Ссылки для упрощенного доступа

Победоносная война против американских производителей сигарет (1997)

Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

О приобретших популярность исках против табачных компаний. Участники передачи: Аллан Келлан - профессор Юго-Западного университета в Лос-Анджелесе, Патрик Рейнолдз - внук основателя компании "R.J. Reynolds", Ричард Хакерс - "Сигарный царь". Рая Вайль и Юрий Жигалкин - журналисты. Автор и ведущая - Марина Ефимова. Впервые в эфире 1 мая 1997.

Диктор: "Кури, кури свою сигарету, и, когда докуришься до смерти, скажи Святому Петру у Райских врат: "Мне ужасно неловко заставлять вас ждать, Святой Петр, но я должен выкурить еще одну сигарету".

Марина Ефимова: Этот популярный стишок 1947 года сейчас кажется пророческим. Американцы объявили табак ядом, борьба с курением поднялась в сферы большой политики. В Чикаго генеральные прокуроры 24 штатов готовятся к решающему и, может быть, последнему удару по позициям табачных королевских домов "Philip Morris", "R.J. Reynolds", "Brown & Williamson", "Arizona AG" и других, подаривших миру такой соблазн как сигареты "Филип Моррис", "Кэмел", "Уинстон", "Салем", "Вирджиния Слимз" и "Мальборо". Впервые за историю столетней войны между противниками курения и табачной индустрией, войны, которая еще три года назад казалась безвыходной, представители табачных компаний выкинули белый флаг и предложили условия капитуляции. Если Конгресс в будущем защитит их от судов, то они готовы в течение 25 лет выплатить 300 миллиардов долларов в фонд лечения болезней, вызванных курением, обязуются отказаться от реклам, на которых изображены люди и, вообще, живые существа, а также прекратить продажу сигарет подросткам.

Впервые за историю столетней войны между противниками курения и табачной индустрией представители табачных компаний выкинули белый флаг и предложили условия капитуляции

Крестовый поход против курения фактически начался после Первой мировой войны, которая ввела в обиход сигареты. Первыми крестоносцами были врачи, затем к ним присоединились матери подростков, тысячами гибнущих от астмы, общественные деятели, знаменитости. Победоносным ударом по курению стали несколько телекадров, в которых умирающий от рака легких актер Юл Бриннер говорит:

Диктор: "Когда вы увидите эти кадры, меня уже не будет в живых, но я хочу, чтобы вы вспоминали меня каждый раз, когда закуриваете сигарету".

Марина Ефимова: Однако перелом в расстановке сил произошел тогда, когда второй фронт открыли юристы. Вот как это описывает нью-йоркский журналист Кевин Сак.

Диктор: Перовому пришло в голову судить табачные компании за торговлю ядом генеральному прокурору штата Миссисипи Майклу Муру. В мае 1994 года Мур подал в суд иск на одну из табачных компаний с требованием оплатить лечение заядлого курильщика, который четверть века курил сигареты этой фирмы и теперь лечился от рака легких за счет штата, поскольку у него не было медицинской страховки. Этот поступок прокурора был расценен одними - как невероятная смелость, другими - как невероятная нелепость, и почти всеми - как акт политического самоубийства. На самом же деле это был прецедент. У прокурора из Миссисипи тут же нашлись последователи, генеральные прокуроры других штатов, однако суды они один за другим проигрывали, и дело до поры до времени казалось безнадежным. Как вдруг на очередном суде во Флориде, где иск подавал не штат, а адвокат человека, курившего сигареты 44 года и теперь умиравшего от рака, присяжные впервые в истории вынесли вердикт "виновен" и присудили табачной компании "Brown & Williamson" заплатить семье больного 750 тысяч долларов. Это решение словно открыло шлюзы, и сейчас с различными компаниями, производящими сигареты, судятся по всей стране 60 адвокатских фирм".

Марина Ефимова: Как объясняют этот новый юридический феномен правоведы, специализирующиеся на табачной промышленности? Наш корреспондент Юрий Жигалкин побеседовал с профессором Юго-Западного университета в Лос-Анджелесе Алланом Келланом.

Юрий Жигалкин: Вы не находите, что ситуация выглядит несколько абсурдной? Табачные компании отдают под суд за то, что они занимаются сугубо законной деятельностью – производством сигарет?

Аллан Келлан: Не обязательно. Генеральные прокуроры нескольких штатов, как и некоторые частные лица, представляют дело таким образом, что вина табачных компаний заключается не в производстве вредной для здоровья продукции, а в том, что они намеренно скрыли доступную им информацию о летальных последствиях курения. В результате, утверждают истцы, потребители не знали полной правды о том, на что они себя обрекают, покупая сигареты. То есть они стали жертвами обмана.

Юрий Жигалкин: Но на каждой пачке сигарет уже десятилетиями появляется предупреждение, что курение опасно для здоровья, там открытым текстом говорится, что оно вызывает рак. Чем больше можно напугать потребителя?

Аллан Келлан: Действительно, начиная с 60-х годов правительство обязало производителей помещать на каждой сигаретной пачке извещение о некоторых из опасных последствий курения. Проблема состоит в том, что не было упомянуто то, что оно неизбежно превращается в пагубную привычку. Теоретический вывод: если подростки, начавшие курить из юношеского желания выделиться, не знали изначально, на что они себя обрекают, то к моменту взросления курение становится частью их личности, они уже не способны бросить курить, даже зная обо всех печальных последствиях.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, откровенно говоря, вряд ли найдется человек, который бы не знал, что курение это привычка, от которой трудно избавиться. Что может изменить признание этого факта табачными компаниями?

Аллан Келлан: Если вы, производитель продукта, десятилетиями представляли его как здоровый и модный аксессуар жизни, сформировав тем самым отношение к нему нескольких поколений, то, возможно, необходимо открыто признать свою хотя бы частичную вину за то, что курение пустило глубокие корни в обществе.

Марина Ефимова: Прерву интервью с профессором Келланом, чтобы проиллюстрировать его слова. В 1946 году компания "R.J. Reynolds", производитель сигарет "Кэмел", умудрилась выпустить рекламу медицинскую, утверждавшую, что большинство врачей курит именно "Кэмел", потому что эти сигареты снимают стресс. На рекламе 1948 года популярный тогда актер Рональд Рейган, сверкая белоснежными зубами уверял, что его любимые сигареты "Честерфилд" - самые легкие. Реклама умело подманивала женщин, например, обещанием, что курильщики никогда не толстеют. Или сногсшибательной элегантностью "Вирджинии Слимз", рядом с которой на рекламе несчастные, не эмансипированные, некурящие женщины начала века мыли полы, например.

На рекламе 1948 года популярный тогда актер Рональд Рейган, сверкая белоснежными зубами уверял, что его любимые сигареты "Честерфилд" - самые легкие

И подстрекающая надпись: "Ты прошла долгий путь, бэби". Были рекламы точно рассчитанные на подростков. Этим грешила, в частности, фирма "R.J. Reynolds", которая изобразила на рекламе "Кэмела" верблюда Джо, немедленно ставшего популярным у школьников. А знаменитый ковбой Мальбор-мэн с сигаретой в зубах, тоже умерший, к слову сказать, от рака легких, по верному замечанию одного журналиста, стал во всем мире символом не Дикого Запада, а Запада как такового.

Аллан Келлан: Американское увлечение нашего времени – здоровый образ жизни. Курение все больше вытесняется из общественного бытия. Чем это обернется для табачной промышленности? Она уже давно все больше ставит на доходы от экспорта, на производство сигарет за рубежом. Например, Китай - перспективный рынок для американских компаний. Здесь, в США, я думаю, будут введены новые ограничения на рекламу и на продажу табака, но ведущие компании не разорятся и табак, конечно же, не будет запрещен.

Юрий Жигалкин: Истцы хотят большего, чем моральное удовлетворение? В идеале они требуют, чтобы табачные компании возместили, компенсировали потери каждого курильщика, имевшего несчастье тяжело заболеть. Вы считаете, что это наказание адекватное преступлению?

Аллан Келлан: Действительно, я считаю, что вынесение подобного рода тяжб в качестве судебных дел ставит систему правосудия в сложную ситуацию. Дело в том, что конкретного законодательства, которым можно было бы руководствоваться при рассмотрении таких исков, не существует. Это приводит к совершенно противоположным вердиктам. Исторически, вплоть до 1992 года, суды отвергали все попытки получить компенсации с производителей сигарет. Тогда превалировала логика, что курильщики добровольно обрекают себя на проблемы, связанные с курением. Но дело во Флориде – свидетельство того, что настроения меняются и, соответственно, решения судов отныне непредсказуемы. Это не совсем здоровая тенденция, поскольку появляется сильный соблазн начать тяжбу с табачными компаниями в надежде на авось. Поэтому, на мой взгляд, лучшим решением проблемы будет законодательное решение, то есть создание нового свода правил и законов, а не импровизационные судебные разбирательства.

Юрий Жигалкин: Как вы вообще объясняете эту внезапную всеобщую атаку на табачную индустрию? Чем она может ей грозить? Не доведут ли ее судами до банкротства?

Аллан Келлан: В кровь и плоть американской этики вошел принцип: не лги, не обманывай. Сигаретные компании, я бы сказал, красочно попались на этом обмане, и мы сейчас наблюдаем лишь последствия понятного негодования.

Марина Ефимова: Вот что имеет в виду профессор Келлан. Действительно, представители табачных компаний иногда вели себя как двоечница, учившаяся когда-то со мной в одном классе, которая на вопрос учителя, почему она не сделала уроки, сказала, что у нее был разрыв сердца. В удостоенной Пулитцеровской премии книге Ричарда Крюгера "Ashes to Ashes", что одновременно значит и "прах к праху" (формула, произносимая на похоронах), и "пепел к пеплу", автор описывает телеинтервью 1976 года с главой научного отдела фирмы "Philip Morris" Хельмутом Уокехамом.

Диктор:
- Ни один компонент, найденный в табаке, не находится в такой концентрации, чтобы приносить вред.
- А сами компоненты вредны?
- Да все может быть вредным, - раздраженно ответил Уокехам, - даже яблочное пюре.
- Не думаю,- заметил телеведущий,- чтобы кто-нибудь умер от яблочного пюре.
- Только потому, что его едят понемногу,- ответил сотрудник фирмы "Philip Morris".

Марина Ефимова: Но это все же было 20 лет назад, а всего какой-нибудь месяц назад, по свидетельству газеты "Майами Хэрольд Трибьюн", Эндрю Шиндлер, президент компании "R.J. Reynolds", заявил под присягой, что и он не верит, будто табак может быть причиной каких бы то ни было заболеваний. "Честно говоря,- сказал он,- я думаю, что к табаку и привыкают не больше, чем, скажем, к моркови". "Морковомания?!" - изумилась судья. "Да,- ответил Шиндлер,- британцы провели такое исследование". Как уже сегодня говорилось, вопрос о том, является ли табак наркотиком и является ли заядлый курильщик фактически наркоманом, стоит во главе угла юридической стороны антитабачной кампании. И на днях именно с этим был связан другой юридический прецедент.

Эндрю Шиндлер, президент компании "R.J. Reynolds", заявил под присягой, что и он не верит, будто табак может быть причиной каких бы то ни было заболеваний

На очередном суде против табачной компании в Северной Каролине федеральный судья Вильям Остин признал табак наркотиком и постановил, что правительственная организация "Food and Drugs Administration" имеет право регулировать продажу табака и особенно его доступность для подростков. Скажем, будет решено, что табачный киоск не может находиться ближе, чем в полукилометре от школ и игровых площадок. Хотя это решение судьи не будет действительно без утверждения Конгресса, его шумно приветствовали борцы с курением. И один из них, довольно неожиданный, участвует сегодня в нашей передаче.

Патрик Рейнолдз: Меня зовут Патрик Рейнолдз и я внук А.Д. Рейнолдса, создателя известной табачной компании, выпускающей сигареты "Кэмел", "Винстон" и многие другие. Но я не хотел получать доход от продукта, который приносит людям такой вред. Единственное, что я помню об отце, это как он умирал от болезни, вызванной курением. Он умер от тех самых сигарет, которые обогатили нашу семью. Я любил отца, и его смерть принесла мне горе, тень которого до сих пор лежит на моей жизни. Я стал профессиональным борцом с табачной промышленностью и одним из лидеров борьбы за некурящее общество. Я думаю, что это очень важная работа, и собираюсь посвятить ей всю свою жизнь.

Марина Ефимова: Но в Америке уже был один такой опыт. В 1930-х годах "Сухой закон" привел к чему? К самогону, к бутлегерству, к расцвету мафии.

Патрик Рейнолдз: Мы же не предлагаем наложить запрет на изготовление и продажу табачных изделий. Мы требуем лишь повысить налог на сигареты. В Америке, кстати, он самый низкий в мире. И мы считаем, что его не повышают потому, что Конгресс получает от табачных фирм значительные суммы денег на проведение избирательных кампаний. И по той же причине подростки могут покупать сигареты из-под прилавка, даже если они младше 18 лет. Алкоголь запрещено продавать людям младше 21 года, и то же правило необходимо ввести и для сигарет. В Америке 60 процентов заядлых курильщиков начали курить в возрасте до 14 лет, и 90 процентов - до 19 лет. Так что фактически курильщиками становятся дети.

Марина Ефимова: Не кажется ли вам, что вы боретесь с человеческой природой?

Патрик Рейнолдз: А что такое человеческая природа? Никто не родился с сигаретой в зубах, а первая попытка закурить всегда кончается приступом кашля, если не рвотой. В курении нет ничего естественного, подростки начинают курить не из физической потребности, а исключительно из психологической, в частности, из чувства противоречия или чтобы доказать свою независимость.

Марина Ефимова: Люди употребляют алкоголь тысячи лет, курят более пятисот. Вы хотите избавить человечество от таких долгих привычек?

Патрик Рейнолдз: В США всегда курили в самолетах, и несколько лет назад меня также спрашивали: неужели вы думаете, что это реально, чтобы в самолетах запретили курить? И что мы видим сейчас? В 21 веке курение станет таким же причиндалом прошлого века, каким сейчас является конка. А когда-нибудь мы будем восклицать: неужели раньше люди курили?! Не может быть!

Марина Ефимова: Недавний ностальгический для курильщиков фильм "Дым" сопровождался в некотором роде прощальной песенкой, которую мы выбрали для нашей сегодняшней передачи:

When a lovely flame dies,
Smoke gets in your eyes.

Когда то, что вы любили сгорело дотла,
Дым ест глаза.

В мощном хоре противников курения едва слышны сочувствующие, и еще реже – протестующие голоса. Один из них принадлежит жителю Нэшвилла Джеку Чамберсу, написавшему письмо в газету "Нью-Йорк Таймс":

Диктор: Хочу напомнить тем, кто рисует курильщиков беспомощными жертвами табакомании, что миллионы этих самых курильщиков в одной только Америке бросили курить по собственной воле и без помощи врачей. И если в большинстве стран мира курит каждый третий человек, то в Америке - каждый четвертый. Но дело не только в этом. В праведном гневе на табачные компании нынешние крестоносцы случайно или намеренно забыли о личной ответственности. Мне кажется это опасным. Не только потому, что это явно несправедливо и, скорее всего, приведет к жульничествам и вымогательствам, как со стороны курильщиков, так и адвокатской братии, но и потому, что это общая тенденция последних лет в американском обществе - уменьшать личную ответственность за свое поведение, за свою семью, за свою судьбу.

Марина Ефимова: Еще один протестующий голос принадлежит человеку по прозвищу "Сигарный царь", именно царь, а не король, автору бестселлера о сигарах Ричарду Хакерсу, с которым беседует Рая Вайль.

Ричард Хакерс: Эта борьба с курением содержит в себе опасный прецедент, когда правительство насильно предписывает своим гражданам здоровый образ жизни. А что если завтра они решат, что сахар настолько вреден, что нам следует оказаться от десертов, а через неделю придут к заключению, что зеленый цвет вредит нашей психике…. Одному богу известно, куда заведет нас эта охота на ведьм. Одно ясно - это опасно.

Рая Вайль: А как вы относитесь к судам над табачными компаниями?

Ричард Хакерс: В конченом счете это может привести к деградации нашей экономики, с возможными последствиями для всего мира. Если бы американцы знали как пополняют государственную казну табачные компании, они бы дважды подумали, прежде чем судиться с ними. Я уже не говорю о фермерах, выращивающих табак. Что будут делать они? Сколько людей окажется без работы, без средств к существованию?

Марина Ефимова: В одном из немногих писем в "Нью-Йорк Таймс" житель Филадельфии Эл Липпенкот пишет, что неминуемое повышение цен на сигареты в связи с тем, что правительство увеличит налог на их покупку, ударит по рабочим, которые в большинстве своем курят и вряд ли откажутся от этой привычки под нажимом апологетов здоровья и красоты. А сигареты, цены на которые дошли до 2-х с лишним долларов за пачку, и без того поглощают значительную долю их бюджета. "Я сам врач-гастроэнтеролог и думаю, что если уж говорить о повышении налога на вредные продукты, то начать надо с гамбургера, с Биг-Мака". Американские курильщики кто как может уворачивается от необходимости расстаться с вредной привычкой. Например, многие бейсболисты вернулись к лакомству своих прадедов - к жевательному табаку.

...многие бейсболисты вернулись к лакомству своих прадедов - к жевательному табаку

И болельщики уже, разумеется, стали перенимать эту моду. Или, скажем, как это незаметно стало вдруг считаться, что сигарета вредна, а сигара, лакомство дедов, не очень. Вот какую причину увлечения сигарами выставляет Ричард Хакерс.

Рая Вайль: Как вы объясняете, что именно сейчас, в разгар борьбы с курильщиками, стали один за другим открываться сигарные бары и салоны?

Ричард Хакерс: А вот это уже чисто американская черта. Мы - свободный народ и не любим, когда нам указывают, как надо жить. Запреты в Америке никогда не приводили к положительным результатам. Достаточно вспомнить сухой закон во времена депрессии. Сигарный бум в стране - это реакция. Чем больше будет появляться антиникотиновых законов, тем больше будет открываться сигарных салонов и клубов, тем больше будем мы курить.

Рая Вайль: Недавно в газете "Нью-Йорк Пост" как раз карикатура была на эту тему. В подвесной строительной люльке на 30 этаже стоят трое, а по карнизу к ним осторожно продвигается четвертый. Внизу толпа собралась, все волнуются, кричат, что полицию надо вызвать, что это самоубийцы. А швейцар успокаивает их: "Да не собираются они вовсе прыгать, это наша новая курительная зона".

Ричард Хакерс: Вот видите, мы даже шутить еще способны. Помните замечательного актера Джорджа Бернса? Он прожил сто лет и курил по 25 сигар в день. Джордж был моим близким другом. Однажды при мне он впервые купил десятидолларовую сигару, а всем известно, что Джордж всегда курил дешевые сигары, и сказал: "Если я плачу за сигару 10 долларов, я должен сначала с ней пообедать и переспать". Джордж любил шутить на эту тему.

Рая Вайль: Да, я помню, он как-то рассказал, что его личный врач советовал ему всю жизнь бросить курить, потому что у него, у Джорджа, слабые легкие. "А где сейчас этот врач?",- спросил кто-то из зала. "О, он давно уже умер!",- попыхивая своей неизменной сигарой сказал Джордж Бернс.

Ричард Хакерс: Он, кстати, пережил четырех своих докторов, и все они умоляли его бросить курить.

Марина Ефимова: Тут, кстати, вспоминается и шутка президента Франклина Рузвельта. Когда его спросили, почему он курит сигареты в таких длиннющих мундштуках, он ответил: "Потому что мой врач советует мне держаться от сигарет как можно дальше". Конечно, в противовес этим шуткам можно привести сцену, описанную в одной из недавних статей.

Диктор: На суде в Джексон-Вилле обвинение продемонстрировало видеозапись из палаты 49-летней мисс Коннор, умирающей от рака легких. Присяжные смотрели как усохшее, неопределенного пола и возраста существо безуспешно пыталось проглотить лекарство и отчаянно боролось за каждый глоток воздуха. Судья Некман был не в состоянии вынести это зрелище больше полутора минут. "Остановите пленку,- сказал он,- если она так сильно подействовала на меня, то так же подействует и на присяжных, и они не смогут непредвзято взглянуть на дело".

Марина Ефимова: В сегодняшней передаче мы говорили не только о правовой и психологической, но и об экономической стороне дела и, в частности, о той компенсации в триста миллиардов долларов, которую предлагают раз и навсегда выплатить табачные компании. Для тех, кто очень забеспокоился о судьбе табачных компаний я хочу заметить, что по убеждению многих экономистов половину этой суммы практически заплатят курильщики, которые вынуждены будут покупать подорожавшие сигареты. Элизабет Велан, президент общества "Наука и здоровье", на днях сказала: "За долгую историю табачные компании привыкли к кризисам и умеют с ними справляться. Будьте уверены: из каждого брошенного в них гнилого лимона они сделают лимонад".

Марина Ефимова: Судя по информации в журнале "US News and World Report", табачные гиганты "AJR" и "Philip Morris" уже передислоцируют войска. Взамен рекламных стендов, которые, вероятнее всего, запретят, они полным ходом создают рекламу в интернете, и скоро владелец компьютера сможет купить сигареты просто нажав на мышь. Однако главное последствие табачной войны, как уже предупредил профессор Келлман, состоит в том, что табачная империя переводит свой ядовитый соблазн из Нового света в Старый, и не только в Азию, но и в Африку, в Восточную Европу и в Россию. Экономический обозреватель журнала "US News" пишет: "Урок, который извлекли табачные компании из последних событий в Америке ясен: вперед на Восток!" Так что берегитесь!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG