Ссылки для упрощенного доступа

Параноидальные претензии к Европейскому университету в Петербурге
(недостатки в пожарной безопасности, нестандартное оформление окон, выходящих во двор, неясности в некоторых учебных планах) есть нескрываемый властью вполне откровенный вздор. Это ясно всем, кто не хочет спрятаться от неутешительной правды: существование Европейского университета в неосоветской стране практически невозможно. Вряд ли бесплодные споры в судах смогут что-то изменить. Более того, вся история борьбы за существование этого замечательного и нового для России, по своему существу, учебного заведения есть самая убедительная иллюстрация того, как власть себе представляет дальнейшую жизнь нашего общества и почему этот университет несовместим с ее представлениями об этой жизни.

Допускаю, что моя точка зрения может отличаться даже от мнений самих работников университета, но не могу ее не высказать.
В самом становлении университета в "лихие" 90-е, в привлечении международного внимания к этому становлению, в создании "эндаумента" и других событиях тех лет было, очевидно, что-то глубоко чуждое обветшалым советским представлениям об образовательных учреждениях, о том, какими они должны быть. Такое можно было переварить или отвернуться от этого в неприятии в те буйные годы, когда было неясно, кто и когда победит. Но в конце концов победила и встала "вертикально" слегка измененная в соответствии с новыми "понятиями" неосоветская реальность, в которой мы и живем. Она подразумевает внешнюю замену некоторых устаревших коммунистических догм на другие – не будем уточнять какие. Но все яснее становится, что методы работы нынешней власти, даже в большей мере, чем в советские времена, также сводятся к силовому и идеологическому вмешательству во все мелочи жизни. Разумеется, этому порукой "партийный" и "охранительный" опыт всех, кто составляет верхушку нынешней власти. Разговоры о "европейскости" наших самых главных полиглотов из органов интересно послушать, наблюдая за уничтожением Европейского университета.

Я наблюдал за деятельностью Европейского университета много лет. Казалось, что его существование поможет уравновесить университетскую рутину, которая окутала по известным причинам в те годы и ЛГУ, и другие достойные учебные заведения, особенно гуманитарно-исторического направления. Я неоднократно получал предложения создать и математическое направление в этом университете. Этого, к сожалению, не удалось сделать.

Но Европейский университет успел очень многое. Например, сумел блестяще организовать две уникальные конференции (в 2010 и в 2014 годах) "Научная диаспора и будущее российской науки". В этих мероприятиях приняли участие многие ученые, работающие в России, и многие из тех специалистов, которые уехали в разные страны, но которым небезразличны судьбы отечественной науки. Сама тема этих конференций (как и организовавший их университет) должны были заинтересовать "вертикаль", если там, в "верхах", действительно думают об указанной проблеме.

"Главное – не раздражать власть", – сказал в интервью один из только что избранных руководителей РАН

Все-таки в чем причина такой враждебности разных инстанций к Европейскому университету? Понятно, почему его не любят маргиналы и некоторые патриоты. Но ведь его успехи, популярность, полезность и авторитет в мире – все это неоспоримо, даже высочайшее одобрение высказывалось. Почему же все рухнуло? А вот потому и рухнуло, что нет такому вузу места в неосоветской системе координат. Слишком он "европейский", слишком интернациональный, слишком яркий для привыкшего к советской серости глаза, да и программы университета плохо контролируемы. Есть и другие, не такие уж мелкие в наше время, причины, например, здание может оказаться полезным для других целей. Предполагаю: те, кто уничтожают Европейский университет, сами удивляются своей энергии уничтожения. Но они понимают, что в этом требования системы, которой они служат.

Стоит посмотреть на судьбу университета шире. Есть другая, куда более шумная история, которую мы наблюдаем уже четыре года, – так называемая академическая реформа 2013 года. Зачем она была осуществлена, какой прок от нее? Это мало кто понимал и понимает. Ведь тут, казалось бы, иной контекст: академия давно стала вполне советским, "могучим" учреждением; это учреждение, казалось бы, должно – со всеми его недостатками и достоинствами – быть своим и для нынешней власти, не то что Европейский университет. Верно, но не совсем. Для современного, неосоветского, коррупционного чиновничества старая академия была слишком самостоятельна и плохо контролируема. Ну и конечно, здания академических институтов могут тоже оказаться полезными для других целей. Этого достаточно. И вот, кажется, что не без трудностей, но и эта задача была только что окончательно решена.

Нет, академию не закрыли, как собираются закрыть Европейский университет. Просто полный контроль над ее деятельностью на днях установлен. "Главное – не раздражать власть", – сказал один из только что избранных руководителей РАН. Прежние советские руководители, наверно, завидовали бы нынешним эффективным менеджерам.

Каков может быть итог этих неосоветских, "вертикальных", удушающих действий в области науки и образования? Ответ ясен: полный застой.

Анатолий Вершик – российский математик

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG