Ссылки для упрощенного доступа

Немало копий будет, судя по всему, сломано вокруг тактики оппозиции на президентских выборах.

Теперь, когда Алексея Навального на выборы не допустили, и он сам, и его сторонники выступают за бойкот - или, как они сами выражаются, "электоральную забастовку"

Виталий Щигельский:

предлагаю метить буквой "Ж" (желтый или, если угодно, <задница>) товарищей,
продолжающих агитировать за участие в перевыборах "бабушки всея Руси",
речь, конечно, не идет о "простых" смертных, кои вправе ошибаться, тем более, что им приходится жить в условиях тотальной пропаганды.
речь - о так называемых "профессионалах" - медийных аналитиках и шманалитиках, и прочих субститутках режима, паразитирующих на госбюджете.
они-то знают точно, что политическая колбаса, которую они подразными предлогами нам впаривают, пять раз как стухла...
выделение субституток в отдельную группу (терпимости), выдача им желтого билета "Ж" (желтый «Ж» будет загораться при любом их упоминании либо появлении в общественном дискурсе до заката карьеры, например: «Ж»-журналист М Шевченко заявил следующее)
- это первый шаг к началу активного бойкота того, что носит имя выборы ПР

За эту идею Навального активно полощут кремлёвские тролли.

Успел высказаться и Дмитрий Песков:

"Призывы к бойкоту, безусловно, подлежат весьма скрупулезному изучению на предмет соответствия или противоречия нашему законодательству", - сказал Песков.

Он также отметил, что неучастие Навального в президентских выборах не скажется на их легитимности. "Безусловно, неучастие [в выборах] одного из желающих стать кандидатом в связи с тем, что его случай не подпадает под законодательство, никоим образом не может повлиять на легитимность выборов", - сказал представитель Кремля. При этом Песков не стал комментировать непосредственно решение Центризбиркома по Навальному. "ЦИК руководствуется исключительно действующим электоральным законодательством РФ", - сказал пресс-секретарь президента.

Но хватает критики и внутри оппозиционного лагеря.

Алексей Беззуб:

А почему бы сторонникам бойкота не перебраться из уютного фейсбука и не пойти агитировать от двери к двери? В фейсбуке уже всех сагитировали, пора переходить в оффлайн!

Виктор Лаврентьев:

Для меня существует единственный аргумент бойкота выборов - допуск на них Путина вопреки Конституции РФ.
Остальное - от ̶н̶а̶в̶а̶л̶ь̶н̶о̶г̶о̶ лукавого.
Можно идти по пути со стадом, но никогда - внутри стада.

Дмитрий Колезев:

Без какого-либо злорадства, а наоборот — с сожалением, но следует признать, что штаб Навального сегодня проиграл.
Изначально кампания, как декларировал Волков, велась «за регистрацию Навального». Целью было сделать так, чтобы «издержки не-регистрации превысили издержки регистрации» и Кремлю ничего не оставалось, кроме как зарегистрировать Навального.
Однако такого дисбаланса издержек достигнуть не удалось. У Кремля не возникло ощущения, что за Навальным реально стоит серьезная общественная сила, которая будет недовольна отказом в его регистрации и создаст серьезные проблемы. Вчерашняя немногочисленная акция в Москве, видимо, только укрепила власть в уверенности, что группа поддержки Навального незначительна. В результате кампания «за регистрацию» не окончилась регистрацией — то есть была проиграна.
Если верить Леваде, за Навального готов голосовать 1% граждан — так что можно предположить, что и кампания против явки будет не особо успешной. Опять же приведу пример Екатеринбурга, где на последних губернаторских выборах к бойкоту призывал не допущенный в бюллетень Ройзман — но это не сказалось на явке примерно никак (а ведь поддержка Ройзмана в Свердловской области больше, чем поддержка Навального в России).
Является ли эта маленькая победа над Навальным окончательной — или когда-нибудь выяснится, что она была Пирровой победой Кремля? К сожалению, справедливость — это не обязательное качество истории.

Владимир Голышев:

На ВЫБОРАХ ПУТИНА есть только ТРИ варианта:
1. Голосовать за Путина.
2. Голосовать НЕ за Путина.
3. Сидеть на <заднице> ровно.
Первый вариант рассматривать бессмысленно. Около 35% за счёт подневольных (плюс редкие дураки-добровольцы, плюс "маленькие хитрости" при подсчёте) у Путина уже в кармане. Для вменяемого человека это - не вариант.
Самое простое и естественное (к чему всегда склоняется большинство) - забить на выборы болт. Грешно людей за это осуждать. Для них никакого выбора, вообще, не существует. Всё на рефлексах.
Но есть и беспокойные люди, которых автоматический болт не удовлетворяет. Они и выбирают. Между вторым и третьим...
Дальше простая арифметика.
Голосую НЕ за Путина (не важно за кого - хоть за Жириновского, хоть за Анфису Чехову).
Что изменилось?
По закону сообщающихся сосудов, процент Путина на миллиграмм уменьшается, а вероятность второго тура на миллиграмм увеличивается. Просто и ясно.
Сижу на <заднице> ровно и мню себя героем.
Что изменилось?
Ну, в общем-то, ничего. Нормальные люди и поступают. Без соплей и истерики. (Явка в российской избирательной системе не значит НИЧЕГО. Впрочем, неиспользованные бюллетени поступают в распоряжение Путина, так что.....)

А теперь глобально. Чего можно желать Путину на этих выборах?
ТОГО ЖЕ, ЧТО ПОЛУЧИЛА "ЕДИНАЯ РОССИЯ" НА ВЫБОРАХ-2011 - СКАНДАЛА, ПОЗОРА, АДА И ИЗРАИЛЯ.
Какой тип поведения беспокойных избирателей этому способствует, а какой уменьшает даже те призрачные шансы, что сейчас есть?..

Ну что, всё понятно с "бойкотом"?
Если нет, значит, ты - баран.

Александр Грезев:

Сколько раз уже писали, призыв к бойкоту и одновременно к наблюдению приводит к отрицательному результату для второго пункта, что уже было доказано и на практике, в той же Свердловской области. Среднему и простому человеку совершенно непонятно, когда его зомбируют и побуждают не голосовать, но агитируют стать наблюдателем. В большинстве случаях он вообще ничего делать не будет.

Штабы Навального переименовались в штабы бойкота. Его сотрудники прямо пишут, что будут призывать людей не ходить на выборы, а также ОТГОВАРИВАТЬ всех, кто намеревается это делать. Т.е. по сути это является политической агитацией на целевую аудиторию людей с оппозиционными либеральными и демократически взглядами, чтобы они не голосовали за кандидатов, в том числе выступающих с либеральных позиций. Иными словами кампания бойкота - это спойлерство, когда есть может не слишком популярные кандидаты, которые пытаются продвинуть демократические ценности и набрать свой процент, а есть структура, которой ничего не надо, но она пытается голоса оттянуть. Причём это голоса не за Путина, которому бойкот как раз повышает процент, а оппозиционных кандидатов с либеральной повесткой, чей результат идеологи бойкота хотят занизить в первую очередь. А ведь даже если разные кандидаты и не претендуют на большой результат, то хотя бы 3% уже даёт разовое государственное финансирование их партиям, что может иметь большое значение и на дальнейшие кампании.

При этом штаб Навального заявляет, что они готовы выставить до 100 тыс. наблюдателей по все стране. Здесь нелепо выглядит не только сама цифра, но и план от кого же эти наблюдатели выйдут на участки. Самым большим союзником наблюдения являются как раз те кандидаты и партии, против которых в первую очередь направлен бойкот. И вот здесь уже надо будет принимать решение, насчёт которого у меня пока самого нет однозначной позиции. Насколько участвующим в выборах кандидатам целесообразно сотрудничать со структурой, которая напрямую работает против них? Нужно ли в условном регионе, где нет штабов кандидатов, но есть штаб бойкота, подписывать направления на участки и отправлять главе штаба бойкота, который будет набирать и обучать наблюдателей, в том числе с неопределившимися взглядами, и переубеждать молодых людей голосовать за кандидата, который выдал ему направление? Разумно здесь задаться и вопросом, насколько вообще этично штабам бойкота пытаться эти направления получить, если они занимаются призывом не только не голосовать, но и как уже видно, НЕ ПОДПИСЫВАТЬСЯ за кандидатов, чтобы они приняли участие в выборах.

Возможно, что такое сотрудничество ещё уфместно в электоральных султанатах для выездов туда, где в любом случае либеральные кандидаты почти ничего не получат. А вот насчёт регионов с высоким уровнем проведения голосования я бы очень сильно подумал.

Лев Шлосберг:

Кампания бойкота - это спойлерство, когда есть может не слишком популярные кандидаты, которые пытаются продвинуть демократические ценности и набрать свой процент, а есть структура, которой ничего не надо, но она пытается голоса оттянуть. Причём это голоса не за Путина, которому бойкот как раз повышает процент, а оппозиционных кандидатов с либеральной повесткой, чей результат идеологи бойкота хотят занизить в первую очередь.

Сергей Бойко:

Некоторые соображения про электоральный бойкот (прошу не путать с достаточно более мощным инструментом как экономический бойкот). В известном исследовании 2010 года Matthew Frankel "Threaten but Participate: Why Election Boycotts Are a Bad Idea" (Угроза, но участие: почему электоральный бойкот является плохой идеей) проводится анализ 171 случая электорального бойкота, из которых только 4% по мнению автора можно признать более или менее успешным. Все успешные случаи приходились на два типа, когда электоральный бойкот был частью массовых протестов и забастовок или в электоральном дизайне присутствует порог явки. В нашем российском случае порог явки и графа "Против всех" были отменены в 2006 г. Поэтому потенциально успешный электоральный бойкот возможен только как часть массовых протестов, забастовок и иных форм гражданского неповиновения. Можно ли говорить о том, что в России сейчас волна массовых протестов, забастовок? Нет. Даже нельзя говорить о достижении уровня 2011-2012 гг. В текущей политической ситуации скорее всего повторится история с "нах-нахом" 2011 года на выборах в ГосДуму РФ, и призывами Ройзмана к бойкоту губернаторских выборов 2017 года в Свердловской области. Электоральный бойкот просто пройдет незамечаным для подавляющего большинства электората и приведет к большему проценту голосов за правящий режим при вполне приемлемых показателях явки. Другими словами утилитаристские аргументы показывают малую вероятность положительного исхода электорального бойкота в Президентской кампании 2018 года. Моральный аргумент, что участие в несправедливых и нечестных выборах "легитимизирует" существующий режим прикрывает уход от реальной политической борьбы со всеми рисками в эскапизм.

Олег Козловский:

При всем сочувствии к позиции Навального и при всей несправедливости и неконституционности вчерашнего решения ЦИК в практическом смысле бойкот/забастовка избирателей мне кажется сомнительной идеей. Я не думаю, что это всерьез может повлиять на устойчивость режима. Впрочем, и голосование за Явлинского, Собчак и пр. тоже едва ли что-то принципиально изменит. В общем, не вижу я пока у оппозиции сильных ходов. Если не случится каких-то реально массовых протестов, президентская кампания будет иметь предсказуемый финал. А если протесты случатся, выборы станут для них всего лишь фоном.

Остап Кармоди:

Бойкот выборов - это примерно как бойкот концертов Стаса Михайлова. Хедлайнер вашего бойкота всё равно не заметит, так что можно сэкономить силы и вместо бойкота просто проигнорировать это не имеющее к вам отношения пошлое массовое мероприятие и заняться чем-то более осмысленным.

К спорам политиков - взгляд сбоку.
Власть ставит две цели: высокая явка и высокий % за Путина. Есть те, кто не пойдет на "выборы". И они бьют по первой цели. Есть те, кто все равно пойдет на голосование. Ну так пусть они бьют по второй цели. Голосуют не за Путина. Главное, чтобы и "бойкотисты", и "ходоки" обеспечили контроль хотя бы в Москве и Питере, чтобы понять настроения в крупных городах, от которых зависит все в будущем.

Николай Травкин:

Один вариант предложен - бойкот, вернее забастовка избирателей. Неважно, как назвать. Можно же на митинг звать как на праздник, а когда придут, то объявить, что это собрание.
Вариант с энтузиазмом принят людьми, находящимися в иллюзиях, что большинство миллионов россиян мечтают свергнуть Владимира Путина и воздвигнуть на его место Алексея Навального. Но в рукопашную с кремлёвскими идти остерегаются, а если через выборы, то тут то они сюрприз «жуликам и ворам» и преподнесут.
Иллюзии подкрепляются материалами сайтов, с которых (и только с них) черпается информация и привычным кругом общения в интернете со «своими». Заблуждение типовое и свойственно как политикам, так и гражданам чрезмерно политизированным.
Приехал в сибирский город N. на встречу с людьми, зал на 500 мест полон! Проходы забиты, сторонники вдоль стен стоят, имя кумира скандируют! Значит большинство народа за меня!
И в голову даже не приходит мысль, что может быть эти 650 человек в зале и есть все последователи и сторонники в городе. А живут там несколько сот тысяч. Ряд таких вояжей-встреч и убеждение во всенародной поддержке созрело. Мы -страшная оппозиционная сила. Поэтому и на выборы не пускают. Боятся. Знают, что в честной борьбе мы победим.
Признать самим, что реальный вес радикальной оппозиции в обществе чрезвычайно мал, не хочется. А тут ещё власть сдуру не регистрирует кандидата и укрепляется вера, что мы щас как объявим бойкот, как не придёт народ на выборы и все увидят - король то нелегитимный!
Да, так сейчас и перепугаются! В общем, вариант называется «напугать ежа …».

Александр Сотник:

На самом деле, мы это уже проходили с Собяниным.
1. Отказ в регистрации, все шумят и плюются, грозят бойкотом;
2. Милостивое согласие: "Убедили, чертяки. Пущай участвует!";
3. Эйфория, электорат ломится на участки;
4. Шарик ложится в нужный наперсток, и - вуаля! Путин - легитимный перзидент!..
Ой, вы грабли мои, грабли,
грабли скрепные мои!
Грабли мощные,
знакомые, натоптанные!..

Андрей Перцев пишет об этом в "Снобе":

Непонятно, по какой причине и сам оппозиционер, и многие его сторонники поверили, что методы народного принуждения власти к соблюдению закона работают. Об этом говорит, например, явная непродуманность сценария действий после отказа. О бойкоте выборов Алексей Навальный говорил давно, но никогда не отвечал на вопрос, что же будет после бойкота. Он создал машину для получения хорошего результата на выборах: штабы в крупных и средних городах, сетка волонтеров, но в каком направлении будут крутиться шестерни этой машины, никто сейчас не знает. Не знают даже в штабе самого Навального.

Сторонники бойкотирования напирают на активный, а не пассивный характер предлагаемых мер (хотя что это значит, понять сложно).

Кирилл Рогов:

Активный бойкот - это совсем не то, что не ходить на выборы. Это гораздо ближе к той кампании, которую Навальный реализовал в 2011 г.
Дилемма оппозиционно настроенного избирателя в современном авторитаризме выглядит так: как бороться за свой голос, если его не за кого отдать? Обычное решение проблемы продвинутым обывателем - забить, не участвовать. Но такое решение, хотя и примиряет с собой ("я на вас забил"), не становится актом коллективного действия, а значит в политическом смысле не существует. Потому что политика - это коллективное действие.
Значит, надо коллективно бороться за неподанность своего голоса. Это похоже на идею "голосуй за любую партии, кроме Единой России". У тебя нет, кому отдать свой голос, но ты борешься за свой голос, поданный "за никого".

Кирилл Шулика:

Навальный не говорит о бойкоте выборов. Он говорит о забастовке. При этом вопрос тут и самих выборов. Просто уже реально надоело пытаться влиять на расклады, любая другая партия (которая часто хуже той самой). Снизить процент Путина и т.д. Слушайте, а выборы вообще для чего придуманы? Нет, вот реально, давайте уж правду говорить! Выборы придуманы для того, чтобы выбрать власть. Пусть политологи высчитывают плюшки за второе место и прочие расклады. Люди идут на выборы выбирать власть. Но у нас власть уже выбрана, мы должны это оформить. Так вот и вопрос, а какой резон в этом участвовать? Даже сами кандидаты не хотят выиграть, у них и мысли такой нет. А кто хотел, того не пустили.

Даниил Кен:

По своей ленте наблюдаю закономерность: больше всего решение о бойкоте критикуют те, кто не участвовал или мало участвовал в кампании за допуск. Все плюсы и минусы различных оставшихся стратегий 100 раз обсуждены (если совсем кратко: хороших стратегий не осталось). Но есть ещё важный аргумент, который выпадает из стандартной канвы обсуждения явки и процентов, а именно солидарность с тем, ко больше всех вложился, и с кем наиболее несправедливо обошлись. Если нам удастся её заметно продемонстрировать (идея бойкота станет широко обсуждаемой, а потом все удивятся низкой явке), это станет хорошим активом на будущее.

Александр Плющев:

Все вспоминают, что сам Навальный несколько лет назад говорил о бесперспективности бойкота.

Именно поэтому, думаю, Навальный будет настаивать на слове "забастовка". В отличие от бойкота, забастовка активна. Бойкот - это "мы не идем", а забастовка - "мы не только сами не идем, мы делаем все, чтобы как можно большее число людей не пошли".

Фёдор Крашенинников пишет о сильных сторонах Навального в "Ведомостях":

Какие же рычаги влияния на ситуацию есть у Навального и почему вся критика призывов к активному бойкоту выборов с ссылками на прошлые ситуации не имеет смысла? Во-первых, у Навального, в отличие от большинства тех, кого ЦИК допустит к участию в выборах и кто назывался оппозицией раньше, есть реально существующие сторонники по всей России, они достаточно организованны и идеологически мотивированы. Неважно, какой процент от общего числа граждан России они составляют – важно, что в отличие от лояльного большинства они активны и готовы выходить на улицу в дождь и мороз, не боясь полиции, что неоднократно и происходило в 2017 г. Между тем история смены режимов в последние десятилетия неизменно демонстрирует: в критической для власти ситуации несколько сотен тысяч оппозиционеров на улицах могут оказаться важнее, чем десятки миллионов лоялистов у экранов телевизоров или на избирательных участках. Итак, у Навального есть проверенные предыдущей протестной и организационной активностью сторонники по всей России, которые готовы активно выступать против выборов и признания их итогов – никто из оппозиционных лидеров никогда не имел такого ресурса, а значит, не мог решить задачу организации бойкота.

Во-вторых, Навальному удалось создать автономную систему коммуникации и со своими сторонниками, и с обществом – речь прежде всего идет о его разветвленной системе медиа, опирающихся на социальные сети. Недооценивать мощь его медиахолдинга не стоит: практикой было доказано, что он может привлекать десятки миллионов зрителей, а это уже сопоставимо с охватом федеральных СМИ. Навальный создал альтернативную медиасреду, куда не проникает официозная пропаганда и которая, впервые за много лет, может ей противодействовать. Никогда ранее у оппозиции в России не было таких коммуникационных возможностей – и это тоже создает совершенно новую ситуацию, в том числе и вокруг президентских выборов и их итогов.

Но и это убеждает далеко не всех.

Альфред Кох:

Как вы замучили! Талдычат одно и то же: активный бойкот это не то же самое, что не ходить на выборы, активный бойкот это другое, это не так, что сиди дома и не ходи на выборы, это иначе...

А что иначе-то? Идти на избирательный участок и там горланить речевки? Зорко следить? Кидаться на урну и закрывать ее своим телом?

Что «не то же самое»-то? Прошу разъяснить. Я понимаю, что есть навальновские штабы, есть активисты, есть, наконец, сочувствующие ему члены УИКов. Им всем более-менее понятно что делать.

Но нам-то, простым обывателям что делать, кроме как просто не ходить на выборы? Все равно идти но не голосовать? Глупо и не нужно. Тогда что отличает активный бойкот от пассивного для миллионов сочувствующих Навальному?

Александр Морозов:

ум человека все время куда-то уносится. многие применительно к этим выборам хотят заручиться убедительным ответом: что лучше - идти голосовать или не ходить? требуют комментариев "специалистов" - насколько "эффективен" бойкот. И много пустых споров.
Ситуация для взрослого человека, остающегося в пределах ума очень проста:
если вы смотрите в список кандидатов и не находите там никого, за кого хотели бы проголосовать и нет графы "против всех", - то, очевидно, что вы просто не идете. (Равным образом, совершенно нелепо уговаривать взрослого человека не ходить, не совершать "политический выбор", если кандидат, который его удовлетворяет - в списке есть).
Только с этого момента, когда для вас нет ни кандидата, ни графы "против всех" и вы не идете на избирательный участок - встает вопрос:
просто не пойти
или принять участие в организованной кампании протеста, которую предлагает Навальный (и не только он, но и А.Подрабинек, напр. и др.).

Аркадий Бабченко:

Теперь, конечно, встали важные вопросы. Что дальше? Раньше, понятное дело, эти вопросы никому и в голову не приходили, потому что все знали: сейчас Навального как зарегистрируем, как выберем, и - тут-то власть, развязавшая три войны, убившая десятки тысяч человек, сбившая "Боинг", убивающая оппонентов в центре Москвы, травящая их за границей, оккупирующая соседние страны, репрессирующая народы, укравшая столько, что никому и не снилось - тут-то она, конечно, от опускания бумажки с галочкой в квадратике в тумбочку с прорезью сразу испугается и убежит. И все будет хорошо.
Не зарегистрировали. Не выбрали. Не убежала. Вот же неожиданность. Кто бы мог подумать...
Так и что теперь? Что делать дальше?
Легитимные эти выборы, или нелегитимные? Бойкотировать, или не бойкотировать? Голосовать за Собчак, или не голосовать? Выходить на протест с ленточками, или выходить с шариками?
Друзья мои. У меня есть ответ на все эти вопросы. Он прост. Давайте я вам его скажу.
Вы можете голосовать. Без проблем. Можете не голосовать. Тоже без проблем. Можете бойкотировать. Можете не бойкотировать. Можете приходить. Можете сидеть на диване. Можете портить бюллетень. Можете обсуждать, что лучше. Высокая явка. Или низкая явка. Можете выбирать между Навальным и Собчак. Можете попрыгать на одной ноге. Можете поковырять в ухе. Можете ходить на согласованный митинг. Можете на несогласованный. Можете с шариками. Можете с уточками. Можете с ленточками. Можете квадратиком. Можете в две шеренги. Можете в одну.
Все это, безусловно, очень важные вопросы.
Но реальность состоит в том, что никаких выборов у вас нет.
Их в принципе нет, понимаете? Хоть с Навальным, хоть без Навального.
Хоть с шариками, хоть с уточками.
Вы не можете бойкотировать то, чего нет. И не можете участвовать в том, чего нет.
У вас есть узурпация власти. И узурпатор на троне. Который на шарике вертел все эти ваши камлания с бойкотами и регистрациями. Вместе с конституцией, законностью, судами и бюллетенями.

Юрий Сапрыкин:

а вот если бы бойкот выборов объявили, например, старообрядцы? они бы, наверное:
- не ходили бы на выборы голосовать
- не ходили бы на выборы наблюдателями
- не обсуждали бы их в фейсбуке
- выключали бы радио и ТВ, когда там обсуждают выборы (да и вообще бы их не включали)
- выходили бы из комнаты, когда кто-то начинает обсуждать выборы
- старались бы никак не пересекаться с людьми, которые участвуют в выборах (особенно в качестве кандидатов)
- вообще жили бы так, как будто никаких выборов не существует.
но мы-то с вами не старообрядцы.

Олег Кашин в колонке для Republic предлагает довольно грустную метафору:

На обочине дороги стоит человек. Может быть, здесь автобусная остановка и человек ждет автобуса. Может быть, у него свидание и он ждет человека, который должен с ним встретиться. Может быть, он никого не ждет и ему просто некуда пойти. Может быть, он живет неподалеку, ненадолго вышел подышать свежим воздухом и скоро вернется домой, заварит чаю, включит телевизор. Проезжая мимо этого человека, мы ничего о нем не знаем, мы только видим, что он там стоит – зачем-то, почему-то.

Случалось и нам стоять у дороги. Ждать автобуса или свидания, маяться, не зная, куда идти, дышать воздухом – да мало ли поводов для стояния. Помимо прочего, это самое простое упражнение, чтобы управлять собственным настроением. Ждешь автобуса, опаздываешь, нервничаешь, не дождался и опоздал, и спешить уже некуда, и, значит, можно спокойно постоять еще минуту и уйти домой. А можно суетиться, искать такси, пробовать пойти пешком и все равно опоздать, еще сильнее истрепав себе нервы и испортив настроение на много дней вперед. Тут действительно многое зависит от самоощущения. Но не стоит забывать, глядя на проезжающую мимо машину, что люди в ней не знают, хорошо тебе или плохо, и, скорее всего, им просто нет дела до того, что там у тебя происходит и почему ты стоишь на этой обочине. И даже если ты зло выругаешься в адрес машины – мол, разъездились тут, – или, наоборот, полюбуешься красотой ее линий, машина все равно проедет мимо, ну или в лучшем случае остановится и предложит тебя подвезти (в худшем – обдаст грязью из-под колес или вообще собьет).

Эта неуклюжая метафора примерно описывает отношения граждан с властью в России в любой момент времени. Когда машин нет – это политическое межсезонье, когда машина едет мимо – это выборы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG