Ссылки для упрощенного доступа

"Воевали за комсомольский значок"


Вывод советских войск из Афганистана, 1988 год

В конце прошлого года в латвийской Елгаве по подозрению в шпионаже в пользу России был задержан 47-летний железнодорожник Александр Красноперов. Путевого обходчика обвиняют в том, что в течение года он переснимал информацию с систем видеонаблюдения и отсылал ее в Россию. Красноперов входит в правление елгавского общества ветеранов афганской войны "Шурави" и до ареста поддерживал тесные связи с российскими ветеранами-афганцами.

Этот случай описан в отчете полиции безопасности Латвии за 2017 год. В нем говорится: "Задержание упомянутого лица – результат систематической контрразведывательной деятельности в отношении одной из общественных групп, подверженной риску агрессивной вербовки российскими спецслужбами, а именно – ветеранов афганской войны".

В начале прошлого года в латвийском афганском движении произошло событие: на отчетно-выборной конференции Ассоциации ветеранов войны в Афганистане и других военных конфликтов (AKVA) обнаружился раскол. Часть членов ассоциации обвиняют прежнего председателя Гунара Русиньша в том, что он покинул пост, нарушив устав, а нынешнего руководителя Аду Адуева – в том, что он занимает его и вовсе незаконно и не отчитывается по бюджету. Примечательно, что на мероприятие МВД не пустило заместителя председателя ветеранской организации стран экс-СССР – Международный союз "Боевое братство" Геннадия Шорохова, завернув его в аэропорту и запретив на полгода въезд в страну. Позже газета Neatkarīga rīta avīze сообщила о том, что в организации идет борьба между "умеренными" и "радикально прокремлевскими" членами. И "Боевое братство", организация, отметившаяся в России участием в вербовке добровольцев в сепаратистские "республики" в Донбассе, стремится расширить влияние на латвийских ветеранов. Согласно газете, зачинщиком конфликта является даугавпилсское общество "Перевал" во главе с его руководителем Василием Крупеничем, бизнесменом, подозреваемым в приграничной Латгалии в организации контрабанды. В марте этого года Крупенич был арестован украинскими пограничниками на границе с Польшей якобы при попытке провоза на территорию ЕС нескольких военных пиропатронов в топливном баке автомобиля.

Эмблема одной из ветеранских организаций
Эмблема одной из ветеранских организаций

27 мая в Даугавпилсе торжественно открывали памятник воинам, павшим в Афганистане. Из более чем трех с половиной тысяч военнослужащих, мобилизованных на афганскую войну из Латвии, погибло 63, девять из них – из Даугавпилса. Павшим афганцам установлены памятники в Риге, Резекне и Лудзе, этот четвертый. Основной спонсор – городская дума. Заместитель председателя общества "Перевал" Янис Диланс на торжественной церемонии не присутствовал. Он огорчен тем, что скорбь по погибшим послужила поводом для политического пиара: через неделю муниципальные выборы, и открытие памятника, по его мнению, приурочено именно к ним. Диланс воевал в пехоте с апреля 1980-го по июнь 1981 года. По возвращении работал в колхозе, построил дом и сразу после восстановления независимости, в ноябре 1991 года, зарегистрировал частное крестьянское хозяйство на родовом хуторе "Двиете". Отсюда 13 января 1991 года, будучи сторонником "Народного фронта", он ездил в Ригу защищать баррикады, а до этого на акции "Балтийский путь" и августовскую Ночь костров. Много лет руководит обществом ветеранов Афганистана в своем Илукстском крае. Здесь у него 21 подопечный, а всего в Даугавпилсе и районе афганцев около 400. От общества "Перевал" Диланс организует празднование Дня Победы в Даугавпилсе, в этом году взял на себя руководство мероприятием. Рассказывает, что родственники погибших афганцев вышли с их портретами в колонне "Бессмертного полка", и не видит конфликта в том, чтобы носить одновременно ленточку цветов латвийского флага и георгиевскую ленту.

Люди собирались, напивались, и на этом праздник кончался

– В 2015 году мы основали "Перевал", потому что наша организация "Саланг", которая создана лет двадцать или больше назад и руководителем которой является Александр Кулешов, ничего не делает. Кроме одного мероприятия 15 февраля (день вывода войск из Афганистана. – РС): люди собирались, напивались, и на этом праздник кончался. Мы, остальные, решили собрать "Саланг", провели собрание, думали возобновить совет. Кулешов встал и сказал: не лезьте в мой бизнес. И демонстративно ушел. Мы начали разбираться и обнаружили, что в "Саланг" входит он сам, его сын, жена и теща. Мы решили, что будем создавать новую организацию. Думали, начнем работать, и Кулешов поймет, присоединится к нам, но нет, он продолжал подавать заявки в городскую думу, чтобы ему помогали денежными средствами, помогали оплатить счета за офис. Я как заместитель председателя отвечаю за здравоохранение и связь с самоуправлениями. Я сам лично обходил и городскую, и районную думу по соцобеспечению. Кто помог, кто отказал. Про памятник был разговор уже 20 лет назад. Деньги собирались чуть ли не на каждом отчетном собрании. Куда они девались – никто не знает. И когда мы создали "Перевал", мы этот вопрос и подняли: в первую очередь будем работать над памятником.

Янис Диланс
Янис Диланс

Как живут афганцы в Латвии, что дает им государство, что муниципалитеты?

– Если кто-то что-то и выделяет, то самоуправления. Государство? У нас нет такого статуса, как у афганцев в Литве и в Эстонии. Мы в государстве, можно сказать, никто. Мы подавали законопроект в сейм, рассматривали по регионам, отсылали комментарии, и все исчезало, никуда не двигалось. Была надежда, что мы чего-то добьемся. А как все вошло обратно в свое русло, больше нас никто не слушал (в декабре 2015 года сейм отклонил законопроект о социальной защите ветеранов Афганистана, внесенный фракцией "Согласия". – РС). Афганцы – организация скользкая, особенно перед выборами.

А каково состояние здоровья у ваших подопечных?

– Ну, мы моложе не становимся. Некоторые уже пенсионного возраста. Пока всем заправляла старая AKVA и "Саланг", мы не видели никаких путевок. Я как председатель, не буду скрывать, был ближе к кухне, да и здоровье хромало, я попал в санаторий два раза. А те, кто был удален от правления, тому не суждено было поехать. А сейчас все прозрачно, путевки раздаем не только по Даугавпилсу, но и по всей республике. Посылаем эсэмэски, в первую очередь инвалидам. И в прошлом году афганцев поехало примерно 20 человек. Путевками помогает посольство Российской Федерации. Они выделяются военным пенсионерам, наш возраст тоже туда подходит. Василий Крупенич нашел парализованных инвалидов, отправил их вместе с женами, мать погибшего отправили подлечиться.

В газетах пишут, что в организациях ветеранов Афганистана назревает раскол, и власть пытаются взять пророссийские силы.

Может быть, так считают, потому что нам Российская Федерация дает путевки

– Не знаю. Может быть, так считают, потому что нам Российская Федерация дает путевки. А больше нам никто не дает. Мы не можем даже отказаться. Больше мы никак с Россией не связаны. Один раз в 2015 году нас пригласили на слет ветеранов Афганистана. Ездила наша делегация во главе с Гунаром Русиньшем. Вот тогда я единственный раз за историю независимой Латвии посетил Москву. Многие спились. Многих мы сами спасали. Сколько можно, вытаскиваем из грязи, помогаем по хозяйству. Я развожу свою продукцию по магазинам, и мне девчонки говорят: как это ты, Янис, совмещаешь, ты был и на баррикадах, и 9 мая организуешь. Но это наша история, без нее нет и будущего.

Среди ваших подопечных есть какая-то нелояльность Латвии или особая симпатия к России?

– В своей организации я такого не замечал. На одном собрании один из наших афганцев что-то сказал, мол, Латвия такая-сякая. Я встал: извини, мой друг, если тебе не нравится, уматывай в Россию. И так говорить на официальных мероприятиях не надо. Исключил его из помощников. За нами следят. Я должен был отреагировать, я защищаю то место, где нахожусь.

Почему за вами следят? Из-за того, что у вас есть военная подготовка? Вы в группе риска?

– Мы видели страх, чувствовали боль. Нам всем уже в основном за 50. Кого бояться, стариков? С некоторыми нашими ребятами разговаривали, задавали какие-то вопросы. Я думал, может, со мной кто-то будет говорить в связи с 9 мая. Я не считаю, что я делал что-то плохое. Я организовал раздачу каши, все старались делать официально, я не считаю, что занимался антилатвийской пропагандой. Я не замечал, что какой-то вред приношу Латвии. Надо было видеть, сколько народу вышло на улицы на 9 мая!

Экс-председатель AKVA Гунар Русиньш выступал перед горожанами на открытии памятника в Даугавпилсе, а в апреле 2014 года открывал рижский памятник павшим афганцам, созданный по его идее. Руководил службой безопасности сейма и президента. До 2014 года Русиньш как глава национальной ветеранской ассоциации входил в высший совет Международного союза "Боевое братство". Это не помешало ему в 2011 году пройти в сейм от правоцентристской Партии реформ экс-президента Затлерса и работать в комиссии по обороне, внутренним делам и предотвращению коррупции. В 2012 году на съезде "Боевого братства" в Москве как глава парламентской рабочей группы он обещал включить в проект закона о социальной защите ветеранов, пострадавших на современной афганской войне, статьи и об афганцах советского периода. В 2014 году Русиньш баллотировался уже от национал-консервативного Национального объединения "Все для Латвии!". Продвигал законопроект о запрете ношения георгиевской ленты.

Гунар Русиньш
Гунар Русиньш

Латвийская пресса писала, что якобы в правлении нынешней AKVA пророссийские силы пытаются захватить власть.

– Власть тут ни при чем.

Здесь нет никакой политики?

– Нет, политики тут нет, есть какие-то собственные интересы, я не знаю, что они от этого хотят выиграть. Мы знаем, что некоторое время назад в Москве на Котляковском кладбище был взрыв, афганские ветераны делили между собой сферы влияния. А у нас в Латвии нечего делить. Тут, может быть, само слово "председатель республиканского движения" имеет какое-то значение. Я как председатель с 2010 по 2014 год хотел добиться социальных гарантий. Не получилось из-за раскола афганского движения. Я пробивал статус пострадавших на афганской войне, а многие ребята хотели статус ветеранов. Дело в том, что в 1991 году, когда Россия и Латвия подписывали межгосударственные договоры, один из пунктов как раз был посвящен афганской войне. Правопреемником СССР по отношению к ветеранам стала Россия. По закону они должны нам помогать. А если по-человечески, тогда нет разницы: кто первый поможет, тому мы и скажем спасибо. На данный момент из-за раскола социальные гарантии зависли. Вот и сегодня тоже тут должно было быть намного больше афганских ветеранов.

Верно ли, что только Россия выделяет какие-то путевки и как-то помогает, а латвийские учреждения никак не участвуют?

– Для этого нужен статус. Если бы мы получили статус пострадавших на афганской войне, мы бы имели такие же социальные гарантии, как чернобыльцы. Мы однажды отказались от статуса репрессированных (советской властью. РС). Я не принял его, когда был председателем, потому что его бы получили только граждане Латвии и не получили бы неграждане. Если никому, значит никому. Я добивался, чтобы гражданам России, которые находятся на территории Латвии, дали статус ветеранов боевых действий, какой имеют российские ветераны. Я написал письмо в посольство России, мне пришел ответ: пусть приезжают жить в Россию и получат этот статус. Даже если мы получим социальные гарантии как пострадавшие на афганской войне, эти ребята автоматически не получают эти льготы. Ну, какая разница, где они живут, на территории Латвии или где-то в Швеции или Америке?

Со стороны полиции безопасности нет претензий?

Ну, какая разница, где они живут, на территории Латвии или где-то в Швеции или Америке?

– Какая тут может быть претензия? В 2014 году открывали памятник, стоял почетный караул вооруженных сил, приходили министры, от президента пришло обращение к нашим ветеранам. Это все одним взмахом руки такие организации, как "Перевал", могут перечеркнуть. Я давно сказал: мы не политическая организация. Пускай политики отвечают за свои деяния, вот такие как афганская война и другие, а нам надо держаться вместе. Все мы знаем, кем считается Крупенич в Латгалии. Он самый натуральный контрабандист по кличке Цыган!

Журналист и председатель афганского клуба "Панджшер" в Екабпилсе Лигита Сипко говорит, что деятельность ветеранских обществ не вызывает нареканий властей, если она осуществляется открыто, с соблюдением всех необходимых формальностей:

– Почему-то все считают, что нам помогает Россия, но я десять лет занимаюсь этой темой и ни копейки из России лично не видела. Давить на этих ребят, у которых уже неважно со здоровьем, мне кажется абсурдом. В отличие от нынешних участников различных латвийских миссий в Афганистане, хорошо оснащенных и получающих приличное вознаграждение, они воевали "за комсомольский значок".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG