Ссылки для упрощенного доступа

Приговор по "левой" экспертизе


Геннадий Черныш выяснил, что стал обвиняемым по ложной экспертизе

Ошибки в судебных экспертизах могут сделать из невиновного человека преступника. Подавляющее большинство экспертиз назначает следствие, получая при этом результаты, подходящие для обвинительного приговора. Добиться повторной экспертизы подсудимый может только с разрешения суда. Но, как показывает случай Геннадия Черныша, оправдательный приговор по повторной экспертизе может не устроить прокуратуру. Тем более, когда ты сумел доказать, что ее проводил "липовый" эксперт.

В обвинении по статье 138.1 "Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации" результаты экспертизы играют решающую роль в вынесении вердикта. На сотни обвинительных приговоров по таким делам единицы оправдательных – за первую половину 2016 года уголовниками стал 101 человек, а доказать невиновность смогли только двое.

– Экспертизы, которые назначает суд и которые проводятся во время судебного разбирательства, составляют меньшинство. Абсолютное большинство организовывает следствие, и они дают предсказуемый результат в их пользу, – говорит адвокат Илья Новиков. – Если следователь видит, что экспертиза пришла и результат негативный, но есть принципиальное решение, что дело пойдет в суд, то делают повторную экспертизу. И так до посинения.

В январе мы рассказывали историю Геннадия Черныша, которого судили за продажу флешки со встроенным диктофоном. Мужчина радовался: казалось, ему все-таки удалось доказать, что он не шпион. Геннадий знал о статье 138.1 еще до покупки устройства, поэтому выбирал то, на котором четко видна надпись DISK RECORDER. К тому же нашел точно такое же устройство в продаже в обычном магазине, где позже даже появился сертификат, что оно не является СТС НПИ. И заказал через интернет – так дешевле.

Покупатель оказался сотрудником правоохранительных органов, который проводил проверочную закупку

Встроенным диктофоном Геннадий воспользовался всего несколько раз – для записи списка покупок и музыки, которую случайно услышал. Вскоре обнаружил, что батарейка садится меньше чем за час работы. Поэтому решил перепродать устройство на сайте Avito, где и до его объявления были подобные. Покупатель нашелся быстро. Только он оказался сотрудником правоохранительных органов, который проводил проверочную закупку.

Возбудили уголовное дело – провели судебную экспертизу – состоялся первый суд. Экспертизу делало некоммерческое партнерство экспертных организаций "Кубань-экспертиза". Судя по сайту компании, там трудятся мастера на все руки: проводят автотехнические, речеведческие, оценочные, психофизиологические, экологические и любые другие виды экспертиз. Один из сотрудников организации – Шемякин Антон Юрьевич. Ему было поручено изучить флешку с диктофоном. Он-то и установил, что устройство является СТС НПИ. Геннадию грозили обвинительным приговором по уголовной статье средней тяжести.

Черныш с таким решением был не согласен. Он еще раз внимательно прочитал закон, что относится к СТС НПИ, применил критерии к своему устройству – шпионских признаков не нашел. Более того, Геннадий заметил, что Шемякин, проводивший экспертизу, обучился этому делу за три дня якобы в московском ЭКЦ МВД. А по юридическому адресу, где зарегистрирована "Кубань-экспертиза", расположено разваливающееся здание. Черныш подал на апелляцию, разослал письма во всевозможные инстанции с просьбой еще раз проверить его устройство, а заодно и самого эксперта Шемякина.

– В какой-то момент я сдался. Я столько писем посылал: в МВД, депутатам, президенту, всего не меньше 40 – и никто не отвечал. Я уже согласился с особым порядком – просто признать свою вину и заплатить штраф в размере 15 тысяч рублей, – вспоминает Геннадий. – Но за три дня до суда мне позвонила Ольга Тушканова, заместитель начальника лаборатории ЭКЦ МВД, и сказала, что нужно продолжать судиться, потому что фирма, проводившая экспертизу, "левая".

Диктофон отправили на проверку в Москву. И установили, что устройство не является СТС НПИ, что означало отсутствие состава преступления

Геннадий добился того, что флешку-диктофон отправили на проверку в Москву. Там установили, что устройство не является СТС НПИ, что означало отсутствие состава преступления. Но прокуратора республики Адыгея так быстро не сдалась и попросила вызвать на опрос московского эксперта. Приехать он не смог, поэтому устроили телеконференцию.

– Добиться от суда проведения повторной экспертизы – уже победа, – считает адвокат Новиков. – Такую просьбу суд может отклонить. Потому как в случае, если вторая экспертиза покажет другой результат, приговор должны выносить, опираясь на него, а суды не любят оправданий. Повторная экспертиза с гораздо большей вероятностью может привести к тому, что дело вернут в прокуратуру, чем то, что вынесут оправдательный приговор.

– Прокурор пытал эксперта почти два часа. Один из вопросов был – на каком расстоянии он видел надпись DISK RECORDER. Эксперт ответил, что с двух метров. И после конференции прокурор заявил судье, что хочет подать ходатайство, чтобы вызвать его для следственного эксперимента, – рассказывает Геннадий. – Придрался прокурор и к тому, что московский эксперт поменял вопросы. Было: "Вам представлен на экспертизу флеш-накопитель… является ли он СТС НПИ. Он это перефразировал и объяснил: "Мне предоставлено электронное устройство – я не знаю заранее, что это. А ваша формулировка уже предвзятая".

Судебная экспертиза, по мнению адвокатов, одна из самых сложных тем в юридической практике. Есть целый ряд причин, по которым она может быть проведена неправильно: некачественный материал, контакты эксперта с заинтересованными лицами, низкий уровень подготовки экспертов и пр.

В деле Дмитрия Быченкова (участник несанкционированных митингов. – РС) опознание проводили по видеозаписи. На первой экспертизе Дмитрия пытались узнать на видео, используя его фотографию 12-летней давности. На второй качество видеозаписи фактически позволяло сказать, что там фигурирует любой человек.

– Эксперты посмотрели и решили, что будут проводить сопоставление, сравнивая отдельные признаки. Нос похож? Вроде похож, ставим галку. Подбородок похож? Ну, так средне, но похож, ставим галку. В итоге считаем, сколько галок и делаем категорический вывод, что это один и тот же человек. Сейчас мы знаем достоверно, что этот вывод ошибочный. Но в судебном процессе все равно фигурирует именно эта экспертиза, – говорит адвокат Новиков.

Это свидетельство, по данным ЭКЦ МВД, они Шемякину не выдавали
Это свидетельство, по данным ЭКЦ МВД, они Шемякину не выдавали

В случае Геннадия Черныша оказалось еще любопытнее. Эксперт Шемякин, проводивший первую экспертизу, не обучался этому делу, что подтвердили в ЭКЦ МВД. Хотя именно они якобы выдали ему свидетельство. Адвокату Черныша удалось вызвать Шемякина на допрос. Вины своей эксперт ни в чем не признает. Но кто именно его обучал, да и как это происходило – помнит плохо – мол, давно было. Радио Свобода направило вопросы эксперту, но он на них не ответил.

Шемякин определил устройство как СТС НПИ. После повторной экспертизы, которую проводил он же, устройство вернули в неисправном состоянии

А за плечами эксперта Шемякина уже десятки уголовных обвинений по Краснодарскому краю и Адыгейской Республике. Так, еще одну экспертизу он провел Олегу Чарусову из Новокубанска. История Олега почти такая же, как и многих людей, которых обвиняют по ст.138.1 УК РФ. Мужчина купил на ebay зажигалку с камерой, не понравилось качество работы, решил перепродать и тоже попался на "контрольной закупке". Шемякин определил устройство как СТС НПИ. Более того, после повторной экспертизы, которую проводил он же, устройство вернули в неисправном состоянии.

– На заседании адвокат попросил предоставить материалы, которые получили с устройства во время проведения экспертизы. А оно лежало еще запечатанное в пакете, – рассказывает Олег Чарусов, уже осужденный по ст.131.1 УК РФ и оштрафованный на 15 тыс. рублей. – Оказалось, что камера уже не работает. Да и не очень понятно, работала ли она, когда ее проверяли.

Согласно закону, проводить судебные экспертизы могут только лаборатории, подконтрольные органам внутренних дел. Набор сотрудников, имеющих право проводить судебные экспертизы в области радиоэлектроники, проводился в МВД России только в 1994 и 2006 годах. На запрос адвоката Чарусова об обучении Шемякина пришел следующий ответ: "ЭКЦ МВД России не располагает сведениями об обучении в период с 9 по 12 марта 2009 года Шемякина Анатолия Юрьевича методам исследования объектов РЭС и СТС…". Также оказалось, что "в 2009 году сотрудники ЭКЦ МВД в каких-либо курсах, семинарах, повышениях квалификации, т.п. по указанной теме участия не принимали, в Краснодарский край не выезжали".

Документы, кроме свидетельства Шемякина, запрашивали и у организации, в которой он работает.

– "Кубань-экспертиза" говорит, что они удалили все документы, согласно закону, по истечении пяти лет. Поэтому подтверждений, как и где они проходили обучение, у них нет – только это свидетельство. А оно распечатано на обычном листе А4, и подпись генерал-майора почему-то сверху печати, – рассказывает Чарусов.

Геннадий Черныш боролся за оправдательный приговор почти год, прошел через 13 судебных заседаний, за это время сменилось пять прокуроров. Каждый из них заново изучал дело. Казалось, они тянут время. По мнению Геннадия, это могли делать для того, чтобы судья ушел в отпуск, а на его место пришел другой – более лояльный прокуратуре. Но Черныша уже оправдали в суде первой инстанции – это, по его словам, был прецедентный случай.

Рабочий и отчетно-показательный планы прокуратуры совершенно несовместимы с реальной жизнью

Однако 7 апреля прокуратура Адыгейской Республики обжаловала это решение, Геннадия ждет очередной суд. Как отмечает адвокат Новиков, для прокуратуры проигранное дело означает, что они плохо выполняют свою работу. "Важно понимать, что прокуратура – это странное ведомство. У них есть подразделение, которое занимается надзорной функцией. Есть рабочий и отчетно-показательный планы, которые совершенно несовместимы с реальной жизнью, – считает Новиков. –Если нет нарушений, будь добр столько-то в месяц выяви, иначе тебя накажут. Оправдательный приговор считается однозначным браком в работе, который должен обжаловаться при любых обстоятельствах, такая установка. Только высокопоставленный прокурор или в ряде случаев Генпрокуратура могут волевым решением сказать, что с этим оправданием мы, так и быть, смиримся".

Вариант, что Геннадий Черныш действительно опасный шпион, кажется абсурдным, людей с точно таким же устройством, как у него, оправдывают. Карина Бакулина, к примеру, тоже первоначально стала жертвой некачественной экспертизы:

Следователь обмолвился, что мне помогло то, что история дошла до ростовского ФСБ

– Город маленький, и до меня дошли слухи, что прокуратура и следственный комитет хотят довести дело до суда, – рассказывает Карина. – Я стала писать жалобы во все инстанции с просьбой разобраться в моей ситуации. В интернете прочитала, что такая флешка не является СТС. Добилась того, что ее отправили на повторную экспертизу в ростовское ФСБ. Оттуда пришел положительный ответ. Дело закрыли и даже вернули устройство. Следователь обмолвился, что мне помогло то, что история дошла до ростовского ФСБ.

Информация об эксперте Шемякине уже направлена в Следственный комитет по Республике Адыгея. Его подозревают в преступлениях по трем статья УК РФ: ч.2 ст.292 (служебный подлог), ч.3 ст.327 (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков) и ст.307 (заведомо ложные показания, заключения эксперта, специалиста или неправильный перевод). Уголовное дело против Шемякина еще не возбудили, а дело против Черныша не прекращено.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG