Ссылки для упрощенного доступа

13 российских кавалеров ордена Почётного Легиона подняли свой голос в защиту Сулеймана Керимова.

Михаил и Ирина Прохоровы, Герман Греф, Павел Лунгин, Андрей Кончаловский, Зураб Церетели, Валерий Гергиев, Юрий Башмет, Виктор Ерофеев и другие просят Эммануэля Макрона о снисхождении. Их письмо пересказывает ТАСС:

Авторы послания выражают "искреннюю любовь и уважение к Франции", отмечая "сложившиеся доброжелательные отношения между народами России и Франции". Они отмечают, что своим письмом хотят выразить поддержку Керимову, которого знают много лет как благотворителя. "Несмотря на значительные невзгоды его жизни, объем и степень его щедрости в поддержке образования и спорта, оказания медицинской помощи детям поддержания гармоничных отношений между религиями, очень велики. Мы уверены, что многие уважаемые люди могут подтвердить гуманизм господина Керимова и его щедрый вклад в улучшение жизни людей", - указывают подписанты.

Они также напоминают, что Керимов тяжело пострадал в автокатастрофе в 2006 году, в настоящий момент его жизнь "поддерживается командой врачей, которые обеспечивают его постоянное комплексное лечение".<...>

В связи с изложенным они просят, чтобы "французские официальные органы обращались с Керимовым, исходя из того, что его основным принципом является полное соблюдение французских законов", относились "с человечностью и гуманизмом, чтобы его жизнь не подвергалась опасности, чтобы ему было позволено вернуться к врачебной помощи, необходимой для поддержания его жизни", чтобы он мог воссоединиться с его семьей. Кавалеры ордена также просят, чтобы при обращении с сенатором "ему было был оказано должное уважение как высшему государственному деятелю Российской Федерации и чтобы ему было позволено продолжить свою работу в Совете Федерации".

"Заверяем, что Керимов будет всецело сотрудничать со следствием. Мы готовы предоставить любые другие гарантии, которые будут необходимы для того, чтобы обеспечить достойное и гуманное обращение с господином Каримовым", - подчеркивают подписанты.

Елена Панфилова:

Тот случай, когда «Штоа?», или Внезапный «узник замка Иф»

Нет, они правда все коллективно съехали с глузду.

«Значительные невзгоды его жизни», «человек, попавший в тяжёлую ситуацию», «судьба человека втянута в политический конфликт»... Фух, really? Слов нет.

И они правда предполагают, что «вернуться к врачебной помощи, необходимой для поддержания его жизни» сенатор может только на Родине? Неужели? А во Франции, в департаменте Приморские Альпы, где сенатор нынче «жестоко заточён» с этим совсем беда-беда? И никто авторам письма не подсказал, что по предъявленному ему составу, на Родине люди, независимо от состояния здоровья, массово годами сидят в СИЗО. А том-то точно ничья «жизнь не подвергается опасности».

Невероятно.

Иван Бабицкий:

Что Ирина Прохорова подписала - это, конечно, жаль, остальным вроде в смысле репутации терять нечего.

Александр Сотник:

Подписанты, а сами в "Список Путина" попасть не боитесь?

Александр Морозов:

прочел в РБК, что Сулеймана Керимова надо отпустить, потому что, во-первых, у него плохое здоровье и ему надо срочно на лечение в Россию, а во-вторых, налоговая система во Франции такая сложная, что любой человек может запутаться в ней.
(Из письма следует, что Вл.Вл.П., видимо, сказал: "не доплатил? а почему?" (*с грузинским акцентом и изумлением в голосе) и на этом усилия МИДа сразу прекратились и теперь уже только "общественность" по просьбе адвокатов должна просить Макрона. Поэтому аргументация уже "творческая", не "государственная").

Александр Кобринский:

За Сулеймана Керимова поручились: Ирина Прохорова, Михаил Прохоров, Герман Греф, Павел Лунгин, Андрей Кончаловский, Анатолий Иксанов, Зураб Церетели, Ольга Свиблова, Юрий Осипов, Виктор Ерофеев, Валерий Гергиев и Юрий Башмет, Артур Чилингаров.

Какая-то совершенно фантастическая смесь. Сюда еще добавить наших думских "патриотов", готовых за своего Керимова чуть ли не войну Франции объявить.
А вообще, есть серьезный вопрос. Чем расплачиваться за благотворительность?
Например, если к священнику регулярно приезжает бандит и привозит деньги - мол, вот тебе на ремонт церкви, на помощь бедным и т.п. Священник знает, что это бандит. Деньги берет. Но расплачиваться-то чем-то потом придется? Или нет?

Ведь все эти люди не могут не понимать, что окажись Керимов в России - он больше во Францию не вернется и способов заставить его туда прибыть - не существует. А он - один из символов современной российской коррупции, все одновременно: и сращивание власти с бизнесом, и сокрытие собственности, и неуплата налогов... Но если людям, ответственным за российский бюджет, Керимов недоступен, то французам оказалось не все равно.

Ксения Ларина:

Вот какие смелые люди! Требуют немедленно освободить невиновного благотворителя и честного человека! От самого президента требуют!
Так и пишут: господин Макрон, освободите Керимова!

Наталия Геворкян:

Российские кавалеры ордена Почетного легиона просят Макрона за Керимова. Французы и россияне (не слабее кавалеров ордена) -- за Серебренникова. В Кремле на это плевать хотели: суд разберется. Наш самый справедливый суд в мире. Надеюсь, Макрон ответит так же. И будем считать, что Керимову повезет с судом)

Нелли Муминова:

Режиссеры Лунгин и Кончаловский, написавшие письмо Макрону в защиту миллиардера Керимова, несмотря на регулярные заявления своих знаменитых коллег - ни разу за эти три с половиной года не обеспокоились судьбой режиссёра Олега Сенцова...

Олег Пшеничный:

То, что Кончаловский, Греф, Башмет, Свиблова, Прохоров и др. заступаются за Керимова, в этом наверное есть их вселенский гуманизм и соборность: гуманно отпустить соотечественника из мрачной гниющей Франции в сияющую гостеприимную Россию.

Но что действительно, странно: Кончаловский, Греф, Башмет, Свиблова, Прохоров и др. ручаются за Керимова именно перед Макроном.

Макрон же не в суде работает, вы чего?

Александр Рыклин:

Вы вот спать собрались, а бедный президент Франции Макрон сейчас звонит судье в Прованс и просит закрыть дело против Керимова... А куда ему деваться-то? Макрона, конечно, подпись Вити Ерофеева добила... Те остальные - ладно, но он, как витину подпись увидел, сразу понял, что не отвертится...

Гасан Гусейнов:

Группа уборщиков Эйфелевой башни и работников Елисейских полей обратилась с тайным посланием к президенту РФ. Вот это поразительное по наглости письмо, явно сочиненное кем-то из рядов колбасной эмиграции, известных подонков Сены и Ситэ.

"Господин Президент! В память об утрате Вашей страной сотен миллионов евро, предположительно незаконно вывезенных г-ном Керимовым из РФ во Францию, просим Вас разрешить г-ну Керимову отбывать наказание за указанное правонарушение у нас во Франции.
Мы понимаем, что за вывоз нажитого непосильным трудом из Вашей страны у вас полагается несколько более суровое наказание, чем за ввоз нажитого непосильным трудом в нашу страну. Высылка г-на Керимова из Франции в Россию сократит поток желающих приезжать с так называемым баблом в столицу мирового туризма, что неизбежно приведет к сокращению, прежде всего, наших рабочих мест. Мы, работники метлы, совка и <кондома>, шлем горячий революционный привет Москве - столице мира и труда, распила и <вранья>.
На всякий случай хотим предупредить, что группа знатных российских олигохренов обратилась к нашему президенту г-ну Макрону с предложением внести за г-на Керимова залог и поручительство. Если можно, передайте Вашим товарищам, что в нашей стране независимое правосудие не постесняется, как у вас говорят, даже и насрать на мнение г-на президента, так что и бабло, и поручительство олигохренов может лишить Вашу страну новой крупной порции бабла. А у Вас в руках останется бесполезный контрабандист. Мы, люди труда, не хотели бы, чтобы родина Октябрьской революции в год столетия величайшей катастрофы ХХ века понесла новые убытки, вызванные конфликтом труда в лице Сулеймана Керимова и капитала в лице Германа Грефа.
Слава Иисусу Христу, Магомету и Будде!
Уважайте труд уборщиц!
Сохраните жизнь Сулейману Керимову и богатырское здоровье <криворуким> олигохренам!"

Между тем, сообщает французская прокуратура, Керимов мог незаконно ввезти в страну до 750 миллионов евро.

Ольга Романова:

Задача. Дано: Прокурор Ниццы заявил, что российский сенатор Сулейман Керимов доставлял в Евросоюз криминальный кэш — по €200 млн в чемодане. При купюрах по €500 вес каждой сумки должен превышать 45 кг. Всего, по словам прокурора, Керимов вывел из России и отмыл по Франции €750 млн. Вопрос: сколько это годовых бюджетов Дагестана?

Николай Травкин:

Уважаемого человека со статусом неприкосновенности повязали, в каземат к отбросам французского общества поместили и потом под залог в 5 млн. евро запретили покидать Лазурный берег.
И за что? А за то, что он - Сулейман Керимов - ввёз во Францию от 500 млн до 750 млн евро, ответил прокурор Ниццы…

У них там либо законы, либо мозги, а скорее всего и то и другое неправильные!
В в ё з, а не вывез! Это же иностранный инвестор. Его не дежурный по жандармерии в Ницце принимать должен, а президент Франции в Елисейском дворце!
Руку жать, смотреть в глаза, благодарность выражать за вклад во французскую экономику и по ходу движения к журналистам подсказать, мол, если есть ещё где закопано, то не осторожничай, завози и другим своим коллегам по бизнесу в России посоветуй завозить, тут в целости и сохранности будет.
А на выходе к прессе намекнуть о том, что именно благодаря привлекательному деловому климату, созданному его Макроновским правительством, во Францию увеличился поток иностранных инвестиций на 7,2% по отношению к соответствующему периоду прошлого домакроновского года.

А уголовное дело надо бы заводить там, откуда вывозят…

Борис Кагарлицкий:

То, что происходит сейчас в Ницце с сенатором Керимовым, живо напоминает мне сцену из второго тома "Графа Монте-Кристо", когда барон Данглар попал в лапы итальянских разбойников, требовавших у него всё больше и больше денег. Керимов оказался заложником французских силовиков, которые могут выставить ему произвольно фактически любую сумму штрафа, а если он откажется платить, то пойдет по уголовной статье с серьезной отсидкой, далеко не в лучших условиях. Ясное дело, что Керимов, как и Данглар, обречен и разорен. Но российского сенатора, как и вымышленного Дюма французского барона, совершенно не жалко.

Керимова кавалерам Почётного Легиона жалко, а вот Улюкаева, кажется, не очень. Последнему, к слову, светит до десяти лет, хотя многие по-прежнему считают, что бывшему министру могут дать и условный срок.

Михаил Фишман:

Только мы запаслись попкорном и сели смотреть, как улюкаевское дело разваливается на глазах и в дураках ходит тот, кто его затеял, а тут бац — прокурор просит 10 лет. И остается только размышлять вслух: то, что нам вдруг устроили образцово-показательный судебный процесс с “прениями сторон”, вовсе еще не значит, что год назад в офисе Роснефти нам показывали домашнюю любительскую постановку. Потому что ничего — вот что все должны опять намотать на ус — ничего не может и не делается помимо высшей карающей воли, а уж она то своего не упустит.

Вообще, если додумывать эту мысль, то красивая президентская кампания получается: с одной стороны, светлое будущее, брежневский Сингапур с блокчейнами и биткоинами, а с другой — 10 лет строгого режима для Улюкаева, больной Никита Белых в СИЗО и выдуманное от начала и до конца дело Серебренникова-Апфельбаум-Малобродского. Наручники с цифровым ключом, приговоры через айклауд, железные клетки из полимеров, Россия наше отечество. Такой план на шесть лет вперед.

Глеб Павловский:

Требования прокурора о 10 годах тюрьмы для Улюкаева — обозначение тупика в судебном деле. Хотя этот тупик может оказаться крайне болезненным для бывшего министра. Сама по себе жестокость цифры срока почти ни о чем не говорит, сроки по всем статьям в российском кодексе безобразно жестоки, это азиатские сроки.

Этот срок должен подтвердить этот процесс. 10 лет тюрьмы должны показать, что Сечин и «Роснефть» способны проломить ситуацию даже при том скандально-ничтожном ходе процесса, какой видела страна. Но здесь любой исход является теперь плохим для Сечина. С одной стороны, он покажет, что суд как бывшая государственная власть оказывается в его кармане. Это его личный суд. С другой стороны, если бы по тем «доказательствам», которые были оглашены, объявили Улюкаева невиновным, это бы показало бессилие Сечина, что очень опасно в период, когда Путин уже не может его прикрывать. Маленький срок также показал бы бессилие Сечина. Поэтому любой ценой это дутое дело надо превратить в срок для Улюкаева, после чего уже можно – через некоторое время, не сразу – Улюкаева амнистировать или помиловать. Или забыть о нем, что также возможно, потому что прессу обычно интересует начало процесса, а не его ход.

Путин точно не вмешается до приговора, поскольку он устранился от боев в своем кругу и наблюдает за их результатом. Его устроит и победа Сечина, если та небольшая, и ослабление Сечина, поскольку это ослабление используют другие в том же кругу. Жертвой этой ситуации оказывается Улюкаев, даже если он действительно знал о деньгах в сумке. Это показывает не личную коррумпированность Улюкаева, а коррумпированность самой схемы осуществления управления корпорацией и ее связи с государством. Все связи осуществляются через личную выгоду. Даже на самом высоком уровне. А значит все падает на Путина в конце концов.

Дмитрий Гудков:

Зря все так удивились запрошенным прокуратурой 10 годам строго режима для Улюкаева. Просто у нас плохая память. Вот ответьте-те навскидку: а какой срок у бывшего мэра Ярославля Евгения Урлашова? Только не удивляйтесь: двенадцать с половиной лет.

На порядок более мутное дело «о взятке», такие же подозрения, что посадили за совсем другое.

Ведь, если разбираться объективно, в деле Улюкаева слово против слова: вот версия Сечина-Феоктистова про взятку, вот версия Улюкаева про вино. А вместо установления истины суд играл в прятки с Сечиным. Что уже само по себе намекает: никакой это был не суд, а борьба бульдогов под ковром, только что на этот раз ковер немного съехал в сторону.

Если в дело вступает политика, то ни о каком правосудии говорить не приходится — там действуют совершенно другие мотивы. Вот Урлашов — 12,5 лет. А вот Васильева, вместо колонии разгуливавшая по Москве, чередуется с Сердюковым в главах уютного ТСЖ дома по Молочному переулку.

Это не суд: это близость к телу — и только.

Теперь останется только ожидать «приговора»: он будет непредсказуемым по лучшим византийским канонам. Но, возможно, повлияет на дело Никиты Белых — еще более вымученное, чем у министра.

И еще: важно не забывать, что политические дела у нас не сводятся ко взяткам: вспомните о «болотном деле» с его оторванными погонами, деле 26 марта с виртуальным пинком в бронированный полицейский зад. Все это, несмотря на разность, стороны одной и той же медали: «За уничтожение правосудия в России».

Матвей Ганапольский:

Конечно, требовать 10 лет для Улюкаева и дать 10 лет — это две большие разницы. Кроме того, прокурор всегда должен требовать большие сроки, чтобы показать как государство стоит на охране общественных интересов, Но я не понимаю как можно требовать 10 лет в этом процессе. Да и вообще, как тут можно что-то требовать.
Мне Улюкаев никто — я никогда его не видел, но хочу возвысить голос, как в известном романе «не корысти ради».

Вот как можно требовать 10 лет, если Сечин, фактически главный свидетель обвинения, не пришел на суд. Ни в одной другой стране подобное немыслимо — судья выдаёт предписание и маршалы приволакивают свидетеля в наручниках. Но, обычно, свидетель прибегает сам, потому что не хочет получить огромный штраф, а иногда и тюремный срок за неуважение к суду.

Но тут все по другому — великий Сечин не явился, ссылаясь на государственные дела. Понять я его могу — не пристало будущему кандидату в президенты на выборах 2024 года путаться в показаниях на перекрестном допросе, ведь всё останется в интернете. Как и ожидалось суд ему это простил. Таким образом, прокурор требует 10 лет без показаний главного свидетеля.

Те, кто смотрят западные сериалы, знают такое понятие «обоснованное сомнение» — это когда заседает суд присяжных и, кроме основной версии, есть и другая версия, которая отметает обвинение, то это называется «обоснованное сомнение». И в этом случае суд обязан учесть, что вина подсудимого не может трактоваться однозначно.

Весь процесс над Улюкаевым — это одно большое «обоснованное сомнение». По сути, все держится на том, что Улюкаев показал два пальца, что, ясен пень, означает два миллиона долларов.

А если этот жест обозначал совсем другое?

Сечин, в телефоном разговоре, сказал что они «собрали объем». И это, якобы количество долларов — так следует из контекста разговора. Простите, а если в тот день Улюкаев и Сечин решили пойти к проституткам— Улюкаев показал что нужны две проституки, а Сечин подтвердил что проституток нашел — «объем собран». А может Улюкаев предложил купить две бутылки водки а Сечин подтвердил, что купил.

Вы скажите что это ерунда, но это именно то самое «обоснованное сомнение», ибо слово «деньги» нигде не звучало.<...>

Однако, знаете, в чем у меня нет никакого обоснованного сомнения? В том, что, независимо от того, будет или не будет осужден Улюкаев, эта история совсем не про него, а про самого Сечина и про Путина который его покрывает, позволяя наплевать на суд.

Но, главное про российскую юридическую систему, которая уничтожит любого «улюкаева», если его врагом стал какой-нибудь «сечин».

Алексей Шабуров:

До меня только сейчас дошло, что дело Улюкаева очень напоминает фильм "Старикам тут не место" (я его, к слову, раз 10 смотрел - как ни один другой фильм).

Главное сходство - это, конечно, чемодан, набитый долларами. Такое чувство, что этот чемодан попал в офис "Роснефти" прямо с киноэкрана. Откуда взялись эти деньги? Кому они в реальности предназначались? Загадка, которую мы никогда не отгадаем.

Но не только в деньгах сходство. Вот, например, Улюкаев - он же очень похож на главного героя-ковбоя. Тоже вроде бы неплохой мужик, но раз уж позарился на грязные деньги, взял в руки проклятый чемодан, то всё - пропал. Можно сколько угодно бежать, надеяться, что отвертишься, но расплата неизбежна.

А кто преследует по пятам ковбоя-Улюкаева? Кто этот инфернальный отрицательный герой, которого боятся все вокруг, у которого на лице лежит отпечаток зла, кто безжалостен и беспощаден к своим врагам, но при этом делает вид, что не имеет против них ничего личного? Кто готовит западню главному герою? Антон Чигур? Или Игорь Иванович Сечин?

Осталось только разобраться собственно со стариком, которому тут не место. Он сидит, печально смотрит на всё происходящее, и оно ему не нравится, но он уже не может, да и не хочет с этим ничего поделать. Остается только читать утреннюю газету, да ворчать на всех вокруг. Да это же Владимир В. Путин - стареющий шериф местных окраин.

Смотрите кино, там всё есть.

Николай Руденский:

Эх, вот нет бы Улюкаеву в свое время сообразить и в ответ на настойчивые приглашения Сечина сказать: "Прости, брат, никак не могу заехать - плотный график, сам понимаешь". И, глядишь, все бы и обошлось.

Борис Цейтлин:

Черный юмор:
Выходит Улюкаев через 6 лет по УДО. У ворот его встречает толпа либеральных журналистов.
- Алексей Валентинович, расскажите, что вы поняли за эти шесть лет?
- Вы знаете, я так и не понял, за что меня посадили. Это какое-то чудовищное недоразумение!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG