Ссылки для упрощенного доступа

Почему популярен райдшеринг?

Сергей Медведев: Сегодня мы поговорим о вечном жанре всемирной и российской жизни — это жанр попутчиков. Люди едут вместе (а дороги в России обычно длинные) и разговаривают; таким образом, транспорт превращается в главное средство коммуникации.

Это может быть не только жанром российской жизни, но и бизнесом. У нас в гостях Алексей Лазоренко, руководитель BlaBlaCar, сервиса в России и в Украине. Расскажите нам, что такое райдшеринг.

Алексей Лазоренко: «Райдшеринг» — это такой англицизм, который довольно конкретно вписался в русский лексикон. По сути, это езда с попутчиками. Это очень простое явление, которое, с одной стороны, в последние пару лет мы можем называть мейнстримом, в том числе и в России, но по факту это явление если не древнее, то довольно старое.Я помню даже плакаты во время Второй мировой, когда агитировали не кататься в одиночку, там было написано: «Едешь один — подвозишь Гитлера». Действительно, в этом есть логика: машина создана для того, чтобы в ней сидели если не пять человек, то как минимум больше одного.

Райдшеринг — это явление, которое позволяет более рационально использовать места в автомобиле и при этом более рационально подходить к расходам на поездки. Расходы в таких поездках обычно делятся между всеми попутчиками поровну.

Люди едут вместе и разговаривают; транспорт превращается в средство коммуникации

Сергей Медведев: Он в этом отношении ничем не отличается от каршеринга?

Алексей Лазоренко: Возможно, каршерингом это явление называли в Америке, но по факту сейчас под каршерингом, по крайней мере, в Европе и в России понимается кратковременная аренда автомобиля внутри города. А райдшеринг — это междугородные поездки с попутчиком. Водитель публикует свою поездку, указывает, сколько у него свободных мест, и к нему присоединяются пассажиры, которым по пути.

Сергей Медведев: Меня впечатлили цифры популярности райдшеринга в России - они чуть ли не больше, чем на Западе. 45 миллионов человек в мире, из них 10 миллионов человек в России.

Алексей Лазоренко: На самом деле уже больше, чем 35 миллионов в мире, и больше, чем в 10 в России. Явление в последние лет пять набирает популярность в Европе и в России, в частности. Действительно Россия демонстрирует более динамичный рост, чем, например, Польша или даже Испания. Это можно объяснить тем, что, хотя Россия - огромная страна, но география населения в ее западной части вполне компактна, и довольно удобно передвигаться с попутчиками, очень большой автомобильный поток. При этом культура ловить машину, ездить с попутчиком у нас, в принципе, была с раннего Советского Союза, поэтому ментально людям было проще принять такую парадигму, чем типичному европейцу. Когда BlaBlaCar приходил в Россию, были стереотипы, что люди из бывшего СССР - более закрытые, замкнутые, боятся, но эти стереотипы очень быстро развеялись.

BlaBlaCar пришел в Россию через поглощение локального проекта «Подорожники», основателем которого я являюсь. Мы тогда уже доказывали на своем маленьком проекте «Подорожники», что это все неправда, люди готовы шерить поездки, по умолчанию люди - хорошие и добрые. И мы быстро продемонстрировали на цифрах, что и Украина, и Россия начали одинаково быстро расти, быстрее, чем европейские страны на старте.

Сергей Медведев: Мне кажется, это связано с географией, с особенностью развития инфраструктуры. В России очень большие расстояния, довольно большие перемещения людей и не настолько развита транспортная инфраструктура, как в той же Америке. Здесь нет каких-то дискаунтеров, дешевых перелетов, удобных безопасных ночных автобусов и так далее.

Райдшеринг в последние лет пять набирает популярность в Европе и в России, в частности

Алексей Лазоренко: Успех райдшеринга — это комплексное явление, которое связано с не очень хорошо развитой инфраструктурой: довольно-таки дорогие поезда, неудобные автобусы, и при этом огромное количество маленьких городков, которые никак не связаны с районными или областными центрами, кроме как какими-то ужасными маршрутками.

BlaBlaCar помогает накрыть страну очень плотной эффективной сеткой, вообще не думать, смогу я завтра уехать на маршрутке или не смогу, будет место или не будет. То есть сейчас из любой точки, от Санкт-Петербурга или Мурманска до Владивостока, можно спокойно проехать с попутчиками, это будет дешевле, чем на поезде и намного удобнее, чем на автобусе, в компании людей, которых ты заранее изучил, посмотрел о них отзывы, изучил профили, узнал, чем они увлекаются, сколько им лет.

Сергей Медведев: Это связано с соцсетями? Ты можешь зайти в профиль в соцсетях, посмотреть в Фейсбуке профиль человека?

Алексей Лазоренко: Соцсети у нас привязаны, но поскольку мы защищаем приватную информацию пользователей, то не позволяем перейти в профайл «ВКонтакте» или Фейсбука, но профайлы, которые формируются в рамках BlaBlaCar, достаточно красноречивы, можно понять о человеке все. А само название сервиса - «BlaBlaCar» - происходит от того, что можно указать свой уровень болтливости.

Сергей Медведев: Скажем, я хочу поехать на машине в какую-то поездку: например, из Москвы в Казань. Я захожу на ваш сайт, регистрируюсь, и что я указываю в параметрах предстоящей поездки?

Алексей Лазоренко: Если вы водитель, то вы указываете свой автомобиль, указываете, сколько у вас свободных мест. Система сама выдает вам примерную стоимость, которая рассчитывается, исходя из того, сколько стоит бензин, и вы делите эту сумму между тремя пассажирами. Вы можете подрегулировать цену, если у вас, допустим, прожорливый внедорожник.

Сергей Медведев: За бензин все платят поровну: и пассажиры, и водитель? Амортизация машины не учитывается?

BlaBlaCar помогает накрыть страну очень плотной эффективной сеткой

Алексей Лазоренко: Вы можете учитывать амортизацию, немножко увеличивая цену. Но уже есть некий рынок таких предложений, и если вы будете ставить цену выше среднерыночной, то у вас просто меньше шансов найти попутчиков. Поэтому водители стараются держать планку плюс-минус. А кто-то катается в Питер на «Порше Панамера» (у нас есть такие премиальные водители на премиальных авто), и для них это, конечно, больше не возможность сэкономить на бензине, а чисто фан - подарить человеку эмоции и просто не скучать. Человек будет в восторге, и будет, наверное, много интересных разговоров. Фановая составляющая очень велика, и она с каждым годом растет.

Сергей Медведев: Водитель, по сути, отбивает деньги на бензин?

Алексей Лазоренко: Можно отбить все расходы на бензин, от 70 до 100%.

Сергей Медведев: Если случаются какие-то штрафы, это уже все на водителе?

Алексей Лазоренко: Если случается штраф, то, безусловно, тут есть вина водителя: вряд ли он получил штраф по вине пассажира. Если же человек виновен в штрафе, то он несет эту ответственность.

Сергей Медведев: Какие еще там нужно указать параметры? Вы говорите - уровень болтливости, а музыку, скажем? Человек везет тебя в хорошей машине, а ему нравится шансон...

Алексей Лазоренко: У нас есть возможность при каждой поездке оставить комментарии, например: «в машине не будет шансона». Пассажир выбирает поездку, в описании которой ему все нравится. Уровень болтливости вы можете сразу указать в профайле, возможность курить в автомобиле сразу там указывается, возможность путешествовать с животными тоже, равно как и возможность взять маленький, средний или большой багаж. Кроме того, вы можете оставить полноценный комментарий на любую тему: работаю в такой-то индустрии, хочу, чтобы попутчики общались со мной на такую-то тему. Есть какие-то вещи, которые вы отметили в профайле, и они у вас остались, а есть вещи, которые вы можете менять во время поездки.

Сергей Медведев: Когда все это возникло? Наверное, после нефтяного кризиса 70-х годов, когда поездки стали дорогими?

У нас есть возможность при каждой поездке оставить комментарии, например: «в машине не будет шансона»

Алексей Лазоренко: Мне кажется, первый толчок был именно во времена Второй мировой войны, но сейчас, в последние десять лет, за счет интернета, навигационных, картографических технологий, социальных сетей райдшеринговые сервисы объединили все эти возможности в платформу, и теперь очень удобно искать, кто куда едет, с кем мне по пути, читать их профайлы.

Сергей Медведев: Технологическая революция! С одной стороны, если смотреть последние 40 лет, то это нефтяной кризис, постоянные забастовки в Европе авиадиспетчеров, железнодорожников и так далее… Но, я думаю, революция произошла в связи с двумя последними инновациями — это соцсети и геопозиционирование. Недавно в программе мы общались с сервисом «Убер» для большегрузных автомобилей, и там тот же самый принцип: огромные пустые пробеги, люди постоянно подгружают себе грузы через соцсети, через систему геопозиционирования.

Алексей Лазоренко: Идея действительно не нова, люди давно хотели этим пользоваться. Была элементарная проблема: как сопоставлять людей, как находить друг друга. Все эти доски объявлений в газетах и на других платформах были неэффективны, а сегодня технологии позволяют очень удобно и быстро реализовать все это. Происходит оптимизация ресурсов. До этого была реальная разбалансировка: сегодня автомобиль простаивает в среднем 90% времени.

Алексей Лазоренко
Алексей Лазоренко

Сергей Медведев: А остальные десять - возит одного человека.

Алексей Лазоренко: Это безумно нерационально. Сегодня технологии делают так, что эти неиспользуемые, простаивающие ресурсы начинают монетизироваться. Райдшеринг об этом, Убер для грузоперевозок об этом. В конце концов, появятся беспилотные автомобили, которые будут ежедневно обслуживать сразу десятки людей, а не какое-то одно домохозяйство, в котором 90% времени автомобиль простаивает. Технологии реально оптимизируют ресурсы.

Сергей Медведев: Экономят землю и нашу общую природу.

Алексей Лазоренко: Есть такое глобальное явление — экономика совместного потребления, которая сейчас захватывает умы. Это нишевое мышление, но все-таки по экспоненте оно уже растет. Я думаю, через 10-15 лет это уже будет крепко сидеть в голове у каждого, и мы не будем покупать автомобили, потому что нам это не надо: я нажал кнопку и уехал, куда мне нужно, в комфортном авто с попутчиками. Это выгодно: я не думаю про парковку, страховку, ремонты и налоги.

Технологическая революция произошла в связи с двумя последними инновациями — это соцсети и геопозиционирование

Сергей Медведев: Это принцип новой экономики - покупать не вещи, а услуги. Соответственно, уменьшается количество вещей в природе, уменьшается нагрузка, экологический отпечаток на окружающую среду.

Алексей Лазоренко: Мы просто более рационально используем все ресурсы планеты, и в целом для человечества в долгосрочной перспективе это очень разумный подход.

Сергей Медведев: Алексей, какая у вас география, куда больше ездят и на какие примерно расстояния?

Алексей Лазоренко: Сегодня BlaBlaCar — это уже глобальный проект, который работает по всему Земному шарику, начиная от Мексики и Бразилии и заканчивая Индией. И он довольно плотно покрывает всю Россию.

Сергей Медведев: И Сибирь, и Дальний Восток?

Алексей Лазоренко: Везде, где существуют города с населением больше тысячи человек, есть BlaBlaCar. Мы представлены в России три с половиной года, и люди успели оценить и полюбить нас.

Сергей Медведев: Это изначально французский сервис?

Алексей Лазоренко: Да. Но, опять же, Франция пришла в Россию через поглощение локального проекта «Подорожник». Сегодня можно спокойно доехать из Мурманска во Владивосток, хотя и не всегда без пересадок. Более того, можно спокойно путешествовать из России в Белоруссию, Украину, Казахстан, в Европу - вплоть до Мадрида и Лиссабона.

Сергей Медведев: Буквально «язык до Лиссабона доведет»… Кстати, а до Крыма доведет, или есть ограничения?

Алексей Лазоренко: Нет, можно ехать в Крым. Пользоваться сервисом можно абсолютно везде, даже если где-то он не присутствует в виде официального представительства. Им можно пользоваться и на Ямайке, лишь бы было картографическое покрытие от Гугла (мы используем это для построения маршрутов), и были попутчики. Так что никаких ограничений нет: везде, где есть возможность построить маршрут, можно пользоваться BlaBlaCar.

Сергей Медведев: А где здесь ваша выгода, насколько это все монетизируется?

Экономика совместного потребления сейчас захватывает умы

Алексей Лазоренко: Монетизация сейчас запущена в странах Западной и Восточной Европы. У нас есть несколько моделей монетизации, но самая распространенная и популярная, сформировавшаяся во Франции — это небольшой сервисный сбор при бронировании каждого свободного места.

Сергей Медведев: То есть платит и каждый пассажир, и водитель?

Алексей Лазоренко: Платит только пассажир при бронировании - это небольшой сервисный сбор, который рассчитывается в зависимости от стоимости поездки.

Сергей Медведев: Экономия выходит в три-четыре раза, иногда и больше. Скажем, поездка из Ростова-на-Дону в Москву, если разделить бензин, это чуть ли не тысяча рублей с человека.

Алексей Лазоренко: Поездка Москва-Питер у нас стоит 900-1100, намного дешевле, чем на «Сапсане».

Сергей Медведев: Я думаю, даже самый дешевый плацкарт обойдется тысячи в две с половиной, а «Сапсан» со всеми скидками – наверное, тысячи в три.

Алексей Лазоренко: Кто-то предпочитает лечь и поспать в поезде. А кто-то готов просидеть восемь часов в автомобиле, и таких много, Москва-Питер - довольно популярное направление. Средняя дистанция, на которую комфортно кататься с BlaBlaCar, — это 300-600 километров. Конечно, есть поездки во Владивосток, но их очень мало - это такие путешественники-энтузиасты. Если вы готовы провести неделю в автомобиле, - почему нет?

Сергей Медведев: А какова аудитория – это в основном молодежь?

Алексей Лазоренко: Средний возраст — 25-30 лет. Но вообще-то у нас довольно равномерный срез всех возрастов, и очень много водителей 50-60 плюс. Если же мы говорим про более молодую аудиторию, 18 плюс, то, конечно, это больше пассажиры, чем водители. Чем старше аудитория, тем больше среди нее водителей, а чем она моложе, тем больше пассажиров.

Язык до Лиссабона доведет

Сергей Медведев: Насколько охотно этим пользуются девушки? Все-таки здесь есть элемент непредсказуемости: быть в салоне с тремя незнакомыми мужчинами на протяжении 12 часов...

Алексей Лазоренко: Мы пытаемся минимизировать элемент непредсказуемости. В каждой поездке можно посмотреть, с кем вы будете ехать, кто будет сидеть на соседнем сиденье. Можно выбрать водителя-девушку. Более того, для девушек у нас есть специальная опция: водитель-женщина может поставить галочку «только для женщин», и ее поездки будут видеть только зарегистрированные пользователи женского пола.

Это вроде бы интересная опция, но не скажу, что она очень популярна, ведь, проехав один раз даже, может быть, в компании мужчин, девушка быстро понимает, что все прозрачно, все на виду, поездка декларируется в интернете, есть верифицированные контактные данные всех, есть отзывы с предыдущих поездок. Если и есть какие-то опасения, то они быстро улетучиваются, потому что система рейтинга отзывов, которая формирует доверие внутри сервиса, минимизирует все эти элементы непредсказуемости.

Сергей Медведев: Я знаю, что есть женское такси, но что-то в последнее время не очень вижу его на улицах. Хорошо, когда это есть как отдельная опция (у каждого свой опыт, в том числе и травматический), но в целом при нормальной прозрачной организации дела здесь все должно быть спокойно.

А бывают ли случаи, когда «кидают»? Или оплата идет предварительно? Деньги перечисляют на карточку?

Алексей Лазоренко: Нет, в России сейчас сервис работает по очень простой и понятной для местного обывателя модели — это оплата наличкой. Мы не строим здесь никаких дополнительных сложностей.

Сергей Медведев: То есть люди договариваются и просто передают деньги водителю.

Поездка Москва-Питер у нас стоит 900-1100, намного дешевле, чем на «Сапсане»

Алексей Лазоренко: Цена изначально задекларирована, обсуждению не подлежит. Если я бронирую поездку, то знаю, какова цена, знаю, что она не будет ни выше, ни ниже. Поэтому, садясь в автомобиль, я могу либо сразу рассчитаться с водителем, либо сделать это где-нибудь на заправке, либо в конце поездки. Бывают единичные проблемы с «кидаловом»: это многомиллионная аудитория, и рано или поздно что-то случается.

Сергей Медведев: Сколько человек у вас в системе?

Алексей Лазоренко: Больше десяти миллионов. У нас довольно высокая активация, практически все люди, которые регистрируются в системе, делают это осознанно, чтобы совершить поездку. Если есть какие-то случаи, связанные с негативом, ты тут же получаешь в свой профайл соответствующую пометку: этот человек не заплатил за поездку, и его исключают из системы. У нас есть большая служба модераторов, которая следит за такими кейсами.

Сергей Медведев: Регистрация идет по паспорту, люди в системе существуют под своими реальными именами? Человек ведь может зайти и зарегистрироваться под другим ником.

Алексей Лазоренко: Такие вещи компания может предусмотреть: если человек пытается обмануть систему, нам это элементарно видно на уровне IP-адресов и ID-устройств, и система может понять — это тот же человек или не тот. Можно пытаться обманывать, но это не позволит долго использовать сервис, система очень быстро поймет.

Сергей Медведев: У вас есть паспортная регистрация, с фото?

Цена поездки изначально задекларирована, обсуждению не подлежит

Алексей Лазоренко: Сейчас нет. У нас есть такая система во Франции, в Бразилии, в Англии, где-то еще. Мы сейчас анализируем опыт этих стран: насколько это помогает (или не помогает). Если мы поймем, что это необходимо, в том числе, для российского рынка, конечно, мы это запустим и здесь. Но сейчас мы с уверенностью можем заявить, что система рейтингов и отзывов работает намного лучше, чем любая верификация. Ведь паспорт тоже можно элементарно подделать. Конечно, система верификации тоже все отслеживает. Самая лучшая верификация — это верификация от других людей, которые уже поехали с тобой и убедились, что ты надежный человек.

Сергей Медведев: Классическая 2.0 технология, когда высшие уровни надежности достигаются наибольшим количеством пользователей, и чем больше пользователей, тем больше надежности.

Алексей Лазоренко: Это как раз история про такие маркет-плейсы, где самый высокий уровень доверия формируется после того, как ты сформировал репутацию через рейтинги и отзывы.

Сергей Медведев: Это действительно красивая история, когда все, начиная с «Убера» и кончая вашим BlaBlaCar, создают общее благо наличными ресурсами просто за счет более рациональной, умной сетевой организации имеющихся ресурсов, в том числе, не только своего автомобиля, но и своей доброй воли. Сумма добрых воль суммируется, экспоненциально растет коллективное благо.

Коммунизм неожиданно зашел к нам со стороны людей, которые хотят делиться своими машинами, опытом и разговорами

А есть еще карпулинг — это когда люди регулярно, каждый день ездят, например, из района Марьино в район Сокола. Есть такое, что раз за разом ездят на одной и той же машине? В Америке такое есть, или машины меняются: в понедельник нас везет Джон, во вторник - Маргарет и так далее.

Алексей Лазоренко: В Америке есть даже отдельные полосы, так называемые карпулейны, где больше двух людей в автомобиле. Сейчас мы экспериментируем с подобным инструментом. В Европе, во Франции, в частности, мы уже запустили так называемый сервис BlaBlaLines. Это как раз история о том, как кататься на недлинные расстояния, 20-70 километров - из пригорода в Москву, например. Сейчас мы работаем с этим в Париже. Это сервис для поездки из дома на работу, на короткие дистанции. Я думаю, это вопрос времени, когда мы выйдем с этим сервисом за пределы Франции, и это заработает у нас, в том числе.

Сергей Медведев: Удачи вам во всем этом! Это, конечно, гигантский сетевой принцип, принцип нового мира, принцип шеринговой экономики, может быть, в чем-то близкий к принципам коммунизма. Но если коммунизм зашел к нам с этой неожиданной стороны - не со стороны ГУЛАГа, а со стороны людей, которые хотят делиться своими машинами, своим опытом и своими разговорами, - то и слава богу!

  • 16x9 Image

    Сергей Медведев

    Ведущий программ "Археология" и "Футурошок", историк и политолог. Автор книг и статей по теории политики и проблемам современной России, ведущий телеканала "Дождь", колумнист русского «Форбс». Сотрудничает с РС с 2015 года

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG