Ссылки для упрощенного доступа

Что делать, если к вам пришли с капремонтом?

Марьяна Торочешникова: Более 745 тысяч многоквартирных домов в России включены в региональные программы капитального ремонта. В этом году чиновники планировали отремонтировать почти 50 тысяч из них, но к сентябрю отчитались о завершении работ только в 7 тысячах домов. Часто собственники квартир боятся капитального ремонта в своем доме больше, чем стихийного бедствия.

Прорванные трубы, нарушенные системы вентиляции, дыры в стенах - таким после капитального ремонта оставили рабочие дом на 3-й Фрунзенской улице в Москве. По документам, все работы выполнены качественно и в срок. Посмотрим видеосюжет.

Более 745 тысяч многоквартирных домов в России включены в региональные программы капитального ремонта

Анна Сергиенко, жительница дома: У нас было собрание, и нам сказали, что наш дом выходит на программу капремонта. Все было очень позитивно, сказали, что подрядчик один из лучших. Нам рассказали, что у всех жильцов в домах, где будет закрыт доступ к стоякам, все отремонтируют, поменяют плитку, что дыры в перекрытиях, которые образуются при замене стояков отопления, будут заделаны. И мы все, конечно, с готовностью откликнулись и предоставили доступ в свои квартиры.

Анна, жительница дома: Стояк, который должен быть уже готов, продолжает капать. Вот здесь у нас канализация, и вот таким образом заделаны дыры - совсем ничего не сделано! И воздуховод, вернее, вентиляция...

Корреспондент: Капитальный погром в доме номер три на 3-й Фрунзенской улице продолжается уже больше полугода. За это время генподрядчик "Гранстрой" трижды сменил субподрядчика, каждый из которых начинал работы заново. Жители недовольны качеством работ и материалов.

Михаил Савченко, житель дома: Есть трубы электросварные, прямошовные, они общего назначения: забор сделать, еще что-то, но они не предназначены для систем водоснабжения. Эти более дешевые трубы по внешнему виду отличаются тем, что у них виден продольный шов, и из этих труб тут все сделано. По документам, это водогазопроводные трубы, но водогазопроводных труб здесь нигде нет!

Корреспондент: Михаил, инженер по образованию, рассказывает, что в доме почти на каждом метре нарушены элементарные правила ремонта.

Михаил Савченко, житель дома: Сварка трубопровода встык, рядом соединение на муфте, без страхующей контргайки, то есть при малейшем случайном повороте трубы здесь тут же может появиться течь. Это не капитальный ремонт, это подделка!

Корреспондент: Уже летом жители стали писать жалобы в Фонд капитального ремонта и в мэрию. Им отвечали: работы под контролем.

Жительница дома: Получила ответ из Фонда капитального ремонта, что капитальный ремонт в нашем доме закончился.

Капитальный погром в доме номер три на 3-й Фрунзенской улице продолжается уже больше полугода

Корреспондент: В начале октября в доме все еще не было отопления. Когда рабочие делали пробный запуск, в одной из квартир начался потоп. Генеральный директор "Гранстроя" Александр Силин комментировать ситуацию отказался. Сегодня жители живут с трубами, непригодными для отопления, но до весны заменить их невозможно.

Марьяна Торочешникова: Что делать, если капремонт пришел в ваш дом? Можно ли проконтролировать стоимость и качество работ? Что предпринять, чтобы капитальный ремонт не стал капитальной проблемой? Спросим об этом Григория Семенова и Эмилию Хохлову.

Диктор: Эмилия Хохлова - председатель правления товарищества собственников жилья в Раменках с 2010 года. Победитель конкурса на лучшее ТСЖ, ЖСК, жилищное объединение. С 11 сентября 2017 года - депутат Совета депутатов муниципального округа Раменки в Москве.

Григорий Семенов - заместитель председателя Московского регионального отделения партии "Яблоко". В 2012-2017 годах - депутат Совета депутатов муниципального округа Черемушки в Москве.

Марьяна Торочешникова: Для начала поясните, пожалуйста, а кто вообще решает, когда начнется капремонт в конкретном доме?

Григорий Семенов: И я бы хотел это знать. Это решается где-то в недрах правительства Москвы. А в районе Черемушки сюжет начался с того, что там провели собрание, собрали жильцов. Как у нас проводились собрания - это вообще отдельная история! Их проводит, по крайней мере, у нас, местный ГБУ "Жилищник".

Марьяна Торочешникова: То есть крупнейшая в городе управляющая компания.

Григорий Семенов: Крупнейшая и худшая! Они собирают, кого могут собрать, им просто нужна галочка, что они провели собрание. Лучше всего для них - это собрать людей, которые не будут задавать слишком много вопросов. В результате, когда реально приходят строители, люди просто не понимают, какой капремонт, откуда, где и что... Узнать о том, что в доме, например, через полгода будет капремонт, - ну, это все равно, что узнать, куда через полгода повезут ядерные боеголовки.

Марьяна Торочешникова: Фактически гостайна?

У Фонда капремонта Москвы есть какой-то свой план, но им его тоже спускают из правительства Москвы

Григорий Семенов: Насмерть! Даже те люди, которые были на этих собраниях, уже ничего не помнят. Депутатов туда не приглашают. Меня, например, не приглашали на собрания в тех домах, на которых я потом, как выяснилось, был ответственным. Меня поставили перед фактом. И вот мы вместе с представителем Фонда капремонта (к счастью, это оказался очень грамотный и отзывчивый человек), ходили, рассказывали, уговаривали, нас посылали нехорошими словами, объясняли, что ничего не надо, что "мы никого не пустим".

Марьяна Торочешникова: А он вам не говорил, кто решил провести капремонт?

Григорий Семенов: Фонд капитального ремонта Москвы - у них есть какой-то свой план, но им его тоже спускают из правительства Москвы, то есть следы ведут на Тверскую, 13.

Марьяна Торочешникова: Можно предположить, что в регионах действуют примерно по той же схеме? Есть региональный оператор капитального ремонта, есть местные власти (мэрия, муниципалитет), и вот они решают, что вот здесь будем проводить, а здесь не будем проводить, не особенно смотря на какие-то технические характеристики и документацию.

Эмилия Хохлова: Вообще, по закону, есть региональная программа капремонта, которая, кстати, создана совершенно без учета технического состояния жилого дома. Взять наш дом: у нас в 2011 году было признано, что фасад в неудовлетворительном состоянии, но в региональную программу оператора капремонта мы попали на 2041 год, то есть через 30 лет после признания этого. Как раз это способствовало тому, что у нас в доме сделали спецсчет. А далее учитывается информация из Мосжилинспекции о техническом состоянии жилого дома. Но акт технического состояния был создан Московской жилищной инспекцией после создания региональной программы капремонта, а не наоборот. Видимо, где-то два этих документа соединяются, и решение об определенном перечне домов попадает в определенный год.

Марьяна Торочешникова: А есть ли принципиальная разница для собственников квартир, когда речь идет о назначении в их доме капремонта, кто управляет их многоквартирным домом - товарищество собственников жилья или какая-то управляющая компания? И кто вообще решает, как будет проходить этот капремонт в конкретном доме?

Кто обладает средствами, тот и заказывает музыку

Эмилия Хохлова: Ну, основное здесь не в этом, главное - где находятся деньги на капитальный ремонт: на счету дома (так называемый спецсчет), на счету управляющей компании, а третий вариант - это региональный оператор, так называемая общая копилка. Кто обладает средствами, тот и заказывает музыку.

В законе прописано, что если подходит срок капитального ремонта, то собственники должны провести общее собрание. Кто будет проводить - тоже непонятно. Мы слышали, что это ГБУ "Жилищник". Вообще, ГБУ "Жилищник" не имеет отношения к собственности, хотя сейчас в Жилищном кодексе даже уже специально прописали, что управляющая компания обязана провести общее собрание, если определенное количество собственников обращаются к ней за проведением. Это, видимо, сделано специально, потому что собственники никогда не инициировали собрания в связи с капремонтом, а эту проблему надо было как-то решать.

Эмилия Хохлова
Эмилия Хохлова

Проще всего, конечно, если в доме ТСЖ: оно организовывает общее собрание собственников, и здесь, независимо от того, у регионального оператора деньги или на спецсчету, собственники все-таки заинтересованы в руководстве ТСЖ.

Марьяна Торочешникова: Можно ли вмешаться в эту историю с капремонтом людям, которые живут в доме, независимо от того, управляющая это компания, ТСЖ или что-то еще? Были случаи, когда появлялся региональный оператор, инициировали собрание, назначали дом, в котором будет капремонт, и говорили гражданам: "Есть такая-то сумма на ваш дом, и это пойдет на это, а это на то...", - и люди могли бы каким-то образом влиять на перераспределение этих средств?

Вмешаться можно всегда, даже на очень позднем этапе

Григорий Семенов: Вмешаться можно всегда, даже на очень позднем этапе. В одном из домов, в пятиэтажке, семья просто прохлопала капремонт. Они владеют квартирой, живут где-то в другом месте, а в момент ремонта они вообще были за границей. Им не поменяли радиаторы отопления, а рабочие, которые ставили радиаторы, уже ушли с объекта, там уже начались другие работы. Они сошлись на том, что им просто выдали радиаторы, чтобы они потом за свои деньги их поменяли. Так что вмешаться можно на любом этапе, даже когда вроде бы этот вид работ закончился: если нажать, то можно добиться.

На моей практике не было объектов с ТСЖ, но были объекты с советами домов. Совет дома - это, конечно, не ТСЖ, там много меньшие полномочия, но все-таки там есть некая координирующая и направляющая сила. Председатель совета дома (если, конечно, совет не липовый), может много чего добиться. Он может скоординировать жильцов, может заранее выяснить, кому что реально нужно, может отслеживать ход работ.

Вот пример: два дома стоят в полукилометре друг от друга, в одном есть совет дома, в другом нет, в одном вообще все в порядке, я обращаюсь к председателю: "Мне можно подписать акт за эту систему (допустим, по водоснабжению)?", - и она мне говорит: "Да, пожалуйста. Все в порядке! Я подписала, и вы подписывайте". В другом месте, где нет совета дома, где каждый сам за себя, это огромная беда и при капремонте, и в других ситуациях тоже. Когда собственники дома не являются собственниками, каждый в своей квартире, а домом в целом никто заниматься не хочет, любые организации считают себя вправе делать там все, что угодно.

Марьяна Торочешникова: Да, но неужели собственники не понимают, что это их деньги тратятся на капитальный ремонт (вот те вносы, которые они платят) и деньги других москвичей, их соседей, собранные вперед по этой распределительной системе?

Люди считают своими деньгами только те деньги, которые лежат у них в кармане и на их личных банковских счетах

Григорий Семенов: Люди считают своими деньгами только те деньги, которые лежат у них в кармане и на их личных банковских счетах. Их понятие собственности не простирается на эти деньги Фонда капремонта, не простирается даже на двор и подъезд.

Марьяна Торочешникова: А может собственник квартиры того дома, где запланирован капитальный ремонт, увидеть сумму, которую собираются потратить на ремонт дома, должны ее показать?

Эмилия Хохлова: По Жилищному кодексу РФ, общее собрание собственников должно утвердить перечень работ и услуг по капремонту, сумму, то есть смету...

Марьяна Торочешникова: А материалы?

Эмилия Хохлова: Материалы, увы, завозит тот, кто оплачивает, то есть региональный оператор, здесь практически никак невозможно повлиять. Согласовывается смета. Конечно, можно в смете показать, что данный вид краски собственника не устраивает, и как-то провести это через решение общего собрания, но я не знаю, как на это отреагирует региональный оператор.

Марьяна Торочешникова: В сюжете с 3-й Фрунзенской улицы, когда меняли вот эти общие трубы, их мало того, что неправильно сварили, там еще во всем доме поставили трубы общего назначения, по которым нельзя пускать воду. Понятно, что в смете могли быть предусмотрены суммы на трубы надлежащего качества, а что уж там купил подрядчик или другой исполнитель, увидели только уже по факту. Можно ли повлиять на саму эту процедуру? Представляете, как потом переделывать целый дом - опять переварить все трубы - это же, наверное, невозможно, и, опять же, за чей счет?

Надо искать в доме профессионалов, готовых пожертвовать на это свое личное время

Эмилия Хохлова: Это очень сложная проблема, потому что от собственника, по Жилищному кодексу, требуется только назначить уполномоченных открывать и закрывать данные виды работ, но в основном это оказываются непрофессионалы, собственники. Надо в первую очередь искать в доме профессионалов, которые готовы пожертвовать на это свое личное время. Это единственный способ.

Марьяна Торочешникова: А как вы в вашем доме проводили капремонт этого фасада?

Эмилия Хохлова: Мы провели общее собрание, утвердили смету и перечень работ, и просто сами изучили технологию процесса. Мы купили 18-кратный бинокль, чтобы наблюдать снизу, что происходит наверху (у нас 17-этажный пятиподъездный дом), ходили с биноклем и все контролировали. Несмотря на то, что фирму мы нашли хорошую, после всех ремонтных работ у меня определился лозунг: "Не дай себя обмануть!". На каждой стадии тебя пытаются обмануть – это уже система.

Марьяна Торочешникова: Вы могли контролировать все это, потому что у вас ТСЖ? Или люди, у которых обычный дом, тоже могут это делать?

Эмилия Хохлова: У нас, конечно, есть руководство ТСЖ, которое обязано работать в интересах собственников, но мы привлекли и всех собственников, и так же должно быть в любых других домах, где нет ТСЖ. Мы написали объявление: "Собственники, вы из своих окон контролируйте все виды работ, которые происходят рядом с вами, чтобы потом не было претензий".

Григорий Семенов: В моей практике были дома с советами домов и без них, и разница значительная. Но даже там, где есть советы домов, они не выбирали подрядчика, но могли влиять на происходящее.

Вы задали правильный вопрос: за чей счет? Ремонт и переделки каких-то работ, насколько это возможно, в тех домах, где живут требовательные люди, делаются за счет тех домов, где живут нетребовательные люди. Если вы пускаете дело на самотек, то вам сделают по минимуму, и даже не потому, что хотят что-то украсть, но на крайний случай деньги они пустят туда, где очень требовательные жильцы. В доме нужен какой-то активист, и конечно, надо чуть ли ни круглосуточно дежурить и смотреть, что происходит.

И, самое главное - на исполнителей можно давить. Капремонт сдается системами: система водоснабжения, система электропитания, потом фасад, - и каждый раз все подписывают эти акты. Акты, в том числе, подписывает представитель дома: если есть совет дома, то это председатель, - а еще их подписывает уполномоченный депутат.

Марьяна Торочешникова: То есть если вам не повезло, и председатель у вас так себе, и депутат так себе...

Если вы пускаете дело на самотек, то вам сделают по минимуму

Григорий Семенов: Да, это будет очень трудно. Но вот мне с одним домом повезло, и я с чистой совестью могу сказать, что ремонт там сделан неплохо. Но были моменты, когда председатель совета дома и я как уполномоченный депутат просто говорили: "Нет, мы не подпишем". А если мы не подпишем, то исполнитель не получит денег. Вот если все время бить по карману, то можно на них влиять.

Марьяна Торочешникова: Почти 300 тысяч рублей отсудил у Фонда капитального ремонта житель Асбеста Сергей Ларионов. Из-за ошибок рабочих, допущенных во время капремонта дома, его квартиру несколько раз затапливало.

Сергей Ларионов: Наш дом попал под капремонт, и с мая месяца у нас начались работы, в том числе - по замене всех коммуникационных сетей, тепла. Плохо проварили трубу на чердаке. Я был на работе, соседи снизу мне звонят: "Ты нас топишь!" Пришел, апотолка у меня течет, весь ламинат вспучился. А ремонт сделан буквально полгода назад, очень качественно. И все это дело пришлось менять.

Почему-то именно мою квартиру затопили четыре раза. 9 сентября 2016 года в час ночи я проснулся от того, что, думал: душ не закрыт, что ли? И вся эта история продолжалась до девяти утра. Первое затопление - это была кухня, второе затопление - две комнаты, потому что на чердаке сняли шифер, и это все протекло. Они меняют секторами: один сектор открыли, пошел дождь, два дня никого нет - и все затоплено. Меняют второй сектор, опять перед выходными снимают шифер, проходит дождь - опять все затоплено.

Корреспондент: То есть ваш дом заливало несколько раз?

Сергей Ларионов: Не дом, а конкретно мою квартиру. Потолки, напольные покрытия, обои - это все мне пришлось делать два раза. У меня был такой длительный, кропотливый ремонт, не прошло и полгода - пришли капитальщики, и все мои труды насмарку. Это почти 300 тысяч.

У нас на доме висела вывеска с координатами подрядчика, и у меня есть ее фотография, и в суде мы ее показывали. По каждому случаю я им звонил. От них было единственное предложение: "Давай мы тебе отремонтируем". Но это же смешно! Те люди, которые нагадили, уже показали уровень своей квалификации.

Поскольку ремонт у меня был совсем недавно, сохранились все чеки на материалы. И первое мое предложение было: "Ребята, вот у меня куплены обои, напольное покрытие, вот из чего сделан потолок - компенсируйте мне материалы. Я не хочу на вас наживаться, но вот цена вопроса". Ну, похихикали, пожали плечами и ушли.

Мы все-таки живем в правовом государстве, и если человек настойчиво отстаивает свои права, то он получит результат!

Мы подали в суд на Фонд капитального ремонта. С ним у меня договорные отношения: я ему ежемесячно плачу взнос. Они меня склоняли подавать в суд на подрядчика, но у этих подрядчиков работали судподрядчики, а у субподрядчиков - еще субсубсубподрядчики, и вот эти конечные работники менялись, как перчатки.

В суде первой инстанции нашу точку зрения не разделили и в иске мне отказали. Суд второй инстанции признал, что мы правы. Выводы простые: мы живем все-таки в правовом государстве, и если человек настойчиво отстаивает свои права, то он получит результат!

Эмилия Хохлова: Очень скромный человек - хочет возместить только материалы, а нужно было бы возмещать и стоимость работ, и моральный ущерб. Конечно, наши суды очень плохо относятся к этой позиции по возмещению, но все равно надо было заявлять, потому что никто не вправе вмешиваться в чужую личную жизнь со своими ремонтами и нарушать права человека.

Марьяна Торочешникова: Именно поэтому многие люди даже не пускают рабочих, когда в доме объявляют капитальный ремонт.

Григорий Семенов: И я это видел своими глазами. Вот звонишь в квартиру: "Надо к вам зайти, что-то поменять...", а люди говорят: "А вы знаете, я только что сделал ремонт, у меня новая сантехника, все новое, я вас не пущу". Вы понимаете, чем это кончается. Если меняется, например, труба в стояке, если из одной-двух квартир к нему нет доступа, то можно поменять кусочками, и понятно, что через год-два этот несмененный кусок прорвет.

Григорий Семенов
Григорий Семенов

А в суды ходить нужно! Не все так замечательно и гладко, не везде существует правовое государство, оно у нас кусочно, и эти островки съеживаются, но то, что касается прав потребителя, еще худо-бедно работает. Человеку должны компенсировать его испорченную жизнь!

Марьяна Торочешникова: Чем еще удивителен и показателен этот случай: наконец все-таки люди начали выигрывать что-то именно у Фонда капитального ремонта, а не у исполнителей или подрядчиков. Ведь в Жилищном кодексе написано, что именно региональный оператор, именно Фонд капремонта несет ответственность за качество выполненных работ и дает пятилетнюю гарантию. Но, как правило, эти фонды заключают с подрядчиками такие договоры, в которые включают пункт о том, что всю ответственность за качество выполненных работ берет на себя подрядчик. И часто именно на это сами капитальщики и ссылаются в судах.

Григорий Семенов: Никто никаким договором, никаким подрядом не может сложить с себя обязательства, лежащие на нем по закону. Если закон - Гражданский кодекс, Жилищный кодекс - возлагает на Фонд капремонта какие-то обязанности, то перенести это нельзя. Это все рассчитано на недальновидного человека, на не специалиста.

Марьяна Торочешникова: А может целый дом, все собственники квартир отказаться от капитального ремонта в их доме?

Эмилия Хохлова: Конечно, это можно сделать, потому что против воли собственников никто не имеет права войти в дом. Кровлю можно поменять без решения собственника, а в квартиру не войдешь. Но, по-моему, в Жилищном кодексе все-таки прописали какой-то пункт, что если программа регионального капремонта пришла в дом, то она должна быть выполнена.

Тут важно другое: если дом попал в капремонт, то его надо делать. Собственники сами теряют от того, что их дом не приводится в порядок, и они продолжают жить в разрушенном доме.

Марьяна Торочешникова: В том-то и дело, что люди, насмотревшись в интернете всех этих рассказов, увидев, что происходит в соседних домах, куда приходят, как саранча, эти рабочие и начинают одновременно все пилить, разбирать, красить, - видят, в каком состоянии остаются потом эти дома, и, конечно, всем страшно!

Человеку должны компенсировать его испорченную жизнь!

Григорий Семенов: Это неконструктивно. Да, если выгнать ремонтников, то они уйдут, но другое дело - а кто будет делать капремонт?

Марьяна Торочешникова: Собственники!

Григорий Семенов: Но они никогда не соберут такие деньги! У меня один из домов очень долго не соглашался. Но это была пятиэтажка, и они хотели расселения, а если сделают капремонт, значит, расселять их в ближайшие годы точно не будут.

Марьяна Торочешникова: А что нужно предпринять, чтобы капитальный ремонт прошел в доме с наименьшими потерями для собственников? А лучше, чтобы от него действительно был какой-то толк.

Эмилия Хохлова: Прежде всего, нужно дать собственнику информацию о техническом состоянии дома и тех элементов, которые собираются менять. В основном об этом никто не знает.

Марьяна Торочешникова: А если такую информацию не дают, ее можно где-то получить?

Эмилия Хохлова: Эту информацию должна иметь управляющая компания, жилищные инспекции, и они должны дать ее собственнику, после чего собственник должен понять, нужно ему менять эти элементы или нет. В дальнейшем он должен изучить перечень работ и услуг. Необходимо найти ответственных, которые будут контролировать это "стихийное бедствие", ведь без них на вашем общем имуществе сделают то, что считают нужным. Все должны знать, что это их общее имущество, их собственность, и если собственник сам не будет контролировать, процесс ее восстановления, то хороших результатов не будет.

А у тех, кто приходит в дом, должны быть четко прописанные сроки всех видов работ, чтобы их невозможно было затягивать. И ответственность регионального оператора должна быть очень четко прописана в законодательстве.

Марьяна Торочешникова: А если сейчас ее нет? Вот завтра в ваш дом пришли, и что делать?

Против воли собственников никто не имеет права войти в дом

Эмилия Хохлова: Делаем общее собрание и выбираем людей, которые будут контролировать ход процесса. Если таких людей не находится, то, господа собственники, получите то, что сами заслужили.

Григорий Семенов: Собственники должны быть собственниками не только на бумаге. Беда в том, что абсолютное большинство бывших советских граждан обладают очень расплывчатым пониманием собственности.

Вот, скажем, возьмем наш район - Черемушки. У нас старые дома, мой дом, например, строился в 1965 году. Большинство людей никогда ничего не продавали и не покупали. Вот это свидетельство о собственности - кстати, его теперь уже нет, есть только выписка из ЕГРН, которая действительна месяц - вот эта очередная бумажка для них формальность, у них нет ощущения собственности. Они не понимают, что это они за нее отвечают. Они считают, что даже если что-то случилось, то надо потом пойти куда-то пожаловаться, написать в газету "Правда" или на Радио Свобода, и тогда все побегут и все состоится.

Нужно быть собственниками, понимать, что это ваш общий дом, кооперироваться с соседями. Никто не заставляет устраивать свадьбы вскладчину на лестничных клетках, как это делали в старых коммуналках, но уж когда речь заходит о капремонте, здесь нужно проявить солидарность.

Можно дать и такой совет - нанять независимую компанию для проведения экспертизы, аудита состояния дома до начала капремонта. Акт независимой экспертизы - это инструмент. Конечно, это деньги, их нужно будет собирать, но ведь самая скромная квартирка в Москве стоит несколько миллионов, а если дом станет аварийным, то эти деньги просто уплывут из вашего кармана.

Эмилия Хохлова: Даже просто нанять специалиста, который будет курировать данный ремонт, - это тоже вариант.

Марьяна Торочешникова: Эмилия, а есть смысл жаловаться куда-то, когда происходит капитальный ремонт?

Эмилия Хохлова: В этот момент уже поздно. Жалобы надо подавать в процессе, то есть контролировать. Самое основное - не дай себя обмануть! Только контроль, контроль и контроль! Ведь когда все сделано, как можно исправить?

Нужно быть собственниками, понимать, что это ваш общий дом, кооперироваться с соседями

Григорий Семенов: Жаловаться властям, скорее всего, бесполезно.

Марьяна Торочешникова: А в Фонд капитального ремонта, на подрядчиков?

Григорий Семенов: Это только в виде досудебной претензии и с четким указанием того, что если вы мне не ответите в течение десяти дней, то я оставляю за собой право обратиться в суд.

Марьяна Торочешникова: Слово нашему корреспонденту Антону Бенедиктову.

Антон Бенедиктов: Самая удивительная история о капремонте из социальных сетей - о том, как до Администрации президента удалось достучаться с помощью рэп-клипа. В Уфе разваливается дом. В 2011-м его признали аварийным, а потом признали это ошибкой. Два года назад туда позировать перед журналистами даже приезжал "Общероссийский народный фронт". Рассказывает активист Харт Исхаков.

Харт Исхаков: Приезжали люди, пропиарились, что-то там наговорили, пообещали, выборы прошли - и все, об этом доме все забыли: и власти, и СМИ. А я после всего этого пришел к этим людям и сказал: "Давайте будем добиваться правды до конца".

Антон Бенедиктов: Шумиха в СМИ и обещания депутатов ничем не помогли, и тогда Харт записал рэп-обращение к президенту России. На прямой линии с Путиным его не показали, но через пару часов раздался звонок из Кремля.

Харт Исхаков: Человек представился представителем Администрации президента Владимира Путина, сказал, что клип они оценили, оценили эту идею. К сожалению, это не пошло в эфир, но они взяли это под контроль и будут стараться как-то воздействовать на власти Уфы, чтобы дом все-таки расселили. Поблагодарили за участие, сказали, что это очень интересная форма донесения информации.

До Администрации президента удалось достучаться с помощью рэп-клипа

Антон Бенедиктов: Если так понравилось, могли бы и совместный трек записать. Правда, с баттлами у власти пока не очень. Недавно в Петербурге единоросс проиграл оппозиционеру...

После звонка сверху власти Уфы очень быстро нашли застройщика.

Харт Исхаков: В течение шести-семи лет они не могли этого сделать, а тут буквально через пять-шесть часов после "прямой линии" они неожиданно находят застройщика, что странно и удивительно. На сегодняшний день, как говорит мне застройщик, администрация города не выдает какие-то документы.

Антон Бенедиктов: Хип-хоп оказался не всесилен: в аварийном доме все по-прежнему. Теперь Харт собирает круглый стол с чиновниками и надеется, что новый клип будет уже про расселение дома.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG