Ссылки для упрощенного доступа

Российские и западные комментаторы о последнем визите Трампа

В Польше многие не сомневаются в том, зачем туда приезжал Дональд Трамп: конечно же, для того, чтобы "сделать Польшу снова великой". Во всяком случае, редакция националистического издания Gazeta Polska в этом убеждена и отразила данное убеждение на обложке последнего номера:

При этом, несмотря на очень приветливый прием, оказанный американскому президенту польским руководством, популярность Дональда Трампа в Польше, как и в большинстве других стран мира, не слишком велика: по данным Pew Research Center, Трампу доверяют лишь 23% поляков.

Что касается речи, произнесенной американским президентом в Варшаве, принимающая сторона должна быть ею довольна — почему, поясняет на Carnegie.ru Максим Саморуков:

Речь Трампа была составлена идеально. Она в полной мере учитывала то, что польская аудитория очень невысоко ставит всякие вопросы экономики, потенциальные выгоды от сотрудничества, планы на будущее. Для поляков гораздо важнее, чтобы иностранный лидер показал правильное отношение к ключевым моментам польской истории.

Помимо правильного описания польской истории, в выступлении Трампа были и более адресные моменты – для нынешнего польского и европейского руководства. Наперекор брюссельской критике он поддержал Варшаву в ее нежелании принимать беженцев из исламских стран, в защите семейных ценностей, в отстаивании национальных традиций и в «борьбе с бюрократией». Последнее явно означало, что польское национальное руководство должно и дальше смело отстаивать свои позиции в конфликте с наднациональными структурами Евросоюза. Прямого упоминания ЕС вообще не удостоился.

Наконец, самое приятное для нынешних польских лидеров – Трамп не сделал ни малейшего намека на то, что в Польше сейчас проблемы с демократией, со свободой СМИ, с разделением властей. Эти проблемы стали, по сути, единственной темой в разговорах Варшавы с лидерами Западной Европы, а тут президент США выступает прямо перед зданием Верховного суда и ни слова не говорит о ползучем подчинении судов исполнительной власти, которое идет в Польше последние полтора года.

Одним визитом Трамп разрешил главный психологический конфликт не только Польши, но и всей Восточной Европы последних лет. Он объяснил, что можно любить путинские методы и не любить Путина одновременно. Разговоры Брюсселя о путинизации Восточной Европы – это чушь. На самом деле идет трампизация Восточной Европы. Это Западная Европа сбилась с пути, а США и Восточная Европа на правильной стороне истории, они по-прежнему придерживаются истинных западно-американских ценностей.

Западные комментаторы, напротив, не видят ничего хорошего в том, что Трамп проигнорировал отход Польши от курса на демократические ценности. Энн Эпплбаум в The Washington Post упрекает президента США в том, что тот не гарантировал полякам защиты от российской угрозы:

"Президент Трамп выступал на фоне памятника Варшавскому восстанию – катастрофической, провальной попытке польского подполья свергнуть нацистскую власть под конец Второй мировой войны. Восстание стало всенародной трагедией: погибли 200 000 наиболее образованных и патриотичных молодых поляков, мужчин и женщин, которые могли бы впоследствии повести за собой страну. Столицу сожгли дотла. И по большей части эту катастрофу повлекло за собой то, что никто из союзников — ни Британия, ни тем более Советский Союз, ни, уж точно, США — не пришли Польше на помощь, хотя армия повстанцев на это рассчитывала.

Толпа на площади, которую свезли автобусами со всей страны, свистела и выкрикивала оскорбления в адрес оппозиционных политиков, в том числе Леха Валенсы, героя-антикоммуниста, несмотря на то что выступление Трампа было, по сути, торжественным военно-дипломатическим мероприятием всенародного значения. <...>

Тем, что Трамп произнес именно такую речь именно в этом месте, он утвердил изоляционистский, антидемократический курс националистского правительства Польши. Кроме того, он призвал поляков проявлять "храбрость" — как в былые годы, когда они сражались в одиночку, — и снова предложил им довериться отдаленным союзникам. Будем надеяться, что это доверие не подвергнется серьезному испытанию.

Журнал Foreign Policy, напротив, отмечает, что визит Трампа в Варшаву может означать возникновение новой и довольно неожиданной политической конфигурации в Европе:

Трамп публично поддержал новую инициативу 12 стран Центральной и Восточной Европы, обосновав эту поддержку стремлением противостоять склонности Кремля к использованию своих газовых запасов в качестве дубинки против соседей России.

"Америка будет вашим сильнейшим союзником и постоянным партнером в этом историческом начинании", - провозгласил он.

Так называемая "Инициатива трех морей" (TSI), придуманная в прошлом году Польшей при поддержке Хорватии, направлена на использование потенциала региона между Балтийским, Адриатическим и Черным морями в целях вывода Центральной и Восточной Европы из изоляции, в первую очередь в транспортно-энергетическом отношении. Попытки России расчленить Украину придали актуальности этому плану.

Трампу идея нравится, поскольку, по его мнению, она дает возможность продавать странам региона больше американского сжиженного газа.

Президенты США и Польши Дональд Трамп и Анджей Дуда на переговорах в Варшаве 6 июля
Президенты США и Польши Дональд Трамп и Анджей Дуда на переговорах в Варшаве 6 июля

Хотя первый танкер со сжиженным газом из США прибыл в Польшу уже в июне, ситуация с "тремя морями", однако, сложнее, чем может казаться американскому президенту, считает обозреватель Foreign Policy. С одной стороны, нынешнее консервативное правительство Польши, у которого плохие отношения с Брюсселем и Берлином, хочет обеспечить себе дополнительное влияние в регионе, оперевшись при этом на американскую поддержку. Но это не вызывает восторга у многих соседей Польши, которые уже начали вспоминать проект "Междуморье" времен межвоенной "Второй Речи Посполитой" Юзефа Пилсудского, когда Польша претендовала на лидерство в Восточной Европе - в противовес Германии и советской России. На перспективы польской гегемонии многие на востоке Европы смотрят без радости.

С другой стороны, вся эта занимательная геополитика выглядит противоречащей реальности, в которой большинство стран "Инициативы трех морей" экономически тесно связаны не с США, а с Германией, Францией и другими европейскими странами. Германия же, поддержавшая строительство "Северного потока-2" из России, в свою очередь, хмуро смотрит на попытки Вашингтона предложить Польше и другим восточноевропейцам свою энергетическую альтернативу. Опять-таки, как пишет Foreign Policy, непонятно, до какой степени администрация Трампа заинтересована в усилении американского присутствия на востоке Европы: идет ли речь только о торговле сжиженным газом ("Если вам нужны энергетические поставки, достаточно позвонить нам", - заявил Дональд Трамп представителям TSI), или о более долгосрочных и политически ориентированных проектах?

Президенту США удалось порадовать не только поляков, но и россиян: многие с предвкушением ждали его первой личной встречи с Владимиром Путиным. Провластные комментаторы хотели представлять себе эту встречу приблизительно так:

Но тональность высказываний Трампа в отношении России наталкивала на иные предположения.

Павел Пряников

Почитал речь Трампа в Польше. Такого напора давно не было ни у одного лидера Первого мира. На фоне той же мямли Обамы Трамп выглядит настоящим олдскульным крестоносцем. В общем, мы забыли, как выглядит мир стариков и старого мира, в отличие от мира бухгалтеров и либерального хипстерства.

Безусловно, Трамп видит одним из главных врагов Россию. Впрочем, мир стариков предполагает сделки хоть с дьяволом, если они ведут к благу. Вспомним, что союз Гитлера и Сталина, что Рузвельта и Черчилля со Сталиным, что Картера и Рейгана с Саддамом Хуссейном. Что может быть сделкой Трампа с Кремлём? Ответ дедушка дал в Польше: отказ от Украины (видимо, в первую очередь — Донбасса). А далее — он устами своих помощников говорил не раз: совместная борьба с исламизмом и — главное! — сдерживание Китая. В общем, Россия должна повернуться на юг и восток, и перестать [наращивать] конфронтацию с Западом. <...>

В общем, Трамп хочет стать главным лидером западного мира, возродив дух периода последней стадии Холодной войны, когда политику творили два зоологических правых: Рейган и Тэтчер. Вспоминая то время, можно сказать: это очень неуютный мир - с охотой на ведьм, неолиберальными реформами, войнами по периметру Первого мира.

Кирилл Шулика

Вот говорили, что Трамп непонятный и вообще мутный. А я вам сразу сказал, что он как раз вполне понятный - он будет защищать национальные интересы США и ничего более. Сейчас мы это и видим. Условия дружбы с США просто - кандидат в друзья должен отвечать американским национальным интересам. И в этом плане совершенно все равно Путин это или Порошенко. Так что в принципе любая страна может начать отношения с США сейчас с чистого листа.

Федеральные каналы подавали встречу Путина и Трампа как нечто эпохальное и сильно смягчали слова последнего в адрес России.

Elena Rykovtseva

Трамп:
"Мы призываем Россию прекратить свою дестабилизирующую деятельность на Украине и в других регионах, а также свою поддержку враждебных режимов, включая Сирию и Иран. Вместо этого Москва должна присоединиться к сообществу ответственных наций в нашей борьбе с общими врагами и в защиту самой цивилизации".
Пересказ РИА:
"Коснулся американский лидер и темы России — в контексте ситуации на Украине и Сирии, призвав Москву "вступить в сообщество ответственных народов в борьбе с общими врагами и в защите цивилизации как таковой".

Однако времени на эту встречу было отведено совсем немного, на что указал Георгий Бовт:

Как выяснилось, "полноценные переговоры" - это примерно полчаса, плюс перевод. Хорошо, что вообще встретились.

В своем комментарии на BFM.ru он отмечал:

России из уст Трампа были адресованы несколько резких заявлений: он призвал ее «прекратить дестабилизирующие действия», прежде всего, на Украине. Несколько раз в своей речи политик, играя на настроениях в польском обществе, говорил о «советской оккупации», поставив ее, по сути в один ряд с гитлеровской, целью которой якобы было уничтожение польской культуры. Единственным, условно, доброжелательным жестом в адрес Москвы — и то сомнительным — можно считать его призыв к России «присоединиться к сообществу ответственных наций» в борьбе против исламского терроризма, при этом отказавшись от поддержки, как он их назвал, «враждебных» режимов в Сирии и Иране. Конечно, призыв к Владимиру Путину присоединиться, сделанный в такой форме, не та тональность, в которой можно вести конструктивный диалог, да еще с намеком на то, что Россия если и борется сейчас с терроризмом, то не на стороне так называемых «ответственных наций».

Также Трамп фактически впервые признал публично, что, возможно, все-таки русские вмешивались в ход американской избирательной кампании. Ну и в довершении ко всему президент США пообещал поддержать Польшу в том, чтобы она больше никогда не зависела от не названного им, впрочем, монопольного поставщика энергоносителей. В ходе его визита был согласован американо-польский договор о поставках сжиженного газа из США, он станет альтернативой поставкам «Газпрома». Польский президент Анджей Дуда заявил в этой связи, что его страна вообще станет «газораспределительным хабом» для американского газа, поставляемого в Европу.

Такой «словесный разогрев» резко контрастирует со сдержанно-доброжелательными высказываниями в ожидании предстоящей встречи, раздававшимися накануне из Москвы.

Вячеслав Иноземцев накануне предполагал, что в сложившихся обстоятельствах Путин мог бы предложить Трампу разве что "купить Россию":

В стране, где движение против коррупции воспринимается как вызов су­ществующей системе, не возникает сомнений в мотивации правящего класса. Его решениями движет только стремление заработать, его стратегические помыслы продиктованы желанием не утерять контроль за награбленным. Власть действует как менеджмент кор­порации, вышедший из-под контроля акционеров, жирующий на «потоках» и не желающий допускать никого к рычагам управления. Если на рынке по­добная компания порождает достаточное количество проблем для конкурентов, единственно правильное ре­шение — произвести ее поглощение. В практике межгосударственных отноше­ний это не принято, но если некое государство — это захваченная рейдерами корпорация, то почему бы и нет? И если допустить такой шанс, открывается никем не просматривавшаяся прежде перспектива. <...>

Если бы подобная сделка была качественно структурирована, она стала бы блестящей финансовой операцией. Российское чиновничество с выгодой завершило бы свои труды по распилу страны. Западные политики закрыли бы одну из самых значимых на сегодня проблем и занялись други­ми, не менее важными. Глобальный бизнес на десятилетие нашел бы новую точку роста, внедряя в России цивилизованные правила игры и получая от этого баснословные прибыли. При этом полученные российской элитой средства немедленно выплеснутся на западные рын­ки недвижимости и активов, по сути вернувшись в те экономики, из ко­торых они были выведены. И даже простые россияне бы не проиграли: с одной стороны, граждане распростились бы с беззаконием и плутокра­тией; с другой — честные пред­приниматели оказались бы в среде, где их активы подорожали бы, а их деятельность стала бы менее рискованной.

Vladislav L Inozemtsev

Единственное разумное предложение, которое политик Трамп мог бы сделать бизнесмену Путину. Хотя и парадоксальное...

Более реалистичные предположения высказывал в интервью Открытой России американист Иван Курилла:

Высока вероятность, что мы и не узнаем главного по итогам этой встречи. Давление общественного мнения большое, любой компромисс может быть использован против Трампа. Я допускаю, что важная часть переговоров в прессу не попадет. Обеим сторонам необходимо заявить что-то позитивное. Минимальный позитив, который может быть объявлен, это то, что стороны договорились встретиться не «на полях», а где-то один на один. Само по себе это может быть позитивным шагом, и кроме этого может быть ничего не объявлено. Я думаю, что Северная Корея может предоставить удобный повод для того, чтобы две страны что-то совместное объявили. Северную Корею обе стороны воспринимают как опасного участника международных отношений.

Я думаю, что по наиболее болезненным проблемам для России — Крыму, Украине — совместных заявлений не будет. Маловероятными, но теоретически возможными могут стать какие-то прорывы по Сирии. Возможны заявления по темам, которые ушли с первого плана — например, ядерное разоружение.

Похожий прогноз давал политический обозреватель Сергей Митрофанов:

Сегодня только сумасшедший может всерьез говорить о «большой» сделке. Для Трампа уже сам факт встречи с Путиным чреват серьезными политическими рисками. Чем бы такая встреча ни кончилась, его противники будут трактовать ее итоги как демонстрацию слабости перед реальным противником Америки. Весьма вероятно, что, как предсказывает Newsweek, переговоры, которые всерьез никто и не готовил, превратятся в соревнование, какой — российский или американский — «мачо» круче.

А пока - Трамп уехал, приветствовавшие его поляки разошлись думать о том, сделает ли американский президент великой их страну.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG