Ссылки для упрощенного доступа

Вера Васильева: Гуманизм и расчет


В конце декабря СМИ передали, что комиссия по помилованию при президенте РФ одобрила прошение экс-члена Совета Федерации от Башкирии Игоря Изместьева. Однако теперь появилось новое сообщение: Изместьева не включили в список на помилование. Именно так, причем единогласно, якобы проголосовала комиссия в декабре.

Противоречивая информация объясняется весьма щекотливой ситуацией вокруг этого осужденного.

Помиловать его Владимир Путин обещал еще летом председателю Московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой, обратившейся к главе государства с такой просьбой в день своего 90-летия.

Игорь Изместьев в декабре 2010 года был осужден на пожизненное лишение свободы по обвинениям в создании и руководстве преступным сообществом ОПГ "Кингисеппская", заказных убийствах и организации террористических актов. Наказание он отбывал в далекой северной колонии особого режима "Полярная сова". Однако впоследствии Изместьев был возвращен в Москву. Журналисты писали, что он дал показания, еще в 2014 году вошедшие в уголовное дело о якобы незаконной приватизации компании "Башнефть". Основателя АФК "Система" Владимира Евтушенкова обвинили в легализации похищенного у государства имущества. Это позволило взыскать в судебном порядке с АФК "Система" 81,67 процента акций "Башнефти" и передать их в пользу государства. В 2016 году государственный пакет акций приобрела компания "Роснефть", возглавляемая Игорем Сечиным.

Фамилия Изместьева в устах известной и уважаемой правозащитницы для многих сторонних наблюдателей и комментаторов прозвучала неожиданно. Ведь он не входит в число тех сидельцев, чьи фигуры на виду, кого имеющие международную известность и высокую репутацию правозащитные организации, например, Правозащитный центр "Мемориал" или Amnesty International признали политическими заключенными либо узниками совести. У меня, впрочем, просьба председателя Хельсинкской группы, обращенная к Владимиру Путину, большого удивления не вызвала. Еще год назад я обратила внимание на слова уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой. В телеэфире программы "Познер" в декабре 2016 года она сообщила: "Я занимаюсь сейчас тем делом, о котором попросила меня Людмила Михайловна, [делом] человека, осужденного к пожизненному заключению, и там есть очень много вопросов. И я буду обращаться в официальные органы с просьбой пересмотреть. Она знает, по этому делу мы очень много работаем".

Многие гражданские активисты, с которыми мне довелось тогда пообщаться, выразили надежду и даже уверенность, что имеется в виду бывший сотрудник компании ЮКОС Алексей Пичугин. Он – долгожитель за решеткой, признанный "Мемориалом" политзаключенным; несправедливость преследования Пичугина дважды установил Страсбургский суд. Но, как впоследствии стало очевидно, человек, которого имела в виду Татьяна Москалькова, – это Игорь Изместьев. В действительности отслеживать развитие его уголовного дела Людмила Алексеева начала годами раньше, еще во время суда над бывшим сенатором. Для того чтобы привлечь внимание Алексеевой к этой истории, значительные усилия приложила мать Изместьева Тамара Федоровна.

Случай с Изместьевым уникален сразу в нескольких отношениях. Во-первых, это единственный прецедент в России эпохи Владимира Путина, когда вполне серьезно и на высоком уровне говорят о помиловании пожизненника. Президентской милости удостаивались в основном лица, осужденные за совершение относительно незначительных и ненасильственных преступлений, либо те, кому до истечения срока осталось считанное время. Даже тяжелая болезнь не становилась основанием для помилования. Так, ​совсем недавно отказ ​получил инвалид-колясочник, бывший мэр Махачкалы Саид Амиров, находящийся в колонии для пожизненно осужденных "Черный дельфин" (ФКУ ИК-6 города Соль-Илецка Оренбургской области).

Что на Людмилу Михайловну пенять, когда есть множество таких, кто не попробовал заступиться ни за кого вовсе?

У меня вызывают сомнения мотивы, которыми были продиктованы действия… нет, не Людмилы Михайловны, навлекшей на себя в либеральных и правозащитных кругах шквал критики и вопросов вроде: "Почему Изместьев, а не Пичугин?" В конце концов, строго говоря, в демократической стране помиловать можно только того, кто виноват. Потому что невиновный сидеть не должен – это нонсенс. Справедливости ради надо заметить: не вина Алексеевой в том, что у нас дела обстоят иначе. Скорее, это вина моя, вас, каждого, всех нас, вместе взятых, вина российского общества, допустившего подобное и не способного добиться свободы для невинно осужденных. Что на Людмилу Михайловну пенять, когда есть множество таких, кто не попробовал заступиться ни за кого вовсе?

О помиловании Изместьева говорят так давно, уверенно и в таких высоких кругах, что я не исключаю: он будет-таки помилован, но, возможно, не в общем списке, а отдельным указом. Ведь президента ничто и никто не ограничивает в этом праве. Помиловать он может кого угодно и когда угодно, без всяких рекомендаций комиссии по помилованию и даже без прошения осужденного, по собственной инициативе. Подобные примеры мы уже видели (вспомним хотя бы Надежду Савченко). Тогда останется лишь подготовить текст соответствующего президентского указа и подписать его.

Помилование – акт милосердия. К примеру, осужденного по надуманным основаниям за шпионаж ученого Игоря Сутягина Дмитрий Медведев в свое время помиловал, согласно тексту, "руководствуясь принципами гуманности". Это стандартная формулировка для таких указов. Что за ней скрывается в действительности в каждом конкретном случае, сторонним наблюдателям остается только гадать. Но, если принять во внимание историю с Изместьевым и "Башнефтью", то это очень уж напоминает не акт милосердия и гуманизма, а банальную сделку. Ее подноготная – опять нефтяная труба и большие деньги (здесь, кстати, возможно, и скрывается ответ на вопрос "Почему тот, а не этот?"). А правозащитники, стремящиеся облегчить положение хоть кого-то из страждущих в узилище, – только лишь удобная ширма, придающая сделке благообразный вид.

Институт помилования в России по-прежнему не работает, и с этим срочно нужно что-то делать, о чем неоднократно заявляли многие правозащитные организации.

Вера Васильева – независимый журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG