Ссылки для упрощенного доступа

Владимир Путин, пусть и неофициально, но по факту ведёт уже свою предвыборную кампанию.

В четверг он провёл две важных встречи, одну из них - с представителями крупного бизнеса.

Николай Травкин:

-Добрый день, дорогие друзья!, - произнёс Владимир Владимирович, открывая вчера встречу с представителями крупного российского бизнеса.
Умеет он слова подобрать, чтобы и масштабность мероприятия подчеркнуть и некоторую долю тонкого сарказма добавить, дабы участники оного мероприятия не заблуждались в оценках своей роли.

«Друзья»… На шее г-на Евтушенкова до сих пор отчётливо выделяются отпечатки пальцев г-на Сечина, а сейчас сидят за одним столом и выглядят словно «не разлей вода».
Остальные имеют аналогичную историю взаимоотношений, да и нынче спиной друг к другу стараются не поворачиваться. После каждого дружественного рукопожатия сразу же проверяют состояние личных активов.
Сколько уж таких случаев было - радушный приём, улыбка во всю лоснящуюся ширь, по плечу похлопывают, а утром главбух звонит, мол, проулыбал ты вчера полтора ярда в зелени.

А вот с определением «дорогие» - тут в точку и без всяких иных толкований.
Не все конечно собрались за этим столом из того избранного 1% россиян, на долю которых приходится 71% всех личных активов в России.
Отсутствует дорогой г-н Абрамович, дорогие г-да братья Ротенберги и некоторые другие не менее дорогие. Дорогой г-н Керимов не смог подъехать, задержался во Франции.
Но и собравшихся за столом у В.Путина достаточно, чтобы дорогие россияне по ту сторону телевизора прильнули к экранам, ласкали благодарными взглядами знакомые лица и мечтали: «дорогие, дорогие вы наши, как же нам хочется с вами потеснее пообщаться, посмотреть в глаза, заключить в дружеские объятия и обнимать, обнимать, не отпуская … до последнего дыхания»

Александр Морозов:

Некоторые члены Имперской промышленной палаты отсутствовали (например, Дерипаска, Миллер). Теперь будем ждать списка Министерства финансов США в феврале. Будем сравнивать, изучать.

Но более заметной оказалась встреча с президентским советом по культуре и искусству.

Виталий Третьяков:

Какие времена, такие и песни. Деятели культуры на совещании в ЦК КПСС: Да, ещё не всё мы сделали для нашего народа, для нашего зрителя, для нашей культуры. Деятели культуры у президента РФ: Да, ещё не всё сделало государство, сделало общество для нас, деятелей культуры!

Но самым резонансным оказался вопрос, который задал журналист Александр Архангельский:

Самые лучшие законы будут буксовать, если надзорные органы, а также следствие и суд будут исходить из репрессивной логики. Часто приходится слышать: а почему следствие против чиновников возможно, а против деятелей культуры – нет? Никто не говорит, что следствие против деятелей культуры невозможно. Говорят о другом – о том, что нельзя устрашать и подавлять ни чиновников, ни художников, ни рядовых граждан, никого. Нужно расследовать, а не преследовать.

Я не могу не упомянуть о деле, о котором уже в Вашем присутствии не раз говорили, не сегодня, но тем не менее, о деле Серебренникова, Малобродского, Итина, Апфельбаума, Масляевой. Протест вызывает не попытка разобраться, а именно отсутствие такой попытки, давление, устрашение.

Зачем держать Малобродского за решеткой и обвинять фигурантов театрального дела в невыпуске спектакля, получившего «Золотую маску»? Зачем лишать Софью Апфельбаум возможности руководить Российским академическим молодежным театром, Серебрянникова – «Гоголь-центром», а Итина – заниматься делами выдающегося Ярославского театра имени Волкова? Зачем разрушать институт поручительства?

Просто напомню, что за каждого из фигурантов поручались десятки самых уважаемых представителей культуры, причем разных по взглядам, по художественным направлениям, от Говорухина до Киркорова, от Меладзе до Ширвиндта, от Спивакова до Натальи Дмитриевны Солженицыной. Я подчеркну, что поручительство – это не призыв к отказу в разбирательстве. Поручительство – это моральная гарантия того, что фигурант не скроется, что можно ограничиться залогом, подпиской о невыезде, но продолжать работать.

Юрий Богомолов:

Всегда завидовал ясности ума Саши Архангельского и логичности его текстов, устных высказываний. Сейчас просто восхищаюсь.
Отдельное удовольствие было наблюдать за каменными лицами функционеров при культуре. Им это слышать неприятно, но они не смеют выказать неудовольствия в присутствии двух президентов -- настоящего и будущего.

Глеб Морев:

Образцовое выступление. Отдельное удовольствие видеть, как у молодого фсошника сзади глаза на лоб лезут.

Татьяна Малкина:

архангельский, конечно, невероятный молодец! Александр, очень люблю
(а то, что смертная тоска накрыла по получении ответа от главного корреспондента, следует, возможно, считать промежуточным этапом на верном пути к исцелению. от всего)

Ксения Ларина:

Блестящий умный , точно выстроенный текст. Без реверансов и экзальтаций. Саша держался и говорил как равный с равным, как гражданин, а не подданный, как независимый уважающий себя человек. Как Леша Малобродский в суде.
Это редчайшее качество для нашего времени - осознавать себя

Но вот ответ Путина:

Некоторые вещи, о которых Вы сказали, мне известны. О некоторых я ничего не знаю и обязательно посмотрю повнимательнее. Что касается Серебренникова, то Вы хорошо знаете, что если бы это было преследование, а не расследование, его спектакль не был бы поставлен на сцене Большого театра. А это произошло. Поэтому мне кажется, что здесь нужно повнимательнее к этому относиться. Хотя вещь очень чувствительная.

Вы знаете, я прошу меня извинить. У меня здесь очень много записок. Я с удовольствием каждому предоставлю слово, но мне нужно срочно подойти к телефону. Если мы договоримся, я сейчас переговорю и готов вернуться и продолжить. Если не получается у кого-то, то тогда я прошу меня извинить. Продолжим? Прервемся ненадолго?

Катерина Гордеева:

А как Путин узнал, что ему надо к телефону, если за время замечательной и подробной речи Александра Архангельского, по крайней мере, судя по доступной картинке, к нему никто не подходил.

Александр Баунов:

А что было после звонка? Надеюсь, он был генпрокурору

Кирилл Шулика:

Наверное, Бастрыкин звонил, Песковым интересовался.

Эдуард Надточий:

кабаева позвонила спросить, что вова хочет на обед? или кадырыч радостью о новом поясе решил поделиться?

Чуть позже нашёлся и реальный собеседник Путина.

Ирек Муртазин:

Возможно, что после встречи в Москве президент России и король Саудовской Аравии стали закадычными друзьями.

Но это не значит, что король может бесцеремонно прерывать встречу Путина с деятелями культуры. Бескультурье это и хамство.

Неужели в протокольной службе Кремля не нашлось ни одного человека, который объяснил бы протокольной службе короля, что прерывать разговор - это бескультурье и хамство.?

Что такое сверхважное и оперативное обсудили президент и король, что разговор нельзя было отложить на час-полтора?

Или Путина обманули, сказав, что король помирает, и что перед смертью очень хочет переговорить с другом Володей?

Или Путину сейчас из-за пределов России звонят настолько редко, что он готов мчаться к телефону, прервав абсолютно любую встречу?

Михаил Виноградов:

Путин заявил, что Серебренникова никто не преследует.
Такой предвыборный жест в сторону интеллигенции, а темники как всегда медлят

Анна Качкаева:

Ну, похоже, команда пошла. Во "Времени" (в "Вестях" еще было в 20.00) за 15 мин рассказа о Совете по культуре (первый сюжет) не было ни звука о Серебренникове Александр Архангельский, ты даже не мелькнул на перебивках, а про неожиданный перерыв для срочного телефонного разговора стране по Первому сообщать не стали (в "Вестях" сказали). Похоже, что тему загасили

Александр Морозов:

хорошее видео (на "Медузе"), как Архангельский выступает на совете по культуре. Интересно не то, что что говорит Саша (мы это знаем и в той формулировке, в которой он излагает и во многих других словах), а то как Путину кажется, что Саша выступает "слишком долго". И на лице у Путина написано, что все это "уже надоело" (и скрывать это он уже не планирует).
Дежурный ответ Путина известен и ему самому, и всем сидящим. "Подавать сигнал" (о котором просит Саша) Путин не собирается, поэтому и не говорит: "Передайте мне ваши материалы, я разберусь". Потому что он давно уже разобрался: в вопросе Серебренникова и Малобродского он целиком на стороне Мединского и Шевкунова (потому что Серебренникову "не надо было ссориться с РЕБЯТАМИ"), а Дмитриева притормозило карельское ФСБ, чтобы поляки не ездили на могилы, вот и пусть сидит, раз не понял, "когда ему объясняли по-хорошему".
Поэтому он просто "отфутболивает" одно слово "ПРЕСЛЕДУЮТ" (из всего Сашиного выступления). Он только его и слышит и именно его нельзя оставить без ответа. "Кто преследует? Если бы преследовали, не дали бы поставить спектакль!" (и такая слабая блуждающая ухмылка на губах).
Вот и вся история.
(86-й день до "выборовпутина". "прием заявок от деятелей культуры").

Аркадий Дубнов:

Вы хотите знать, что в голове у Путина, как он думает, какой он юрист?
Тогда вслушайтесь, как он сегодня отвечал Александр Архангельский на его озабоченность, в частности, делом Кирилла Серебрянникова.
«Что касается Серебренникова, то вы знаете хорошо, что, если бы это было преследование, а не расследование, его бы спектакль не был бы поставлен на сцене Большого театра, а это произошло», говорит Путин.
Привет, а какое отношение имеет так называемое "дело 7 студии", возглавляемой Серебрениковым, с которым связаны обвинения в "махинациях" с 68 миллионами государственных рублей, к постановке режиссером "Нуреева" в Большом театре?
Это типичный пример чекистской разводки, где балет демонстрируется в качестве не взятого еще в заложники фигуранта по уголовному делу. Почему этот не запрещенный( не взятый в заложники) балет должен служить свидетельством чистоты помыслов карательных(извините, правоохранительных) органов?
Где "Нуреев", а где "7 студия"?...
Теперь вы знаете,насколько высок профессиональный юридический уровень главы нашего государства.
В органах ВЧК..., КГБ, ФСБ он более, чем достаточен.

Олег Пшеничный:

После того, что Путин ответил Архангельскому про Серебренникова, какой смысл всем этим приятным людям оставаться в так называемом "совете по культуре"?

Их оскорбляют в лицо, а они улыбаются. Хотят "хоть что-то сделать"?

Но им же показали это "что-то". Дальше-то что?

Илья Клишин:

Вообще очень тревожный симптом, который на примере с Путиным просто более выпукло виден, когда задать вопрос важнее чем получить ответ. Когда важнее произнести некую мысль, чем переубедить кого-то.

Нет никакого диалога. Нет никакой дискуссии. Никаких дебатов. Никаких аргументов за и против. И слов «да, я был не прав, вы меня убедили». Можно сослаться на то, что Путин хитроумный тиран и всегда уходит от ответа, но ведь и в фейсбуке, где никто не путин, происходит то же самое. Это оркестр, где каждый играет не свою партию, а свой концерт. Стоит ужасная какофония, но всем плевать. Идет миллион монологов параллельно. Все остаются при своих

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG