Ссылки для упрощенного доступа

Петр Черемушкин: Ветряки вместо обелисков 


Бурю негодования у российского политического класса вызвало известие о том, что польский Сейм принял решение демонтировать памятники Красной армии, установленные в Польше – как "изжившие себя символы" в рамках "запрета пропаганды коммунизма или другого тоталитарного строя". Под ликвидацию могут пойти и мемориальные доски, установленные в тех городах, которые освобождала от немцев Красная армия.

Негодование последовало из разных частей российского политического спектра, как от депутата Государственной думы Ирины Яровой, так и от остатков демократического движения, согласных в одном: "Нашу Победу в войне не трожь!" Проще всего было бы увидеть в поведении поляков происки "вашингтонского обкома", откуда они теперь, по мысли российской политической элиты, получают указания, "как им жить". Но если присмотреться к ситуации чуть пристальнее, серьезнее, с более близкого расстояния, если вспомнить историю Польши, решение Сейма не покажется таким уж вызывающим и неожиданным.

Русский или советский солдат традиционно воспринимается в Польше не как освободитель, а как душитель свободы. Такую репутацию казаки и гренадеры получили еще в XVIII и XIX веках при подавлении польских национальных восстаний и троекратном разделе Польши. И ничего не поделаешь с тем, что польское национальное сознание воспринимает Александра Васильевича Суворова как душителя восстания в варшавском районе Прага, а Наполеона – как освободителя от русского ига. Кстати, большой бюст Наполеона недавно восстановили в центре польской столицы. После обретения Польшей независимости в 1918 году в стране было снесено довольно много памятников русским царям и наместникам, так что такая традиция имеет здесь глубокие корни.

Принадлежавший к числу русофилов генерал Войцех Ярузельский вспоминал, как он пытался получить разрешение от руководства Варшавского договора на улучшение образа советского солдата, дислоцированного в Польше. Для этого Ярузельский просил в 1970-е годы облегчить правила военной цензуры и разрешить описывать в прессе, как воины Советской армии помогают полякам при ликвидации последствий стихийных бедствий или предоставляют медицинскую помощь в госпиталях на территории воинских частей. Но маршал Советского Союза Иван Якубовский, хотя и понимал добрые намерения польского генерала, был непреклонен: "Пусть все остается как есть! Не надо лишний раз называть в прессе номера наших частей". В современном польском историческом контексте войска Красной армии – это те, кто в 1956 году участвовал в подавлении восстания рабочих и студентов в Познани. Руководителем этой карательной операции был Герой Советского Союза Станислав Поплавский, советский генерал-поляк, одетый в мундир Войска Польского.

Присутствие советских войск в ПНР в современной Польше считают оккупацией и считают инструментом политического контроля и навязанного общественного строя. За прошедшие с вывода советских (российских) войск из Польши десятилетия, после того как поляки получили возможность жить без оглядки на "большого брата в Москве", в этой стране произошли серьезные политические – если не сказать цивилизационные – сдвиги, за которыми не всегда внимательно следили в России. По сравнению с советскими временами тема Польша практически исчезла из московских газет. Признавать тот факт, что Польша методично и последовательно избавлялась от советского наследия и привычек, от идеализации социалистического прошлого и проводила последовательную декоммунизацию, России, которая постоянно скатывается к реабилитации сталинизма, слишком неудобно. Кроме того, в Польше сложился консенсус в отношении оценок истории ХХ века и Второй мировой войны и того, что Сталин и Гитлер были деятелями примерно равными или сопоставимыми по степени совершенных ими злодейств. Тезис о равной ответственности Третьего рейха и Советского Союза за развязывание Второй мировой войны в современной России, как мы знаем, не очень популярен.

В Польше все иначе. Именно на это указывает экспозиция нового Музея Второй мировой войны, открытого в нынешнем году в Гданьске, на Балтийском побережье, где мне довелось совсем недавно побывать. Вторая мировая война началась именно здесь, с выстрелов линкора "Шлезвиг-Гольштейн" по крепости Вестерплатте. Музей по сути дела объединяет современное польское восприятие истории ХХ века, когда Германия и Советская Россия снова ликвидировали Польшу в 1939 году и стерли ее с географической карты Европы. Экспозиция музея говорит о том, что в Польше выучили уроки истории, включавшей Холокост, массовые репрессии, выселение и переселение народов, и никогда не дадут этому повториться. Мой товарищ из Москвы, сын репрессированного в сталинские времена, мудро отметил, осмотрев экспозицию: "Когда у нас откроют такой же музей, Россия будет уже другой страной!"

Может быть, лучше заняться наведением порядка со своими памятниками времен войны, а уж потом возмущаться "неблагодарными поляками", которые пошли своей дорогой?

Поляки – большие мастера восстанавливать и сооружать новые произведения архитектуры и скульптуры, когда и если эти памятники отражают их душевые устремления и симпатии. В частности, необыкновенное впечатление производит крупнейший в Восточной Европе кирпичный замок в городе Мальборк (Мариенбург), полностью уничтоженный Красной армией при наступлении в Восточной Пруссии как оплоты неметчины и тевтонского духа и заботливо восстановленный в 1968 году. Замок продолжает развиваться, в нем теперь открыт экскурсионный комплекс, построенный при содействии Евросоюза, открыты экспозиции, которые раньше держали под замком. Над Мальборком барражирует военный самолет НАТО, прикрывая небо над Польшей с северо-восточного направления. Примета времени, напоминающая о том, что с Востока, от российской армии – особенно после аннексии Крыма и событий на Украине – в Польше снова ничего хорошего не ждут.

Польский Институт национальной памяти составил довольно подробный индекс-перечень памятников Красной армии, сохранившихся на территории страны. Это выпущенная в 2015 году увесистая книга с иллюстрациями, авторства Доминики Чернецкой, отображающими скульптурные работы, выполненные с 1950-х по 1980-е годы. В общей сложности в этом списке 476 памятников.

Выдающимися художественными качествами они не обладают и зачастую нуждаются в реставрации. Поляки считают памятники анахронизмами, создававшимися для оправдания советского военного присутствия на территории Польши. Не вызывает сомнения, впрочем, что специалисты отнесутся к этому монументальному наследию внимательно, проведут аккуратный демонтаж и перенесут в так называемые скансены, музеи под открытым небом. Под действие закона попадают два памятника, созданных выдающимся польским скульптором ХХ века Ксаверием Дуниковским. Это памятник освобождению Варминско-Мазурского региона в Ольштыне и памятник солдату 1-ой Армии Войска Польского в Варшаве. Постановление Сейма, замечу, не касается памятников, установленных на территориях воинских кладбищ и захоронений. Они останутся на своих местах.

В поездке по северу Польши меня впечатлило огромное количество ветряков – источников альтернативной энергии, использующих природную силу. Еще десять лет назад таких огромных белых ветряков не было, их можно было увидеть разве что только в Германии или Дании. Когда я пытался разглядеть из окна гостиницы "Меркурий Гевелиуш" памятник погибшим в 1970 году судостроителям (во время очередного польского восстания, приведшего к созданию движения "Солидарность"), повсюду видны были эти белые ветряки. Их крылья оказались раза в два больше мемориала судостроителям, стелы которого мне когда-то казались гигантскими. Для России, которая все еще верит в безальтернативность своих газа и нефти, может оказаться неприятным сюрпризом, когда эти ветряки станут давать энергию на полную мощность, а зависимость Польши от российских энергопоставок ослабнет.

Вот о чем я подумал, когда буря возмущения по поводу предстоящего демонтажа памятников Красной армии в Польше долетела до Европы. В самой России за последние годы уничтожены многие произведения искусства, связанные в том числе и с войной, и с советским опытом, и прошло это совершенно незамеченным для общественности. Уничтожены мастерские ведущих советских скульпторов, в том числе создававших памятники воинам Красной армии. Еще в 1990-е годы в Москве была заброшена и разрушена без следа мастерская скульптора Александра Кибальникова, автора мемориала "Брестская крепость-герой". Поросло травой то место в Измайлове, где стояла мастерская Сергея Меркурова. Рассыпается Родина-мать работы Евгения Вучетича в Волгограде. В бывшей мастерской Льва Кербеля размещен стоматологический центр. Может быть, лучше заняться наведением порядка со своими памятниками времен войны, а уж потом возмущаться "неблагодарными поляками", которые пошли своей дорогой?

Петр Черемушкин – журналист Радио Свобода, полонист, кандидат искусствоведения

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG