотренным текущим бюджетом, нефтегазовые доходы казны. Такие ежедневные покупки Минфин начал еще в феврале, но пока они, как видим, укрепление рубля особо не сдержали…

Константин Гуляев:

- Мы видим, что Минфин тратит пока на эти покупки вдвое меньше (чуть более 3 млрд рублей в день), чем объявлял изначально (более 6 млрд рублей). И в течение торгового дня влияние этих покупок на курс рубля хоть как-то проявляется максимум полчаса-час. И все!.. Чтобы оно стало действительно заметным, необходимо, как минимум, заявить о гораздо больших объемах покупки валюты. Но для этого нужны немалые дополнительные средства…

Дмитрий Полевой:

- Если Минфин будет пытаться увеличивать объемы покупки валюты, независимо от тех правил, о которых он сам объявил в феврале, это станет явным сигналом, что ведомство действительно пытается снизить курс рубля. Однако, на наш взгляд, такой явной цели министерство перед собой не ставит. Ведь, несмотря на всю волатильность, которая наблюдается на валютном рынке, “рублевые” цены на нефть пребывают ныне на уровнях, существенно превышающих те, исходя из которых рассчитывался текущий госбюджет России. То есть, с точки зрения бюджета, добиваться ослабления рубля Минфину сейчас необязательно.

Поэтому, ориентируясь на перспективу, министр и назвал “желаемый”, условно говоря, курс рубля, при котором, в его представлении и с учетом текущей структуры российской экономики, ситуация в ней выглядела бы более благоприятной.

По текущему базовому прогнозу Министерства экономического развития, обменный курс российской валюты может снизиться к концу года до 68 рублей за доллар (с нынешних примерно 57 рублей), если нефть к тому времени будет стоить 40 долларов за баррель, а не 55-56 долларов, как сегодня. Если же цены на нефть останутся на текущих уровнях, продолжал министр, то курс выйдет на уровень 63-64 рубля за доллар. Но такое ослабление рубля предполагает, как минимум, воздействие каких-то других важных факторов. Скажем, что Центральный банк России будет активно снижать свою процентную ставку, сокращая нынешнюю привлекательность рублевых активов для зарубежных инвесторов. Или то, что Федеральная резервная система (ФРС) США станет, наоборот, активно повышать свою ставку, что традиционно укрепляет доллар, так как приводит к перетоку капиталов в США из других стран, в первую очередь – развивающихся. Однако все эти факторы и в таком именно развитии – как минимум, под вопросом…

Денис Давыдов:

- Конечно, при более дешевой нефти рубль закономерно должен быть слабее. Но мы, например, исходим из того, что ОПЕК продлит нынешнее соглашение о сокращении добычи и на вторую половину года. И если нефть в результате подорожает или дешеветь не будет, то и рубль окажется “крепче” Что же касается действий Центробанка США, то, даже если он и не пойдет на более агрессивное, чем пока ожидается, повышение своей ставки, ФРС, тем не менее, заранее “готовит” финансовые рынки к грядущей “нормализации” собственного баланса, то есть “управляет” их ожиданиями. В этом смысле можно ожидать закономерного повышения интереса инвесторов к активам, номинированным в долларах. И тогда их капиталы, вложенные ныне в развивающиеся рынки, станут перетекать в Северную Америку. Как следствие, возникнет дополнительное давление на валюты развивающихся стран, в том числе и на рубль…

Чем “крепче” рубль, тем больше потенциальный спрос на импорт: и со стороны населения - на потребительские товары, и со стороны компаний – на оборудование, сырье и материалы. А чем больше спрос на импорт, тем меньшим в итоге оказывается общее сальдо внешней торговли страны.

Константин Гуляев:

- На мой взгляд, из этих трех факторов, которые, конечно же, являются менее значимыми, чем фактор геополитический, два вполне реальны. Во-первых, понижение ставки Банком России, а во-вторых, повышение ставки ФРС США. Что касается цен на нефть, то базовый прогноз Минэкономразвития в 40 долларов за баррель к концу года мне представляется заниженным. Конечно, многое будет зависеть от того, продлит ли ОПЕК действие соглашения по сокращению добычи?.. Но, на мой взгляд, к концу года баррель нефти может стоить и более 50 долларов. А при таких ценах на нефть валютный прогноз Минэкономразвития - 63-64 рубля за доллар - вполне реалистичен.

Денис Давыдов:

- Что касается действий российского Центробанка, то его основной целью является даже не столько само снижение инфляции до 4%, а удержание ее на этих уровнях! И в этом смысле слишком активные послабления могут дать отрицательный эффект. Ведь российский регулятор долгое время формировал определенное доверие к своей политике. И у него просто нет возможности делать шаг вперед, чтобы потом сделать два шага назад. Думаю, Центральный банк будет по-прежнему придерживаться умеренно жесткой денежно-кредитной политики. Что, в свою очередь, будет оказывать дополнительную поддержку рублю.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG