Ссылки для упрощенного доступа

В одном из последних постов Алексею Навальному удалось, кажется, обидеть целую социальную группу – если так можно, конечно, назвать причудливое сочетание "политологи и колумнисты". Вот слова самого Навального:

Ужас. Вот он, кошмарный план Путина — засадить меня и Волкова в тюрьму, чтобы оставить наши штабы, активистов, волонтеров и вообще широкую публику наедине со страшными людьми — политологами. И их сатанинскими подмастерьями — колумнистами.

Прочитал ворох газет и распечаток, послушал комментарии на «Эхе» — теперь плачу и смеюсь одновременно, как девочка из анекдота, которой на стройке упал кирпич на голову.

Ужас, что эксперты несут такую чушь. Ужас, что кто-то это слушает и читает.

В очередной раз убедился, что не зря я предлагаю всех политологов отводить в зоопарк и сажать в клетку с хищниками. Только важная поправка — это ни в коем случае нельзя делать с политколумнистами: они своими причитаниями, жалобами и ноем сведут с ума несчастных зверей, и тогда некому будет есть политологов.

Давайте я объясню все про акцию 7-го и заодно напишу правила про обращение с политологами и политкомментариями. Они вам будут полезны.

1. В России почти нет политологов, то есть людей, занимающихся этим как наукой. Способных читать, писать и публиковаться (не в газете, а в научных изданиях) на английском. Хотите читать таких? Правильно, это полезно. Голосов, Гельман, Шульман. Еще 2-3 фамилии можно добавить, если подумать, максимум.

Хочется написать: «есть еще практики, кто хорошо разбирается в региональной политике», но увы, он такой один — Кынев.

2. Политический комментарий любого российского ученого, имеющего реальное признание в академической среде за рубежом, почти всегда будет интересен и полезен. Примеры: профессора экономики в США и Испании Сонин и Миронов. Да и в общем комментарий любого физика будет в миллион раз полезнее, чем «политологов» из российских газет. Признание за границей тут работает как простой индикатор: вы же в физиках, биологах, философах не разбираетесь, а если его пригласили в зарубежный университет и платят деньги — то, значит, он настоящий ученый.

3. Люди, чьи фамилии вы видите в газетных статьях, совсем не лучше разбираются, они просто всегда подходят к телефону. Журналисту лень работать и у него дедлайн. И у него есть дурацкое правило: нужен комментарий «за» и «против». Поэтому у журналиста есть телефонные номера двух бесполезных охламонов, которые всегда готовы дать комментарий на любую тему.

Таким образом, самые бессмысленные чуваки и становятся самыми «известными политологами».

4. Комментарий действующего политика всегда важнее комментария эксперта. Даже трусливое и мурзилочное заявление руководителя Яблока в сто раз полезнее миллиона колонок. Там понятно, зачем и почему. Понятна позиция. Это будет иметь какие-то последствия, а значит, полезно знать.

5. Любой колумнист, политолог, эксперт, описывающий сложные конспирологические версии, всегда дурак. Иногда еще и жулик, но всегда дурак.

6. Колумнисты, политологи и эксперты, ссылающиеся на инсайды и «источники, близкие к...», — всегда врут.

7. Вы сами политолог не хуже газетного. Просто у вас не хватает наглости писать колонки, основываясь на том, что появилось в вашей ленте твиттера, да еще и называть себя при этом «обозреватель», а у них хватает.

Надеюсь, эти простые правила будут полезны.

С этими оценками не согласились даже те, кого Навальный упомянул в выгодном свете.

Владимир Гельман:

Навальный не совсем прав, утверждая, что в России "почти нет политологов... занимающихся этим как наукой" и способных публиковаться на английском. По его мнению, таковых не более 6-7 человек. Но достаточно просмотреть выпуски международных научных журналов по политологии за последние годы, то без труда можно заметить бурный рост количества (и качества) статей российских авторов. Даже если вывести "за скобки" статьи международников и политических философов и ограничиться теми, кто относится к comparative politics, то список окажется намного более внушительным.<...>

А еще есть публикующиеся по-английски представители российской политологической диаспоры, получившие или получающие PhD за рубежом.

Да, этот список все равно слишком короткий: ситуация с политологией как наукой в России в целом плохая, однако нельзя не видеть того, что в последние годы она сильно улучшилась (отчасти это эффект низкой базы, но тем не менее) и имеет неплохие шансы к тому, чтобы улучшиться в обозримом будущем - число перспективных политологов-россиян в отечественных и зарубежных аспирантурах никак не меньше перечисленных мною 15 российских политологов-компаративистов, публикующихся по-английски.

Александр Кынев:

1. Алексей Навальный, несомненно, не политолог, а политик. Человек несомненно с ярким публичным талантом, выполняющий в российской политике тяжелую и неблагодарную роль "тарана" и разоблачителя авторитарной системы, получающий в ответ на свою деятельность массу провокационных и несправедливых текстов и обвинений. Часть этой диффамации идет напрямую по каналам госпропаганды, часть под видом псевдонезависимых докладов, реплик и комментариев. Общий ряд подобных заявлений явно говорит о их скоординированном и системном характере. Разражает ли подобная информкампания, часто основанная на передержках, лжи и подтасовках самого А.Навального, против которого она направлена? Ответ очевиден: конечно, разражает. Именно по этой причине я рассматриваю текст А Навального не как текст против политологии, я как текст против пропагандды, прикрывающейся политологией. К сожалению, целый ряд представителей цеха, откровенно работающих пропагандистами, настолько в массовом сознании дискредитировали профессию, что подобные оценки близки очень многим в нашем обществе (иногда просто неловко говорить, что ты политолог). Причина такой гиберболизации понятна, однако, как политолог, а не политик, я не могу не отметить, что картина в реальности намного более сложная и ее нельзя так упрощать и мазать черными красками целую профессию. В этом смысле я должен защить позицию профессионального цеха, который состоит не только из пропагандистов, в котором много достойных, порядочных и высокопрофессиональных людей.
2. Существуют разные политологи. Есть "публичые политологи" (часть которых те самые пропагандисты"), которые в действительности почти не производят научных книг и научных статей, часто это просто говорящие головы или авторы докладов, имеющих лишь цель привлечения внимания. Но и среди "публичных политологов" есть вполне приличные и уважаемые специалисты, которые во многом несут знамя политического просвещения и выполняющие роль политического комментатора (и знающих свой предмет часто много лучше пишущих о политике журналистов). Нужна ли эта фукция обществу? Конечно, нужна. Есть узкие прикладные, часто совсем непубличные, но от этого не менее профессиональные специалисты. Часть из них работает в органах власти, часть близка к оппозиции. Наконец, есть "академические политологи", о которых массовый читатель часто вообще ничего не знает. И среди первых, и среди вторых, и среди третьих есть много прекрасных специалистов, ничем не хуже, а часто лучше меня (просто так сложилось, что регулярных комментаторов по вопросам рег политики я один из немногих с оппозиционной репутацией, хотя есть еще и Дмитрий Орешкин, и Николай Петров и другие)
3 Нужно ли критиковать А.Навального? Нужно, как и любого другого политика. И наличие такой критики не есть индикатор "правильности" или "неправильности" политолога. В его деятельности, несомненно есть и ошибки, и просчеты. Но критика и пропаганда разные вещи. Когда хор транслирует одинаковые тексты и почти синхронно, это, конечно, явно отдает скоординированным заказом и информ кампанией. Я надеюсь, что у Алексея Навального, которого я знаю и уважаю, и его команды, хватит сил и времени в том числе и на анализ критических замечаний свой адрес, многие из которых вполне полезны, и которые далеко не все относятся к пропаганде.

Да и вообще публику раззадорить вполне удалось – скептичные реплики доносятся даже от вполне доброжелательных людей, а уж профессиональные противники Навального доведены до истерики.

Александр Винокуров:

‪Навальный повоевал с политологами и колумнистами.
Оксимирон повоевал сразу со всеми СМИ.
Гады, мол, пишут всякие гадости. Обидно неприятно. Ничтожные, мол, профессии и ненужные.

Как тут не согласиться, хорошие профессии только врач и учитель. Это знает даже Дмитрий Анатольевич, но советует «идти в бизнес».‬

Сергей Марков:

Алексей Навальный опять поругался на политологов, которые заметили, что его митинги в регионах стагнируют. Ну это понятно. Интересно, кого он считает хорошими политологами. Это Гельман, Шульман, Голосов, Кынев, Сонин и Миронов. Он их называет профессиональными. Удивитесь ли вы, если я вам скажу, что все они резкие критики Путина и симпатизируют Навальному? Не удивились? Правильно. Если главный критерий профессионализма это политическая позиция, то у меня возникает сомнение в таком профессионализме. Мне кажется, что хорошие профессионалы политологи могут быть с разными политическими позициями. Лично я именно так уважительно всегда относился к коллегам с разными взглядами. Это и есть свобода.

Екатерина Винокурова:

Что касается темника от Алексея Анатольевича про то, каких политологов надо читать, каких повесить на люстрах, какие неучи все, кто его критикует и какие бездари журналисты, а колумнистом так вообще может быть любой блогер, могу сказать только одно.
Россия изменится, когда максимально возможное количество людей научится одной простой вещи: думать своей головой.
Думайте сами, думайте только за себя. Все эти «черные списки» у нас и так уже есть(только обратные). Все эти «мы сейчас раскрутим блогера, изберем его в Общественную палату и получим криворукую знаменитость» у нас и так уже есть.
Даже больше скажу. Если ваш лидер начинает диктовать вам, что читать, кого слушать, кого проклинать, травить или не замечать - это не реформатор и не демократический лидер. Если это начинается, значит, вы имеете дело с лидером авторитарного типа, который завтра легко внесет в «черные списки» вас. Он может прикрываться какими угодно красивыми словами о великой России\клятом Госдепе\марсианах\кровавом режиме, но он просто авторитарный лидер. Он может говорить и о свободе и демократии, но только это все – снова красивые пустые слова, не имеющие ничего общего с его реальными взглядями. К чему приводит разбалансировка системы с авторитарным лидером, вы можете и так наблюдать своими собственными глазами примерно вот сейчас.
Поэтому не ищите лидеров, не надейтесь на мессию. Спорьте с лидерами, спорьте со всеми. Ищите собственный путь и избегайте толпы и тех, кто хочет вас в эту толпу превратить.
Такая вот вам мини-проповедь.

Иван Давыдов:

Ну и для памяти. Война Навального с политологами и колумнистами, которые позволяют себе не всегда Навальным восхищаться (кстати, эта война ведь не вчера началась), напоминает историю процесса «Уистлер против Рескина».
Рескин в одной из статей обозвал Уистлера «шутом, наглость которого превосходит наглость кокни» (цитирую по памяти, но близко к тексту). Уистлер неожиданно подал против Рескина иск – «о подрыве деловой репутации», как мы бы теперь сказали. Суть претензии заключалась в том, что после статьи Рескина картины Уистлера стали хуже продаваться.

Уистлер настаивал, что художника может критиковать только художник (или, как теперь пишут, «даже трусливое и мурзилочное заявление руководителя Яблока в сто раз полезнее миллиона колонок»). Обалдевшие присяжные рассматривали картины Тициана, и слушали рассуждения живописцев-академиков о том, что такое законченное произведение искусства, и что важнее – сюжет, композиция, или цвет.

Уистлера признали победителем, но он требовал компенсацию в тысячу фунтов, а ему присудили два пенни. Чуть позже его объявили банкротом и распродали имущество с молотка. Рескин изрядно потратился на процесс, плюс заработал нервный срыв.

А вот Марсель Пруст восхищался обоими. Пруст умный, будь как Пруст.

Кирилл Шулика:

Навальный написал про политологов, а я напишу про политических журналистов, добавлю огня, что называется.

Начнем с того, что политических журналистов в России практически нет, их по количеству примерно столько же, сколько политологов, если не меньше. Дело в том, что политический журналист должен быть независимым, а если это условие не соблюдается, то он пропагандист.

Те, кто себя именует так, обладают одной общей чертой - они ленивые. Вот история с тем, что "умер Хворостовский" лишнее тому подтверждение. Журналист должен информацию добывать, а они ее списывают, то есть исполняют функцию заурядных копирайтеров. Берут и списывают из Твиттера или Телеграма без ссылок на источники. Но иногда им нужны какие-то комментарии, тогда она звонят "политологам", о которых писал Навальный. А поскольку они "политологи" в кавычках, они готовы комментировать все от Адама до Потсдама. Журналист в силу своего низкого уровня просто не может проверить достоверность той околесицы, которую услышал в трубке или прочитал в мессенджере.

Так что вот этот тандем "политологов" и "политических журналистов" низвел политическую науку общими усилиями ниже плинтуса. То есть мы реально уже перестаем понимать, кто есть настоящий политолог или журналист. Вообще приговор политическим журналистам подписала Леся Рябцева, спасибо ей за это. Она доказала, что в нашей стране журналистом может работать кто угодно. Поэтому когда я говорю, что даже школьники во "ВКонтакте" пишут интереснее, чем именующие себя журналистами, я совсем не шучу.

Павел Святенков:

Уходит политолог на войну с Навальным:
- Если погибну, прошу считать меня колумнистом.

Станислав Яковлев:

Вообще мне безумно нравится любая ситуация, когда Алексей Анатольевич Навальный агитирует своих миньонов, чтобы они не слушали всяких дураков, и доверяли только настоящим профессионалам.

Дураки - известно кто.

Каждый, кто говорит какие-то слова, не совпадающие со словами Навального, тот и дурак.

Либо проплаченная сволочь, и тогда все равно дурак, потому что очень скоро сбросивший оковы международной капиталистической эксплуатации русский народ с этой сволочи по всей строгости взыщет.

А самый умный, и самый моральный, и самый красивый заодно, и главный специалист сразу по всем вопросам - разумеется, именно Навальный. Невероятное, космическое светило. С которым остальным, менее высококлассным его коллегам остается только подобострастно соглашаться.

И вот за что мне нравятся такие ситуации - как хороший повод напомнить, кто нам это говорит.

Человек, получавший юридическое образование в «Патрисе Лумумбе» нам это говорит. Человек, которому чтобы хоть немного поработать по профессии, пришлось выписать лицензию самому себе, пользуясь обширными личными в правительстве Кировской области, нам это говорит. Жулик, коррупционер и самозванец уже хотя бы по одному вот этому - самому невинному - эпизоду.

Судебное разбирательство Усманова против Навального есть важнейшее и в принципе бесценное событие прежде всего из-за его простоты и кристальной прозрачности.

Мне вообще очень нравится когда ясность.

Вопрос, что представляет собой Навальный, как юрист, в условиях иска Усманова прояснился окончательно и уже необратимо.

НИЧЕГО ОН НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ.

Ни собой, ни из себя.

Абсолютная незакомплексованность и стадо безумных хомячков в интернетах, вот и вся формула Навального, но это называется вовсе не «юрист». И как только на его пути появляется препятствие, которое хомячки прогрызть не в состоянии - все, геймовер.

Вот кто в российской политике оказывается настоящий Крошка Цахес. У Господа все-таки хорошее чувство юмора.

Дмитрий Бавырин:

Писать об Алексее Навальном что-то хорошее давно уже не хочется, а писать о нем что-то плохое это все равно что в ночь мародеров туда-сюда вещи таскать - потом хрен докажешь, что это твои вещи были.

А вот еще одна заметная публикация о Навальном:

Мы в Фонде Национальных Стратегий решили разобраться для украинской аудитории, насколько обоснованы с юридической точки зрения прозвучавшие взаимные обвинения, и следует ли считать материалы Навального в адрес росчиновников основой будущего преследования, или это журналистские материалы, имеющие лишь политический и PR характер?

Мы решили обратиться к видному российскому юристу, когда-то работнику прокуратуры, а потом известнейшему адвокату, который прославился своей позицией по защите погибших моряков-подводников подлодки «Курск», одному из самых принципиальных оппонентов Владимира Путина – Борису Кузнецову. За то дело Борис Аврамович подвергся преследованию, был вынужден нелегально через территорию Украины покинуть Россию, жил долгое время в Штатах, а потом перебрался в Латвию. Мы попросили беспристрастно разобрать аргументы Навального и его противников с сугубо правовой точки зрения, не давая никому политических и моральных оценок.

Аргументацию Кузнецова лучше читать полностью и сами, но для Навального она не очень приятна.

Дарья Митина:

Наши небратья, как выясняется, прoявляют интерес к некoтoрым деятелям рoссийскoй oппoзиции, видимo, в кoнтексте тoгo, кoму всё-таки выпадет забoрoть прoклятoгo Путина. Некий украинский Фoнд Нациoнальных Стратегий препарирует, например, Навальнoгo - не с тoчки зрения пиарoвскoй и прoпагандистскoй демагoгии, а с тoчки зрения прoфессиoнальнoй сoстoятельнoсти: Путин пo oбразoванию юрист, и Навальный тoже считает себя юристoм. Правда, юридическая адвoкатская практика Навальнoгo пo cей день oстается реальнoстью, не даннoй нам в oщущениях - o ней рoвным счётoм ничегo не известнo.

Павел Пряников:

Очень интересный разбор юридической практики ("разоблачений") Навального. Причём анализ делали украинские эксперты, которых трудно заподозрить в любви к российской власти. Ну а основу экспертизы составил российский юрист Борис Кузнецов, ярый оппонент Путина.
Текст по ссылке очень большой и усложнён юридическими конструкциями. Но из него можно почерпнуть несколько важных выводов, понятных и далёкому от юриспруденции человеку.
Например, заключения экспертов по делу взаимных обвинений Навального и Усманова, а также Навального и представителей ряда фондов, которые тот связывал якобы с Дмитрием Медведевым:

- Навальный и его представители должны были понимать, что оказывать содействие в сборе доказательств не обязанность суда, и предполагать, что суд оказывать им содействие не будет.
- В обвинениях Навального очень много "юридического мусора" - фактов, которые тяжело или невозможно доказать. Например, юрист, представляющий интересы Навального, ссылается на интервью умершего Бориса Березовского об обстоятельствах приватизации горно-обогатительных комбинатов; там в том числе упоминается Усманов. Суд справедливо отказал в приобщении интервью Березовского, так как оно «не отвечает принципам допустимости».
- Похожее исследование по предполагаемой собственности премьера Медведева ещё до Навального делала газета "Собеседник". Позже газета опровергла все эти сведения, предоставив свои страницы для обоснованного ответа представителей ряда фондов.
Ну и в целом вывод экспертов, рассматривавших эти дела Навального - суды вполне обоснованно и квалифицированно вели эти дела, проигрыш в них Навального не связан с каким-то злоупотреблениями судов.

Егор Холмогоров:

Еще смешнее то, что анализирует Навального адвокат-диссидент Кузнецов, после скандала вокруг дела «Курска» сбежавший в США и Латвию и работающий против России на американцев…

Пересказать всю эту юридическую нудятину довольно сложно. Там, к примеру, разбирается вопрос, имеет ли право Навальный и ФБК квалифицировать те или иные деяния как преступления, иными словами, называть дарение участка – взяткой. И, разумеется, они права это делать не имеют.

Мало того, Навальный и его юристы пришли в суд рассчитывая, что суд… поможет им доказывать, что Усманов дал Медведеву взятку. В то время как задачей суда было как раз установить тот факт – были ли у Навального на момент выхода фильма доказательства «взяточничества» – или нет.

Кузнецов приводит массу примеров откровенной юридической неряшливости Навального и Ко. Впрочем и Люблинский суд тоже отмочил – постановив, что ФБК обязан удалить фрагменты фильма порочащие Усманова, он не привел конкретный перечень подлежащих удалению фрагментов, поэтому что именно удалять – совершенно непонятно.

В общем от чтения всей этой казуистики становятся понятными только две вещи: 1. Навальный с юридической точки зрения абсолютный самоделкин, совершенно не фильтрующий базар; 2. В украинцы его так и не взяли и даже откровенная демшиза-диссида видит, что юридической квалификации у него ноль.

Олег Пшеничный:

Вот здесь люди рассуждают о навальнофобии, а я и в этом явлении замечаю прогресс: при совке вокруг диссидентов был почти сплошной вакуум, диссиденты казались даже прогрессивным советским интеллигентам загадочными опасными типами, которые хотят развалить весь окружающий уют (а ведь у кого-то одновременно были и ковры на стенке, и хрусталь и книжки Стругацких и записи уютных "бардов" на магнитофоне, а диссиденты - непонятно кто, с опасными и по непонятной логике одновременно невыполнимыми идеями).

Так вот, сейчас навальнофобы - довольно ограниченный слой интеллигенции (лучший из них, наверное, уважаемый г-н Шлосберг).

А в 70-х все было наоборот. Жернова истории поворачиваются медленно, но верно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG