Ссылки для упрощенного доступа

Художник Пётр Павленский, последнее время, как известно, живущий в Париже, провёл там свою новую акцию.

Она по своей форме практически копировала одну из предыдущих акций Павленского - два года назад он поджёг двери здания ФСБ на Лубянке, а теперь ворота Банка Франции. Как уточняется - чтобы "разжечь огонь революции по всему миру".

Но похоже, что парижская акция вызвала у публики меньше восторгов, чем московская.

Сергей Шмидт:

Он художник - он так жжёт!

Глеб Павловский:

зато Павленского теперь можно заказывать на новогодние корпоративы. С пожинспектором. Дорого.

Олег Козырев:

когда незнакомец подходит к вам и просит сфотографировать на фоне здания, уточняйте, не Павленский ли он

Остап Кармоди:

Пришло время спросить у Павленского, почему в его творчестве так много римейков

Максим Соколов:

А то мы боялись, что на чужбине гений совсем увял.

Владислав Иноземцев:

Прекрасный политический беженец и крайне талантливый человек! Франция, приглашай таких побольше, тебе без них не обойтись!

Евгений Понасенков:

Я же вам СРАЗУ сказал, что он не оппозиционер, а просто идиот

Сергей Талк:

Говорят, во Франции хорошая медицина. Там Павленского хорошо подлечат. Потому что человек, занимающийся члено- и прочим вредительством, психически нездоров. Да и прибивать мошонку гвоздём-десяткой нормальный человек не будет. Для этого есть шурупы.

Даниил Коцюбинский:

Я всегда полагал, что радикальный акционизм - не искусство, а просто форма истероидной психопатии.
Сорри, если кого-то обидел.

Ярослав Белоусов:

Французы, наверняка, в шоке от Павленского ("как вы там в России с ним жили?!"), но виноваты сами - знали, кому предоставляли политическое убежище. А товарищ, напомню, бежал из душного Московитского царства в просвещенную и демократическую Европу... от уголовного дела о сексуальном насилии.

Константин Эггерт:

То, что в России смотрелось как акция, во Франции выглядит как банальное хулиганство. Да ещё и плевок в лицо стране, которая этого чувака приютила. Революции ему, ..., захотелось! "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!" Спасибо, не надо, проходили уже. Детей жалко, потому что сладкая парочка рано или поздно сядет по уголовке. И не надо мне нести романтическую пургу про "мятежный дух"! PS. Знакомый европейский дипломат по этому поводу сказал мне: "Из-за таких как он потом настоящие правозащитники могут не получить убежище. Я просто в бешенстве от этого "неумного человека" (он употребил другое слово) #Павленский

Айдер Муждабаев:

Эта история не про художника. А про то, какой бывает моральная разница между двумя одинаковыми физически действиями — грубо говоря, <нагадить> в рояль Сталину и просто <нагадить> в рояль. И про то, как важно каждому человеку чувствовать эту разницу.

Аркадий Бабченко:

"Возрождение революционной Франции положит начало всемирному пожару революций. В этом огне Россия начнет свое освобождение" - говорится в заявлении Павленского.
ДА ПОШЛИ ВЫ <К ЧЁРТУ> СО СВОЕЙ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ!!!!!!
Сто лет назад одни уже раздували на горе всем буржуям. Все, блин. Хватит. Мало было? Не наелись еще?
Не надо мне, блин, больше никаких "мировых революций". Желание скинуть тиранию и сделать из Запоребрика хоть какое-то подобие адекватного государства и желание разжечь мировую революцию - вообще противоположные желания.
Какого черта вы вообще решили, что огонь освобождения России надо раздувать в Париже? Вот какие клеммы в голове должно переклинить, чтобы выстроить эту логическую цепочку?
Если ко мне в квартиру постучится беженец откуда-нибудь из Сирии и скажет: спасите мою жизнь и свободу, пустите жить - ок, чувак, без проблем, живи. Вот хлеб, вот матрас, на первых порах помогу тебе. Но если он зайдет, не знаю, в мой туалет и подожжет там запасы туалетной бумаги, потому что решит, что с этого пожара начнется освобождение его Сирии от тирании, да и вообще корпорации туалетной бумаги порабощают его право подмываться по принятой у него в стране традиции - да пошел ты <к чёрту> с такими раскладами, братан. Езжай к себе домой и там поджигай, что хочешь.
Не нравятся банки? Ну так не пользуйся ими. В чем проблема-то? К тому же у Петра, насколько можно понять, это и так отлично получалось. Зачем сжигать то, чем и так не пользуешься?
Я вот не люблю портвейн "Три семерки". Я и не пью его.
Хочешь жить в сквотах, в бедности, всеобщем равенстве и братстве и не быть заложником банков? Ок. Кто мешает-то. Живи.
Но я вот, например, хочу жить в системе, где есть депозиты, счета, он-лайн банкинг и виртуальные деньги.
Мне нравится путешествовать с пластиковой карточкой в кармане, а не с пудовой мошной с дублонами в телеге. Мне нравится возможность в полтора клика перевести деньги своей семье из любой точки мира в любую точку мира. Мне нравится возможность хранить деньги не под подушкой, а в циферках на своем аккаунте. Нравится зарабатывать при помощи банковской системы.
Так чего вдруг вы покушаетесь на эту мою свободу, потому что считаете, что кого-то из вас она "закабалила"? С чего вдруг кто-то решил, что я мечтаю вернуться к оплате собольими шкурками?<...>

Считаешь, что банковская система зло? Твое право, дружище. Это свободна страна. Не нравится - иди и голосуй на выборах за социалистов и всеобщее право жить в нищете. Все инструменты у тебя в руках есть. Свободные выборы. Право агитировать. Право избираться.
А поджигать банки, когда есть все остальные доступные инструменты - это overqualified, чувак. Перебор.

Сергей Марков:

Когда я вижу, как пытаются доказать, что поджог Павленским двери ФСБ это художественная акция, а поджег двери банка Франции это хулиганство, я теряюсь: это просто глупость, замешанная на пропаганде? Или это сознательная аморальность, замешанная на пропаганде же ? Те, кто молчат просто об этом, вызывают конечно, жалость. Но они хоть понимают, что не правы.

Ольга Туханина:

Испытываю к этим существам непередаваемую брезгливость. Именно поэтому.

Дома они вольные художники. Борцы с режимом. Это они сцут в подъездах, безобразничают в храмах, гадят, насилуют своих же художественных подруг, не дают жить окружающим. Они пакостят - и все им аплодируют, потому что это "борьба с режимом".

Если они начинают поступать так на Западе их любимом, то первые, кто их одернут, будут их боевые товарищи. О, нет, так нельзя. тебе дали, тебя приютили, там воздух свободы, дыши, но веди себя прилично.

Ну, мы тоже хотим жить здесь нормально. В чистых подъездах, с нормальными дорогами, хотим пропускать пешеходов на переходах - и чтобы нас пропускали. Не хотим, чтобы государственное имущество поджигали всякие козлы во имя протеста. Не хотим вокруг себя козлов.

Ну, если вы умеете вести себя только в гостях - так, может, вам всем действительно съехать отсюда уже?

А то как-то странно получается.

Родина вас не ждет, чо. Родина - не помойка.

Марат Гельман:

Лимонов, который участвовал в войне в Югославии, есть кадры как он стреляет в мирных жителей. Лимонов который благословляется своих последователей на войну в Донбассе. Так вот Лимонов пугает что Павленский, (который приносил увечья и проблемы только себе, себе отрезал ухо, себя укатывал в проводку и себе зашивал рот, - ) начнёт убивать.

А может и хорошо ? Ведь если этот опустившийся, продавшийся за мелкий прайс, с лицом залитым желчью от зависти - Лимонов, ругает Павленского - значит все Петр Павленский правильно делает?

Лида Юсупова:

почему в России все возмутились поджогом французского банка? ревность? Павленскому нужно поджигать только русское, чтоб им восхищались русские? загадка!

Екатерина Винокурова:

На самом деле мне жальче всего его детей, которые живут в сквоте, им запрещено есть мясо, не ходят в школу и тд.
И вот тут имею большие вопросы к французским социальным службам.

Мышь в овощном:

Ерничать по поводу того, что Павленский, который ни у кого уже не вызывает ничего кроме раздражения, что то там сжег, явно не стоит. Ни на уровне дипломатов, ни на уровне т.н. «общественных деятелей». Очевидно, что ни у кого он сочувствия не вызывает и публичные персоны, тыкая в него пальцем ни себе «величия» не прибавят, ни России. У Павленского маленькие дети, живущие в условиях антисанитарии. Понятно, что Павленский должен быть лишен родительских прав. Так же понятно, что в случае если у Павленского и матери его детей нет живых близких родственников, способных взять детей под свою опеку на территории РФ, то лучше не задаваться вопросом о процедуре «возвращения их на Родину, потому что давайте не врать друг другу детский дом в России это хуже, чем приют во Франции.
Что там еще сожжет и какую часть тела прибьет к объектам исторического наследия мефистофилеподобный акционист абсолютно не важно. Важно – дети. Остальное – хрень.

Мюсли Лаврова:

Конечно, будет очень весело, если его кинут на пару лет в камеру к каким-нибудь алжирцам. Но пока французы угрожают, что депортируют его обратно в Россию. И здесь, конечно, возникает вопрос: "А чё так?" Вы же так восхищались, когда он поджёг здание ФСБ. Так негодовали, когда он за это получил срок.
Ну вот теперь он ваш, французский. И вы можете вживую наблюдать его великие перфомансы. Ума не приложу, что вам не нравится?

Ирек Муртазин:

Отныне на все обвинения Запада в целом, и конкретно Франции о преследовании в России политических и гражданских активистов, Москва спокойно может отмахиваться, смакуя историю Павленского. И приговаривая:

- Да они в России все – павленские, такие же психи. Можете хоть всех их забрать… Мы возимся с ними в России из гуманизма к Европе. Неровен час, подадутся скопом к вам и начнут палить все подряд, как Павленский.... Оно вам надо?

Выпускайте Кракена:

После того, как Павленский вчера поразил Париж своими огненными художествами, может еще Пусирайот даст концерт в Соборе Парижской Богоматери?

Другие комментаторы тоже пытаются критиковать Павленского, но не огульно, а, скажем так, содержательно. А кто-то и прямо поддерживает.

Павел Шехтман:

Разница между первой и второй акцией Павленского вот в чем. Поджигая ФСБ, Павленский рисковал свободой, ибо как известно ФСБ – репрессивная организация. А вот поджигая двери банка, Павленский отнюдь не рисковал впасть в нищету. Скорее даже, граждане, наоборот. Скорее даже, он производил нечто, что легко монетизировать и обналичить.

Юрий Самодуров:

Как и многие я очень критически воспринял и оценил последнюю акцию Павленского с поджогом дверей Французского банка в Париже в нескольких своих комментариях. Вот один из них: "У любой художественно-политической акции помимо сильной и эффектной визуальной картинки должен прочитываться сильный, точный и значимый смысл. Картинка поджога дверей здания банка со стоящим на их фоне ПП - эффектная и сильная. А смысл ее инфантильный, т.к. реформирование мира к более человечному и лучшему состоянию уже не возможно путем революционных войн в мире начатых гипотетической революцией во Франции (как в конце 18-начале 19 веков), о чем заявил ПП. Повторю, картинка эффектная и сильная, а смысл ее инфантильный. Увы. Чисто анархистский протест против денег и банков не может дать позитивного результата. ПП умный мужик, но почему то не во всем".

И все же на "заднем плане" вертится в моей голове мысль, а может быть эта визуальная акция с поджогом дверей Французского банка - неважно что говорит сам Павленский - все же является обоснованным , справедливым , интуитивным протестом против того, что в мире власть денег сегодня сильна как никогда раньше? Даже если этот анархический протест художника-акциониста с призывом к революции не дает никакого ответа на вопрос - как побороть власть денег ? - может быть есть в этой акции все же моральный аспект правоты протеста против того, что деньги сегодня - главная сила в мире?
Возможно последняя акция Павленского адресована российской, а не французской публике? И тогда это объясняет ее неудачу и ее провал в мнении тех, кто оценивает ее по меркам и в контексте того, что она совершена в Париже для французских зрителей, которым она ни о чем интересном не говорит?

Сергей Гаркави:

Самоповтор в акционизме - это катастрофа и конец карьеры. Павленский, думаю, такую простую вещь понимает. Единственное объяснение парижской акции - что она рассчитана исключительно на аудиторию белых людей.
В попытке войти в истеблишмент западного левацкого акционизма он вычеркивает поджог лубянской двери из своего портфолио (если высказываться изящно).
Поджог банка Франции направлен не против некоего "капитала" (такого говна, как уничтожение собственности в знак протеста, и Франция, и весь западный мир видели стопицотмильонов раз), а против тех из нас, орков, кто полагал его художником.

Андрей Коняев:

Случается, что я участвую в спорах про Павленского. Я лично считаю его одним из величайших российских художников современности. И обычно так и говорю. После этого разговор обычно движется по одному и тому же сценарию.

В ответ (опять же, обычно) мне вспоминают, что, мол, это тот, который прибил яйца к Красной площади. Я говорю, что великая акция у него, конечно, это Туша. Когда пять (шесть? семь?) полицейских тащат его, вырезанного из колючей проволоки, голого. И внешне, на фотографиях он выглядит ровно так же, как в проволоке. То есть здесь даже интерпретировать ничего не надо, не надо ничего говорить. Сама реальность включается в игру, правила которой ей задает Павленский. А, быть может, наоборот - он ощущает правила настолько четко, что может в их рамках создавать движение. В общем, идеальная форма акционизма.

Ну так вот, потом была вся эта история с побегом. Безотносительно произошедшего (гений и злодейство, как известно, очень даже совместимы) - Павленский уехал из той реальности, в которой творил. И попал в новую. А в новой - он никто. И вся эта история с поджиганием банка - это какое-то слабое, бесполезное самоповторение. Потому что горящая дверь здания на Лубянке (и по символизму и по последствиям - вспомните, какое было потрясающее потом дело) - это не то же самое, что здание банка.

В общем, художник закончился. Впрочем, нет в этом ничего плохого - Туша навсегда останется у меня в сердце

Вячеслав Данилов:

Акция против банка Франции означает, что и в ФСБ Павленский видел не то, что его либеральные интерпретаторы, а нечто другое, в чем ФСБ и Банк Франции - лишь только "двери" в мир репрессий и кабалы.

Павленский, по слухам, несколько тяготился тем, что его не рассматривают на родине в качестве левого художника, как того хотел он сам. Теперь же он вполне может оттянуться во Франции, где радикальные художественные жесты не искривляются в оптике антиавторитарных интерпретаций.

Впрочем, есть и более простое объяснение странной репетиции у дверей ФСБ будущей акции в офисе Банка Франции. Павленский, возможно, экспериментирует с местом художника в социальном пространстве. Если допустить, что акционистом является общество, а именно оно создает вокруг успешных акций хайп, тогда художник - лишь медиум социального антагонизма, через акции которого он как таковой обозначается. И тогда сжигать в авторитарной России надо двери ФСБ, а в капиталистическом Париже - двери Банка. И тогда в России, чтобы считали художником, надо изображать аморального и гиперсексуального мачо, а в Европе - быть скромным и временами приворовывающим продукты питания сквоттером. У художника нет иной идентичности, аще не той, которая присваивается им тем местом, которое формируется в горизонте общественных ожиданий. Павленский просто делает то, что от него ждут, вернее думает, что ждут, как от художника в локальном контексте. И делает каждому - свое.

Александр Морозов:

по-моему, Павленский промахнулся. Сама по себе идея "жечь двери везде" - неплохая. И как бы обозначает, что в современном мире границы (borders) проходят не по лесам и полям, разделяющим государства, а по тяжелым массивным дверям, за которыми "нечто скрыто". И т.д. Но в то же время чувствуется, что само "меню", сам возможный репертуар акционизма - исчерпался. В каком-то смысле акция Павленского просто обозначает, что весь гигантский 60-летний период, начавшийся с венского акционизма - вот подошел окончательно к своему завершению: нечего больше сказать. Или точнее говоря: контекст настолько изменился, что "акционистское высказывание" выглядит слабо.

Кристина Потупчик:

Касательно парижской акции Павленского, кстати, не уверена, что могу согласиться с критикой за "самоповтор".

Самоповтор - самоповтором, но параллель между Банком Франции/ФСБ, и мысль о том, что большие деньги могут быть пострашнее большого брата, кажется мне довольно значимой и актуальной в западном дискурсе.

Доктор, что со мной, чому я левак?

Сергей Медведев:

"Огонь, иди со мной". Бывает тест на антисемитизм, бывает на гомофобию, а еще есть тест на Павленского. Читаю сейчас комментарии и поражаюсь обывательской реакции: ну чем он так всем досадил? Насрал в вашем подъезде? Поджег кнопки в лифте? Пять его российских акций уже вошли в историю акционизма, и он имеет право поджигать где угодно и что угодно, лишь бы не страдали люди, это его художественный взгляд и политическое искусство. Представляю, как будут издеваться соловьевы и кисилевы: герострат, пироман, повторяется, жаждет внимания прессы и т.д., прямо подарок для пропагандиста. Давайте лучше бить в колокол о другом художнике, который поджег дверь одного провинциального заведения, получил за это 20 лет и сейчас пропал из вида в печально известной колонии.

Екатерина Барабаш:

Посыпаю голову пеплом: зря я критически о сегодняшней акции Павленского. Не ожидала, что Павленский по градусу ненависти к нему обгонит Чикатило с Гитлером. Просто какой-то чугунный сгусток ненависти.<...>

Да что же он сделал вам, вот лично вам, тем, кто его проклинает, оскорбляет, плюется? Он отбил у вас жену (мужа)? На ваших глазах изнасиловал первоклассницу? Отжал у вас бизнес? Пустил по миру? Не дал списать контрольную по алгебре? Ах, его акции не нравятся... Тогда конечно. Тогда понятно. Это повод, чего уж там.

Дмитрий Врубель:

Оппоненты Петра Павленского почему-то не видят логической связи между дверями на Лубянке и дверями одного из крупнейших мировых банков. Но ведь кремлевский режим держится не только на штыках "кровавой гебни", ОМОНа или нацгвардии. Главная его опора - в прагматичных западных партнёрах, без удержу покупающих углеводороды, металл и другие наши с вами (гыгы) богатства, и без устали экспортирующих в обратную сторону турбины, мерседесы и электрички. Ну и, разумеется, главные бенефициары этой смычки - международные банки, щедро кредитующие весь этот пропутинский гешефт.

Антон Красовский:

Акционист <имеет> всех. Государство в его стремлении обуздать, простонародье в его желании осуждать, публику в ее потребности обсуждать. И себя самого в первичной горячей потребности – жить. Акционист не может быть удобен, в первую очередь тем, кому он обязан. Его девиз написан еще 170 лет назад австрийским министром иностранных дел Феликсом Шварценбергом. «Мы поразим Европу своей неблагодарностью». Суть его творчества в том, чтобы ставить людей перед бесконечным выбором подставлять ли другую щеку или выбить акционисту глаз. Он беспощаден к морали, к правилам, к красоте. Более того, красота – главный его враг. Ибо по законам красоты щеку подставить никак невозможно.
Акционист, как античный Тертуллиан – верит, ибо абсурдно. И заставляет ценой своей жизни доказывать веру других.
Сегодня я понял, что Павленский – настоящий художник. Жечь что-то свое – это может быть поза. Но жечь тех, кто тебя приютил – это уже провокация высшего уровня.
Когда я называл его <чудаком>, я был неправ. <Чудак> я. И вы.

Елена Калужская:

Очень высокие требования предъявляет российское либеральное меньшинство к представителям политического искусства. И про Петра Павленского, который самый яркий персонаж на этом поле, и как раз только к себе высокие требования предъявляет, каждый раз, после каждой его акции, мучительно спорит - <чудак> или не <чудак>. И всегда (всегда!) решает - да, вот теперь точно <чудак>.
Я тоже не искусствовед, но хочу заметить, что в понимании ПП (я точно знаю, мы обсуждали это непосредственно с ним), не только ФСБ, но и любой гигантский государственный институт без лица - зло. И госбанк давит на человека и парализует его точно так же, как любая другая госсистема. А его (художника) задача - публично противостоять любой системе, подавляющей человека. ПП последователен и изобретателен на этом пути, он неприятен всем, кто любит Порядок, и если не в этот раз, то в другой, непременно доберётся до Порядка, который вам (лично вам) таки нравится, и оскорбит ваши чувства. А когда у человека оскорблены чувства (ну допустил он это, никто не без греха), то он сразу теряет искусствоведческий инструментарий, не может мыслить даже антропологически, а возвращается к любимому своему вопросу "<чудак> или не <чудак>", и к любимому ответу. И это означает только одно - опять сработало. Опять мы, такие образованные и вальяжные, либеральные и тонкие, такие цивилизованные, проваливаемся на знакомое ледяное дно, где царит дегуманизация, где легко верят клевете, где крайне затруднена конструктивная коммуникация.
Да и хрен с ним со всем.
Всё равно не разлюблю вас, грустные и строгие мои друзья.

Олег Кулик:

Что говорит гражданин Франции, издатель книги Петра Павленского: "Когда Петя приехал в Париж и получил первые бумаги на право легального проживания, он должен был по логике просить жилье и имел право на материальное пособие. От пособия он отказался. Будучи его издателем и имея в виду, что ему придется , к примеру, давать конференции, получать гонорары итд, я ему пыталась объяснить, что во французской системе он не может не иметь счета (потому что без счета он тут вроде и не человек)и потому он должен это пособие взять и стать нормальным французским ситуаеном. Но он как раз и не хотел быть зависимым от этой системы и подконтрольным ей. Отказаться от положенного пособия это был поступок. И сегодняшняя акция продолжение этого поступка. На мой буржуазный взгляд конечно)))) Каждый раз, когда банк присылает очередную кредитную карту в твой почтовый ящик с призывом всего лишь активировать ее (и внести свои полные данные в такую-то форму) - ты не рассматриваешь это как вмешательство в твою жизнь и попытку контроля. Когда представитель полиции на улице просит тебя предъявить свои документы - ты возмущаешься и требуешь объяснить причину сего действия. Банки заполучают полный контроль над твоими данными с помощью денег. Передают твои данные коллекторам, вносят тебя в базы и отслеживают твою активность. Банки сотрудничают со всеми службами твоей страны, которым могут понадобиться твои данные, банки покупают права на твою жизнь. Когда Павленский поджег двери ФСБ - ты был в восторге, мол вот смелый поступок, да. Но банки также берут под контроль твою жизнь, как любое ебучее фсб, сбу и прочие конторы. Только их насилие не выбивает твои двери, не требует предъявлять свои документы. Все это ты делаешь сам, чтоб получить денег. Лагідне рабство. Не так обидно, что кто-то расценил акцию Петра Павленского с поджогом двери французского банка как блажь, дурь и действие от бездействия, как интересно то, что мало кто ждет развития жизненно необходимого высказывания, зная стиль Павленского, многих ярко высказываются сами - а вторая дверь даже не приоткрылась. Автор едва только зашел )

Татьяна Шабаева:

По крайней мере, Павленский последователен. Это его продолжающееся антисоциальное поведение намного достойнее, чем если бы он в России вёл себя вызывающе, а во Франции, получив статус политического беженца, остепенился. Все эти насмешки над ним непонятны -- т.е. понятны с точки зрения добропорядочных бюргеров. Мол, его из эрефии допустили до Настоящей Европы, а он продолжает гадить!.. Разумеется, если бы Павленский был замаскированным бюргером, он должен был отрясти с ног прах эрефии, конвертировать приобретённый в ней политический капитал и стать обычным жуликоватым акционистом средней руки, благо дурачков-покупателей в Европе хватает. А он, видимо, в самом деле безбашенный. Это внушает хоть какое-то уважение.

Антон Долин:

Думаю о Павленском.

Забавно, как этот трюк срабатывает каждый раз. Те, кто пытается отказать Павленскому в таланте, подтверждают его вновь и вновь своими бурными реакциями. Ну представьте, любой другой русский мигрант поджег бы что угодно во Франции – неужто вы бы обратили на это внимание, если бы там не было существенного ущерба и\или жертв? Строчка из криминальной хроники, не более. Прочитать и забыть. А тут…

Ясно, Павленский агрессивно атакует символы. Агрессия публики – совершенно нормальный ответ. Но как можно не отдавать себе в этом отчет?

Ок, разжую.

Он не пироман, ведь он не жжет что, когда и где попало. Он явно заворожен огнем (как многие из нас – возможно, большинство), но каждая акция такого рода имеет конкретную цель и аудиторию.

Он не террорист, поскольку не пытается никого напугать.

Он не Герострат – иначе сжег бы Лувр, Эйфелеву башню или хотя бы Пон-Нёф.

Он не псих, что подтвердила даже отечественная, традиционно карательная, психиатрия.

Он не представляет опасности ни для кого. Люди от его акций ни разу не страдали – место и время выбирались рационально и последовательно. Да и материальный ущерб в каждом случае весьма скромный.

Вы будете смеяться, он даже не неблагодарная скотина. Знаю, этот тезис усвоить сложнее всего. Но Павленский сражается с системой. Точнее, с Системой, с большой буквы. Странно было бы считать, что поменяв одну Систему на другую, он станет пушистым и ласковым. По его философии (которую никто не обязан разделять, но уважать-то можно?), человек ничего Системе не должен. А художник должен с ней бороться.

Акция Павленского во Франции вновь вскрыла традиционный системный сбой в российском леволиберальном мышлении: «С нашими гэбэшниками сражайся, дело хорошее, а европейцы-то тебе что сделали?». Но Павленскому и наше ФСБ ничего не сделало. Не смогло.

Я даже не согласен с теми, кто обвиняет новую акцию Павленского во вторичности. Здесь в ней самый смак. Сжечь двери Лубянки – понятный жест. Сжечь точно таким же образом окна банковского отделения во Франции – куда более загадочный. Тем самым Павленский показывает будничность того «безопасного» зла, которое правит капиталистическим миром; это мог быть любой другой банк любой другой страны. В этот раз Павленский атакует не машину насилия, а не менее опасную (в его глазах) машину комфорта. И это вызывает гораздо большее несогласие у тех, кто политически до сих пор был на стороне Павленского. Ну еще бы.

Да, он кусает руку, которая дает, а не бьет. Но это в любом случае рука хозяина. А дело художника (в понимании Павленского) – в отрицании хозяина и борьбе с ним.

Единственное, что смущает лично меня – некоторый (допускаю, не очевидный) нарциссизм этой акции. В ней слишком читается манифест собственной не-смиренности. Все лучшие акции Павленского были обращены ко всему миру, художник как бы отрекался от себя. А здесь все-таки многовато самолюбования. С другой стороны, как можно упрекать художника в этом?

В общем, вы можете сколько угодно твердить, что акция неудачная, а Павленский облажался. Но неудачной будет только та его акция, которую вам удастся не заметить.

Олег Лекманов:

Поскольку авангард это всегда про вызов и скандал, то можно с омерзением или с гордостью (это уж - кто и что выберет) констатировать, что Павленский, который поджег банк во Франции под лозунгом грядущей мировой революции, в очередной раз совершил эффектнейший авангардный жест. И - да, ура или увы, но таково оно, современное левое искусство.

Красный Сион:

Павленский идет по пути Вора, Тер-Оганяна и других русских душой художников уехавших за рубеж. Этот общий дискурс, жизнь не по лжи, которая включает принципиальный отказ от лощеного мещанства - я вам не яблоко в карамели - неизбежно приведет их обратно на Родину.

Попомните мое слово - лет через 30 эти поседевшие ребята будут заседать в Академии Русского Искусства и раздавать премии молодым и смелым, уже за собственные расплющенные гениталии.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG