Ссылки для упрощенного доступа

"Это акция солидарности"


Задержание в Москве 2 апреля 2017 года на акции протеста против массовых арестов во время антикоррупционного марша 26 марта

Оппозиционный политик Леонид Гозман и российские деятели культуры, искусства и науки объявили о сборе средств для помощи задержанным и арестованным в ходе протестных акций. Среди подписавших обращение, которое опубликовано в блоге Гозмана на сайте "Эхо Москвы" – актер Олег Басилашвили, писатель Владимир Войнович, ученый-геофизик Александр Городницкий, поэт Юлий Ким, музыкант Андрей Макаревич.

В обращении говорится, что в ходе первого сбора пожертвований, который состоялся в декабре 2015 года, удалось собрать более 1 миллиона 700 тысяч рублей. Распределением средств занимались правозащитники "Руси сидящей", "ОВД-Инфо" и других организаций. Как и в прошлый раз, деньги планируют собирать на "Яндекс.Кошельке" Леонида Гозмана. Непосредственная юридическая помощь, говорится в обращении, была оказана 184 задержанным. Инициаторы акции благодарят всех, кто перечислил деньги, и просят сделать это вновь – ведь "средства арестованным и задержанным" в России могут понадобиться в любой день любому человеку. Об этом Леонид Гозман рассказал в интервью Радио Свобода:

Это позорная практика, которую мы пока изменить не можем

– Людей в России задерживают, и это позорная практика, которую мы пока изменить не можем. Их привозят в отделения полиции, кто-то имеет юридическую подготовку, кто-то имеет опыт и знает, как себя вести, но большинство людей ни подготовки, ни опыта не имеют. Им там страшно, и с ними там могут, на самом деле, делать все что угодно, если нет адвоката. Поэтому крайне важно, чтобы был адвокат. Крайне важно, чтобы был юридически грамотный человек, который тебе скажет: вот это не подписывай, а это можешь говорить, а это не говори, на это не соглашайся, – и так далее. Кроме того, само присутствие юристов или общественных защитников снижает вероятность унижения и физического насилия, потому что полицейские понимают, что их действия могут быть задокументированы. В конце концов, человеку просто не так страшно. У меня есть небольшой личный опыт такой ситуации, и я понимаю, насколько это важно. Но это стоит денег.

– Вы собираете средства на кого-то конкретно?

Эти деньги идут на защиту человеческого достоинства

– Нет, это для всех, кого задерживают на массовых мероприятиях. Так было и полтора года назад. В прошлый раз было собрано более 1 миллиона 700 тысяч рублей, прямая помощь была оказана 184 людям, все они получили консультации. Вместо казавшегося неминуемым ареста они получили небольшие штрафы или их просто отпустили. И это означает, что им не было страшно или не так страшно, что очень важно. Кроме того, еще несколько сотен человек, которые были отпущены без составления протокола, знали, что помощь может быть оказана при необходимости, что тоже очень важно. Мы не делаем никаких отличий – своим, не своим и так далее. Мы считаем, что выходя на акцию, человек осуществляет свое конституционное право на мирный протест, на мирное выражение своей точки зрения, и если он задержан, он должен получить юридическую помощь. То есть, на самом деле, мы действуем в поддержку Конституции. И мы надеемся, что деньги на это дадут. Мы очень надеемся на солидарность. В прошлой кампании приняли участие 1700 человек, собрали более 1 миллиона 700 тысяч рублей. Понимаете, если вы переводите хотя бы 100 рублей, вы понимаете, что эти деньги идут на защиту человеческого достоинства, свободы, а может быть, и жизни человека, который вышел не только за себя, но и за нас с вами.

– Как распределяются собранные деньги?

– Распределение средств контролируют правозащитники – "Руси сидящей", "ОВД-Инфо", "Мемориала" и других организаций. Мы вместе с ними принимаем решение – наш это случай или не наш. Даже когда адвокаты не берут гонорар, а это бывает очень часто, расходы все равно возникают. Например, деньги нужны на адвокатский ордер, который позволяет человеку войти в отделение полиции. С таким ордером полиция не может человека просто послать, она обязана с ним разговаривать, – рассказал Леонид Гозман.

О своем участии в сборе денег для задержанных в акциях протеста Радио Свобода рассказал писатель Владимир Войнович:

– Мне кажется важным и нужным, чтобы наше гражданское общество как-то развивалось, чтобы оно не стояло на месте. Мы не должны оставлять без внимания, помощи и поддержки людей, которые требуют соблюдения наших с вами прав. Они должны быть защищены от произвола, жертвами которого становятся многие люди. Мы не про всех даже знаем. Мы знаем историю Ильдара Дадина, истории еще каких-то активистов, но появляются новые жертвы произвола, и они должны чувствовать поддержку общества, должны быть как-то защищены.

– Против чего сегодня выступают люди, которые выходят на политические акции, зная, что, скорее всего, за этим последуют репрессии? Что ими движет?

Ими движет чувство протеста, чувство справедливости

– Во-первых, ими движет чувство протеста, чувство возмущения и чувство справедливости. Потому что коррупция у нас дошла до каких-то невиданных пределов. Коррупция пресекается выборочно, каких-то там губернаторов сажают, а другие очевидные участники коррупционных процессов остаются совершенно безнаказанными. Больше того, государство их еще и поощряет, защищает и так далее.

– Появляется ли новая стратегия у власти по отношению к акциям протеста? Как полицейские будут вести себя с протестующими в ближайшее время?

Они думают, что распустили народ, а его нужно держать в узде

– Мне трудно сказать, я не могу влезть в их головы и узнать, что они будут делать. Они, конечно, думают, как с этим быть, но чаще всего приходят к выводу, что просто распустили народ, а его надо держать в узде. Обычно власть так и делает. Так делала и советская власть. Но когда власть не понимает, что надо прислушиваться к общественному мнению, делать какие-то выводы, извлекать уроки, это грозит не только тем, кто против нее протестует, но и самому режиму. В конце концов, режим, который не желает прислушиваться к общественным требованиям, разрушается. Что касается сбора денег для тех, кого арестуют, – людям, которые перечислят деньги, это ничем не грозит, а другим людям, которые выходят и становятся жертвами произвола, будет оказана помощь. Когда люди собирают деньги на такие благие дела – это акция солидарности, – считает писатель Владимир Войнович.

О том, на что идут средства "Яндекс-Кошелька" Леонида Гозмана, Радио Свобода рассказала исполнительный директор движения "Русь сидящая" Ольга Романова:

– "Яндекс-Кошелек" Гозмана – очень известный в протестной среде проект, потому что именно из этого кошелька идет оплата самой первой адвокатской помощи и защиты людей, которых только-только приняли в "автозак" или пришли к ним с обыском. Все защитники, которые занимаются этим профессионально, знают об этом кошельке. Мы не заключаем договоры с адвокатами, мы понимаем, что время очень дорого, и защитники об этом знают. Но они понимают, что на первые необходимые траты есть "кошелек Гозмана", и все идут к задержанным без формальных бумажек, только с ордером, прекрасно зная, что их труд будет оплачен. Это очень важно! Мы очень экономим время и привлекаем много профессионалов. И я скажу, что на последнем большом протесте, 26 марта, у нас было 38 защитников, оплаченных из "кошелька Гозмана". Некоторые из них до сих пор работают в Тверском суде. Обычно на таких акциях работало 5–6 защитников.

– Ну и, видимо, к 12 июня, на этот день тоже запланированы акции протеста, этот кошелек тоже будет востребован?

Этот кошелек востребован всегда

– Этот кошелек востребован всегда. Другое дело, что Леонид Гозман очень аккуратно тратит деньги. Там очень строгие правила, и он не может сам принимать решения о трате этих денег, потому что там такой солидный попечительский совет, в который входят и Олег Басилашвили, и Владимир Войнович, и Юлий Ким, это не может быть единоличным решением одного человека.

– Есть у вас какие-то наблюдения – стали ли люди охотнее помогать тем, кого задерживают на политических акциях?

Люди понимают, что на этом месте могут оказаться и они

– Люди помогают охотнее. Люди прекрасно понимают, что на этом месте могут оказаться и они, и речь может идти не о чисто политическом протесте. Потому что, например, из "кошелька Гозмана" в этот раз были оплачены адвокаты, которые поспешили на помощь защитникам парка "Дубки" и парка "Торфянка". Здесь тоже был задействован этот кошелек. На помощь "кошелька Леонида Гозмана" может рассчитывать любой осмысленный протест, – говорит глава движения "Русь сидящая" Ольга Романова.

Летом 2015 года бывший совладелец нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский, его движение "Открытая Россия" и оппозиционер Алексей Навальный запустили совместный проект помощи политическим заключенным. Семьи людей, которых эксперты признали политзаключенными, получили по 100 тысяч рублей. Всего на эти цели было выделено 2,2 миллиона рублей.

По данным правозащитного центра "Мемориал", на сегодняшний день в России насчитывается 50 политических заключенных. На сайте Союза солидарности с политзаключенными организован сбор средств для помощи их семьям.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG