Ссылки для упрощенного доступа

"Чиновники понимают только силу": история борьбы "Зеленой коалиции"


Стрелка Васильевского острова в Санкт-Петербурге

В Петербурге появилось объединение по защите парков и скверов

На фоне общей раздробленности протестного движения объединение 30 инициативных групп по защите парков и скверов в разных частях города выглядит серьезным шагом вперед.

В начале года "Зеленая коалиция" заявила о себе яркими публичными акциями и декларацией, в которой потребовала ввести мораторий на сокращение зеленого фонда Петербурга для любых нужд, вернуть все участки, исключенные из перечней зеленых насаждений под застройку, запретить уплотнительную застройку под видом градостроительного развития, создавать рекреационные и зеленые зоны в застроенных районах, зарезервировать участки под скверы и парки шаговой доступности в районах массовой новой застройки с последующим созданием скверов и парков.

О том, зачем десятки инициативных групп Петербурга объединились в "Зеленую коалицию", как они собираются сообща сделать Петербург зеленым городом, мы говорим с координатором движения "Красивый Петербург" Красимиром Врански, координатором инициативной группы "В защиту Парка интернационалистов" Павлом Швецом, координатором группы "В защиту парка "Малиновка" Марианной Алферовой и координатором общественной организации "Гражданин Пушкин" Александром Беляевым.

– Красимир, первый вопрос к вам: каким образом так много столь разных групп решили объединиться?

– У нас в Петербурге множество проблемных объектов – люди отстаивают свои парки или скверы, а чиновники и депутаты игнорируют мнение сотен тысяч горожан. В декабре прошлого года 36 депутатов-единороссов отказались голосовать за возвращение 15 территорий в зоны зеленых насаждений, и это стало последней каплей. Несколько координаторов инициативных групп попросили создать некое объединение, которое будет отстаивать интересы всего города. И мы собрались и приняли решение объединиться для решения общих проблем.

– Павел, так оно и было?

– Я был одним из тех, кто обратился к Красимиру, с тем чтобы он стал центром для объединения инициативных групп. Просто количество проблем, связанных с зелеными зонами, перешло в качество – и более 30 групп объединились, а если власти будут продолжать в том же духе, то это движение станет не менее массовым, чем градозащитное.

– Но ведь защита парков и скверов – это тоже градозащита.

– Да, другая ее сторона. Просто у нас не привыкли считать это проблемой всего города.

– Марианна, а вы сразу присоединились к "Зеленой коалиции"?

– Да, сразу. В 2010 году в нашем парке "Малиновка" вырезали кусок под строительство собора. Мы боремся за наш парк уже шесть лет, и все дело – в упершемся Законодательном собрании: вот мы такие крутые, а вы идите отсюда. Все постановления о строительстве в парке отменены, договор аренды расторгнут. На суде прокурор посмотрел на схему, увидел деревья, аллеи, дорожки, спортплощадку и сказал: я вижу, что это парк, и здесь не должно быть стройки. Но депутаты этого не видят.

– Может, там чьи-то амбиции, ведь еще депутат Милонов хотел построить в Малиновке храм. В чем секрет такого упорства?

– Секрет в том, что они – баре, а вы – холопы.

– Красимир, вы тоже так считаете?

Люди отстаивают свои парки или скверы, а чиновники и депутаты игнорируют мнение сотен тысяч горожан

– Да, это издевательство. Сам спикер парламента Вячеслав Макаров призывал людей подавать предложения, а в итоге, даже когда комиссия по инвентаризации одобрила возвращение этой территории статуса парка, депутаты просто не проголосовали, и все. Это плевок в сторону людей.

– Павел, а почему вообще так много парков и скверов было выброшено из списка зеленых насаждений?

Павел Швец
Павел Швец

– Летом 2010 года наш парламент изменил Закон о зеленых насаждениях. При губернаторе Матвиенко десятки парков и скверов были порезаны и частично отданы под строительство. С тех пор на борьбу поднялись инициативные группы, строительные фирмы на этих участках прогорели, проекты строек изменились с социальных на коммерческие или вовсе потеряли инвесторов, но город упирается, удерживает за собой эти территории, чтобы предложить их кому-нибудь через несколько лет. Вот судьба Парка интернационалистов: его участок в 2010 году был выведен под строительство аквапарка, люди поддержали эту идею, но в итоге мы имеем там крупнейший в городе торговый центр.

– Марианна, что говорит ваш опыт: чиновники часто обманывают людей, объявляют о строительстве социального объекта – бассейна, поликлиники, аквапарка, – а потом строят жилье или бизнес-центры?

– Чиновники просто рассматривают все зеленые зоны как свободные участки. Они нам все время тыкают в нос: а это не парк, а это не сквер! У них такая тактика – постоянное отрезание зеленых кусков под строительство. Ведь парки часто расположены в удобных местах, у метро, и с точки зрения бизнеса это очень привлекательно.

– Александр, а вы как думаете, зачем понадобилась "Зеленая коалиция"?

– Тут главное – обмен опытом: ведь кто-то только входит в процесс, не знает, что делать, как подавать поправки в Генплан, а кто-то давно отстаивает свой парк или сквер, многому научился и может помочь остальным. Я вижу перспективу в том, чтобы мы когда-нибудь сели за стол с чиновниками из городского правительства и искали решение по каждой проблемной точке. Ну, и митинги легче собирать сообща.

– Красимир, вы успели почувствовать, что после объединения вы стали сильнее?

– Мы прошли важную проверку "в бою" – провели совместно серию одиночных пикетов и большой митинг. И с каждой акцией нас становилось больше – сначала было 20–25 инициативных групп, а после митинга 4 февраля – уже 36, они отстаивают 68 проблемных территорий в городе и 5 или 6 в Ленинградской области. Да, мы становимся сильнее, каждую группу возглавляет один или несколько лидеров – это герои, реальная сила, и теперь каждый знает, что ему помогут, его подстрахуют.

– Александр, а вы помните обещания губернатора хранить город от жадных застройщиков?

– Да, когда Полтавченко стал губернатором, он говорил, что не даст застраивать парки и скверы, не даст "дербанить" город, но он все забыл, все стало ровно наоборот.

– Красимир, действительно в последнее время положение ухудшилось?

Красимир Врански
Красимир Врански

– Да, в начале 2017 года чиновники закрыли от горожан свои электронные почты. Мне кажется, они понимают только силу – пока мы делаем какие-то районные движухи, это хорошо, но мало. Думаю, через Зеленую коалицию мы сможем показать им свою силу, чтобы впредь с нами считались. Пока с нами не хотят разговаривать, то есть у нас остаются только протестные акции, и мы будем их наращивать.

– Александр, как вы думаете, это получится?

– Конечно, получится – уже получается, и не только через митинги. Посмотрите на Пулковскую обсерваторию – удается побеждать и через суды, ведь суд запретил строительство в защитной зоне второй очереди жилого комплекса "Планетоград". Когда мы начинали бороться за Баболовский парк, я не думал ни о чем, кроме уличного протеста, а сегодня я понимаю, что на чиновников можно давить и юридически: мы не ребята из подворотни, мы знаем, как работать с Генпланом, как разбивать подводные юридические камни.

Мы растем как некое гражданское общество внутри Петербурга

Мы растем как некое гражданское общество внутри Петербурга. Люди замыкаются на своей отдельной беде и не видят общей ситуации, а мы ее высвечиваем: все зеленые зоны города подвержены нападению. Раньше все происходило в режиме борьбы со следствием, но ведь "горячие точки" могут появиться и в будущем, и мы работаем как превентивная команда: в нашем Манифесте мы предлагаем закрепить в законодательстве невозможность сокращения зеленых насаждений, формируем определенный политический посыл.

– Павел, вот вы все говорите о "горячих точках"; раньше каждый боролся на своем фронте – а будете ли вы теперь помогать друг другу?

– Еще три-четыре года назад была такая градозащитная инициатива – смс-оповещение: чтобы можно было прибежать и встать перед техникой, если собираются рушить дом. Защита парков не требует такой скорости – мы пишем обращения, проводим совместные митинги, приезжаем на места и знакомимся с проблемами друг друга, мы готовы приезжать и на митинги и помогать в решении локальных проблем.

– Красимир, есть такие примеры?

– Да, когда защитники Пулковской обсерватории выиграли суд, дома в защитной зоне стали достраивать в утроенном темпе. Тогда мы стали выезжать на стройку – человек 30–40: все фиксировали, пикетировали. Строители при виде нас прятались – стройка-то незаконная, а тут мы с камерами! У нас там круглосуточное наблюдение, это не кучка людей, а организованная защитная группа.

– Павел, как вы думаете, вы действительно становитесь силой?

– Для меня самое главное в этой кампании – создание гражданского общества. Понятно, когда в центре города защищают памятники, а вот в спальных районах у властей никогда не было проблем, и создать ядро гражданского общества где-нибудь в Купчино – это громадный результат. Но оказалось, что теперь и Купчино надо защищать! И у нас там организовалось целое информационное сообщество, подписались 10 000 человек, и я надеюсь, что нам удастся вырастить людей, которые пойдут и в муниципальные депутаты.

– Марианна, а вашей группе помогает объединение?

Марианна Алферова
Марианна Алферова

– У нас давно сложились горизонтальные связи между несколькими группами – консультируем друг друга, пересылаем документы, ездим друг к другу на митинги. На разовые акции можно собрать несколько тысяч человек, а вот постоянно работают человек 20–30. У нас живы еще советские пережитки – в те времена никому в голову не приходило что-то отстаивать: как власть решила, так и будет.

Надо, чтобы люди поверили в свои силы. Я видела, как разные инициативные группы, проиграв, расходились, а вот мы не разошлись. У нас образовалось ядро, и когда у нас все вокруг застроили, а потом сказали, что еще и "Малиновку" отнимают, народ возмутился и ринулся в бой. Чиновникам и депутатам надо напомнить, что они – наши представители и поэтому не имеют права на нас плевать.

– Павел, у вас есть идеи, как сделать, чтобы депутаты это вспомнили?

– К совести 36 депутатов-единоросов апеллировать бесполезно, мы их заваливали запросами, но они будут голосовать, как им скажут и как им выгодно. Закон о референдуме после борьбы за Исаакиевский собор был ухудшен: раньше заявку о референдуме могла внести в Горизбирком группа из 20 человек, теперь – из 300. У нас ведь с 1991 года не было референдума – одобряет-то его все тот же парламент. Но мы сейчас обсуждаем идею референдума: собрать 300 человек ради парков и скверов – это не проблема. Если депутаты не хотят возвращать нам наши парки, пусть выскажутся горожане, и тогда депутаты будут просто обязаны это сделать.

– Вообще-то в последние годы многие хотели провести в Петербурге референдум по тем или иным вопросам, но не получилось ни разу. Красимир, как думаете, у вас получится?

– Идея прекрасная, сейчас мы обсуждаем, какие территории вынести на референдум в качестве самых главных и первоочередных. Одним из центральных пунктов будет создание центрального городского парка на Набережной Европы – вместо судейского квартала, "Живой город" уже несколько лет продвигает эту идею, и мы ее всячески поддерживаем. А для судейского квартала в городе найдется другое место.

– Павел, я хотела бы вернуться к разговору о муниципальных депутатах – как вы собираетесь добиваться своей цели?

– Возьмем то же Купчино: из 100 муниципальных депутатов, 3 депутатов ЗАКСа и единственного думского депутата от Купчино защита парка не нашла отклик ни у одного. А жители района в 2014 году на муниципальные выборы почти не пришли – они не верят, что можно что-то поменять. Наша цель – чтобы они поверили, что могут повлиять на то, что происходит у них в районе, во дворе, в парке. Это очень большая работа.

На муниципальных выборах тебя выбирают соседи. Когда я баллотировался в 2014 году, я зашел в каждый подъезд, и если бы не досрочное голосование, я бы прошел – нет проблемы избраться в муниципальный совет при честных выборах.

Для формирования гражданского общества у себя в районе мы зарегистрировали местное СМИ, "Новости Купчино", я редактор этой группы. Мы поднимаем острые вопросы, участвуем в публичных слушаниях, объясняем людям важность местной повестки.

– И опять мы упираемся в честные выборы, то есть в политику! И опять в одиночку не справишься, нужны как минимум наблюдатели. Вы согласны, Красимир?

– Я как раз из наблюдателей, из тех, кто обеспечивает честность выборов. Я именно так рождался как активист – все мы дети прошлых президентских и парламентских выборов.

– То есть если Павел еще раз пойдет избираться в муниципальные депутаты, вы пойдете наблюдать?

– Да, я уже несколько лет занимаюсь пресс-центром независимых наблюдателей, чтобы распространять правдивую информацию о выборах, разоблачать всех, кто пытается их сфальсифицировать.

– Марианна, для вас тоже важны муниципальные выборы?

Чиновникам и депутатам надо напомнить, что они – наши представители и поэтому не имеют права на нас плевать

– В 2014 году мы решили не просто идти избираться, а идти "клином" – группа у нас большая. И мы выставили единый блок из 13 человек, впряглись, напечатали общую газету, сделали баннер, листовки. Избирательная комиссия и муниципалы увидели, что мы пришли реально драться и подняли всех бюджетников, согнали их плеткой на досрочное голосование. Угрожали – не смейте голосовать за "малиновцев", мы вскроем ваши конверты, и люди говорили: мы не будем жаловаться, нам наше место дороже. Естественно, мы проиграли. Каждый раз власть придумывает на выборах новую "фишку": в 2012 году – откровенное переписывание бюллетеней, а в 2014-м – досрочку.

– Александр, ну, и что в итоге – есть хоть какая-то надежда?

Александр Беляев
Александр Беляев

– Павел говорит, что люди не верят в возможность что-то изменить. Но у нас бывают победы – я уверен, что и у Павла с Парком интернационалистов они будут, и люди будут вдохновляться успешной борьбой. Мы спасаем Баболовский парк от застройки – и люди видят: да, на что-то можно повлиять. Прежде всего, надо раньше начинать кампанию – параллельно с деятельностью "Зеленой коалиции", с продвижением ее Манифеста. Ведь наш Манифест – это готовый первый программный пункт на муниципальных выборах 2019 года. Надо внушать это людям, надо не только бороться с фальсификациями, но заранее мобилизовать тех людей, которые потенциально наши – взять и привести их на участки.

– Смотрите, Павел, от парков и скверов мы плавно пришли к политике, к выборам, – получается, без них ни одну былинку не защитишь?

– У нас люди традиционно негативно реагируют на все новости, связанные с политикой, но на самом деле то, чем мы занимаемся: градозащита, защита парков и скверов, – это и есть реальная политика. Наш лозунг – защита того места, где ты живешь, – сказал в интервью Радио Свобода координатор инициативной группы "В защиту Парка интернационалистов" Павел Швец.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG