Ссылки для упрощенного доступа

Верховный суд России принял решение об упразднении Международной конфедерации союзов художников (МКСХ). По большому счету, за правопреемницу Союза художников СССР никто не заступился, ни один деятель культуры с громким именем не поднял голос в ее защиту. Имеющие отношение к выставочному делу лишь вяло отмахнулись: мол, да, ходили мы в Центральный дом художника на книжные ярмарки Non/fiction и прочие громкие проекты, но будничная, повседневная жизнь там была блеклой и невнятной. Стоит ли жалеть, что здание на Крымском валу теперь перейдет в другие руки?

Крупный и серьезный коллекционер, меценат, куратор нескольких заметных выставок в Москве, арт-идеолог Виктор Бондаренко заявляет, что полностью поддерживает решение суда:

Вы же не хотите иметь здание Союза художников Шумеро-Вавилонского государства?

Это – независимо от того, что я к каким-то людям лично отношусь положительно. Что я знаком с теми, кто управлял этим зданием. Но на самом деле это была частная лавочка, которая никакой общественной нагрузки не несла, прикрываясь тем, что это общественная организация. Какую она общественную несла нагрузку, кроме того, что она сдавала помещения и, очевидно, какие-то люди между собой пилили бабки? Поддерживала художников, строила студии? Или нуждающимся художникам-пенсионерам пенсию платила? Может быть, у меня нет достаточно информации. Но то, что я знаю, дает основания считать: правильно, что Верховный суд ликвидировал эту непонятную организацию. Это мое мнение. Если это Конфедерация художников и они получили это здание, то, наверное, все художники должны были какие-то блага получать от аренды этого здания.

– Насчет благ для отдельных деятелей искусства – не знаю, но как минимум они проводили выставки.

– Ну и что?! Так и вы можете проводить выставки, не владея этим зданием. Так и будут там проводить выставки. Наверное, Третьяковка может провести их лучше. Здание ЦДХ строилось еще в Советском Союзе. Все граждане Советского Союза платили за это деньги. Почему какие-то люди распоряжались, бессрочно распоряжались этой недвижимостью? Десятки лет! Вот такие они страстные служители отечества, или страстные служители СНГ, или Союза художников? Какого Союза художников, кстати?

– Они наследовали имущество Союза художников Советского Союза.

– Так нет уже Советского Союза, и не должно быть институций Советского Союза! Непонятное образование какого-то государства, которого уже нет. Вы же не хотите иметь здание Союза художников Шумеро-Вавилонского государства? Буду рад, если там будет Третьяковская галерея.

– Известно ли вам, это решенный вопрос?

– Я не знаю. Я только слышал, что претендует Третьяковская галерея на это здание. Если передадут государству, наверно, это правильно будет. В свое время я был в попечительском совете Третьяковской галереи. Думаю, что Третьяковская галерея проведет выставки не хуже, чем проводило многолетнее руководство ЦДХ.

Возможно, нужно передать это здание Союзу художников России и нуждающимся художникам. Наверное, я бы так поступил. Если государство хочет поддержать Третьяковскую галерею, пусть им построят еще одно здание. А я бы, наверное, взял это здание, чтобы Союз художников сдавал его в аренду под строгим контролем общественных организаций, чтобы эти деньги распределялись между нуждающимися художниками. Вот это было бы, наверное, очень гуманно и по-человечески, – говорит Виктор Бондаренко.


Как бы то ни было, гонения на МКСХ больше всего напоминают историю с многострадальным Международным Центром Рерихов. Несмотря на громкие названия, обе институции небогатые и маломощные. При этом та и другая – владельцы солидной недвижимости в Москве. Соответственно половины Дома художника и усадьбы Лопухиных. Важное обстоятельство: обе структуры – общественные организации, имущество которых теперь должно отойти государству. Музей Рерихов – Государственному музею Востока. ЦДХ – не исключено, что соседу по зданию, Государственной Третьяковской галерее, руководство которой уже давно заявляет, что ей тесно в нынешних пространствах.

Однажды, это было в 2008 году, у Конфедерации уже пытались отнять здание. Юрий Лужков и Елена Батурина планировали снести ЦДХ и на его месте построить так называемый "Апельсин" по проекту Нормана Фостера. В Конфедерации художников тогда заявляли о своем несогласии быть раскулаченными, ссылались на то, что это собственность общественной организации, ею правительство Москвы не имеет право распоряжаться. Но надо признать: беды не случилось лишь потому, что грянул экономический кризис и стало не до дорогостоящих объектов.

Неосуществленный проект мастерской Нормана Фостера "Апельсин"
Неосуществленный проект мастерской Нормана Фостера "Апельсин"

Сейчас Дом художника никто сносить не собирается, все сошлись на том, что это ценный памятник архитектуры советского периода. Что же до прегрешений, на основании которых суд принял решение о ликвидации МКСХ, председатель его Исполкома художник Масут Фаткулин считает их мнимыми или недостаточными. Борьбу он намерен продолжать:

– Мы, естественно, не согласны с этим решением. Мы его будем опротестовывать, во всех инстанциях и в рамках закона бороться за свои права и законные интересы. Верховный суд был судом первой инстанции. Существует апелляционная инстанция, потом есть третья – кассационная инстанция. Если же будут исчерпаны возможности судебного разрешения спора внутри страны, мы можем обращаться в какие-то международные инстанции.

Речь идет о разгроме общественной организации с целью отъема ее имущества

Мы считаем, что этим решением ущемлены права художников, граждан не только российского государства, но и граждан-художников, которые входят в Союзы художников стран Содружества независимых государств, которые являются членами Конфедерации. Потому что они являются учредителями Конфедерации, все эти государства СНГ, все 12, они являются законными, все эти союзы, правопреемниками ликвидированного в 1992 году в результате самоликвидации Союза художников СССР, законными правопреемниками, наследниками. Они учредили эту Конфедерацию и передали ей в качестве вклада часть имущества, которое им по разделу после ликвидации Союза художников СССР было передано. Они передали его учрежденной ими же Международной конфедерации союзов художников.

–​ Действительно, существует заявление председателей Союзов художников ряда стран, в котором они выражают обеспокоенность иском Министерства юстиции России. В частности, там есть такие строки: "Подоплека бесконечных проверок со стороны Генеральной прокуратуры РФ, Министерства юстиции РФ, Налоговой службы РФ, ведущихся уже на протяжении полутора лет, одним из результатов которых стало исковое заявление о ликвидации МКСХ, становится все более очевидной. Речь идет о разгроме общественной организации с целью отъема ее имущества – нашего общего имущества, сформированного трудом нескольких поколений художников наших стран". Получается, что, в отличие от российского Союза художников, в вашу защиту высказались лишь их зарубежные коллеги? Чем вы это объясняете?

– Конфедерация в течение 25 лет работала, укрепляя связи между художниками всего постсоветского пространства, занимаясь гуманитарной деятельностью, культурно-просветительской, социально значимой. Мы никогда не пользовалась бюджетной или государственной финансовой поддержкой. Всегда наши доходы получены от собственной деятельности, сколько она могла получить, столько делала.


И вот получается так, что ее ликвидировали по основаниям, которые закон не дает. В законе есть четкий перечень для ликвидации общественного объединения, но ни один признак этот в том иске, который подавал Минюст, не значится. Все те основания, по которым должна быть ликвидирована Международная конференция как общественное объединение, не были ни в исковом заявлении, ни в ходе судебных слушаний заявлены.

–​ Каковы же были основания суда?

Мы сдавали в аренду собственное имущество, не чужое

– Там речь идет о малозначительных административных нарушениях, которые были исправлены в свое время. Мы готовы были делать это еще дальше, но мера, которая была применена, абсолютно не соразмерна этим нарушениям, выявленным в ходе проверки.

–​ Вы сказали, что занимались исключительно культурной деятельностью. Но одна из претензий к вам – то, что вы сдавали в аренду помещения, в том числе Альфа-банку.

– Вы знаете, это опять же утверждение Министерства юстиции, которое не подкреплено конкретными фактами. Они говорят, что это не прописано в Уставе Конфедерации. Во-первых, мы сдавали в аренду собственное имущество, не чужое. Во-вторых, у нас Уставом предусмотрена предпринимательская деятельность. И третье, даже это обстоятельство мы устранили. Да, у нас было определенное нарушение. Не было указано этого вида деятельности, но мы это тоже зарегистрировали. То есть получается, что сейчас нет абсолютно никаких препятствий для ведения этого вида деятельности – сдачи в аренду собственного имущества. Вообще! Мы все исправили, устранили, и это признано судом.

–​ Вы говорите, что нет оснований для уничтожения общественной организации, но тогда стоит задуматься, кому это было выгодно?

Министерство культуры РФ заявило права на все это имущество

– Кому выгодно – мы это знали давным-давно! Выгодно тем, кто положил глаз на то имущество, которое мы в течение 25 лет сохраняли. Вот получается так, что с 1992 года – разруха, разграбление. Имущество общественных организаций бывшего СССР все растаскивали, кто как мог. А мы все сохранили и продолжали собирать дальше. Вот когда мы все собрали, сохранили, создали соответствующие условия, появилось немало желающих получить это имущество, готовенькое. Оно все в надлежащем состоянии. Не надо ремонтировать, бери и используй.

–​ Можете уточнить, кто все-таки положил глаз?

– Я не берусь утверждать, но, вообще-то, на суде выступили заинтересованные лица. В данном случае с ходатайством обратилось Министерство культуры России, которое заявило права на все это имущество, объявляя его государственной собственностью. Почему-то 25 лет ни один орган власти не говорил, что это государственное имущество, а вот Министерство культуры вышло с ходатайством, что все имущество, которое принадлежит Конфедерации, это государственное. Поэтому надо включить в состав заинтересованных лиц Министерство культуры и Росимущество с целью правильно им распорядиться.

–​ А правильно распорядиться –​ это как?

– Это уж они сами трактуют как. Естественно, забрать у нас и получить в свое распоряжение.

–​ Официальных сообщений на этот счет нет, но в профессиональном сообществе ходят глухие слухи о том, что Третьяковская галерея претендует на эти помещения.

Пока ее мыши ели и грибок поедал, никому до нее не было дела

– Знаете, тут много было разных версий, мы не хотели бы их комментировать. Скажу лишь, что в данном случае по Министерству культуры у нас есть четкий документ – есть ходатайство, с которым они обратились в суд, это было 6 июля 2017 года. Но суд, правда, им в этом отказал. Но ходатайство у нас есть, документ, подписанный врио министра культуры Аристарховым. Так что у нас документальное свидетельство их интереса к этому имуществу есть.

–​ Много шума о том, что вы произведения советских художников из собрания Конфедерации незаконно вывезли из страны на продажу…

– Мы законным образом их вывоз оформили, кстати, через Минкульт. Кстати, на Минкульт при этом Генпрокуратура сделала предписание за многочисленные нарушения в оформлении порядка вывоза произведений. У нас тоже есть документальное свидетельство – письмо Генпрокуратуры в Минкульт. Получается так, что здесь у Минкульта хватает своих проблем.

–​ Что теперь будет с богатейшей коллекцией, которой владеет Конфедерация и которая досталась ей в наследство от Союза художников СССР?

– Интересный вопрос. Это коллекция, которую мы сохранили от разворовывания, от разграбления, для которой создали надлежащие условия хранения, создали ей пропаганду, резко повысили ее статус и капитализацию в результате того, что она, благодаря нашим действиям, вышла в мировой культурный оборот и была показана на самых престижных мировых площадках. Теперь желающих стало сразу много. А пока она 25 лет пылилась на складе, пока ее мыши ели и грибок поедал, никому до нее не было дела. Когда же эта коллекция была предъявлена миру, когда все увидели, какие здесь есть высокого уровня достижения, шедевры, желающих сразу прибавилось.

–​ А желающие –​ это Минкульт?

– Опять же, не буду конкретизировать, но желающие, я так понимаю, люди, которые, так или иначе, относятся к миру коллекционеров, – говорит Масут Фаткулин.


Среди прочего, Международная конфедерация союзов художников владеет издательством "Галарт", которое специализируется на книгах и альбомах по современному изобразительному искусству. Главный редактор "Галарта" Юрий Подпоренко говорит, что деньги от продажи на аукционе Sothebys работ из собрания Конфедерации пошли на уставную деятельность:

С начала этого года наша работа парализована

– Значительная часть денег была направлена на издания. Мы как раз начали издавать новую серию альбомов "Мастера изобразительных искусств стран СНГ". Около 80 процентов этой серии успели издать.

–​ Если решение Верховного суда вступит в силу, если его не удастся оспорить, какова будет судьба издательства?

– Уже сейчас она очень проблематична. Львиную долю наших заказов составляли заказы Конфедерации. Сейчас практически прекратилось финансирование, и надо признать, что изданий, которые мы можем осуществлять самостоятельно, совсем немного. Кроме того, надо иметь в виду, что помещение, которое мы занимаем, – это тоже владение Конфедерации. Более того, Конфедерация является учредителем издательства.

–​ Иными словами, "Галарт" тоже под угрозой уничтожения?

– Трудно сказать. Во всяком случае, уже с начала этого года наша работа парализована. В январе в офисе Конфедерации проходили обыски. Конечно, это перевернуло нашу жизнь. Был готов к сдаче в типографию каталог Московского художественного салона, который должен был пройти в марте. Был готов большой альбом "Шедевры советского искусства". Все это замерло. Все это пока существует в электронном виде, и надежд на то, что это выйдет в свет, практически нет, – говорит Юрий Подпоренко.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG