Ссылки для упрощенного доступа

Уже больше трех лет бывший учитель музыки Федор Корниловский вскрывает коррупционные схемы в бюджетных школах искусств Орла. Эта борьба лишила его любимой работы и полностью изменила привычный уклад жизни. Отступать 72-летний Корниловский не намерен и говорит, что "решил бороться до смерти".

В декабре 2017 года за мошенничество был осужден директор орловской школы искусств им. Кабалевского Валерий Перцев. Суд установил, что директор 15 лет получал зарплату за фиктивного работника. Перцева признали виновным в хищении денежных средств в крупном размере и приговорили к штрафу в 150 тысяч рублей, а также лишили права занимать должности в государственных и муниципальных учреждениях в течение трех лет. Ровно столько же длилось расследование уголовного дела – его довели до конца только благодаря настойчивости обычного учителя музыки Федора Корниловского.

Детская школа искусств №4 им. Кабалевского, Орел
Детская школа искусств №4 им. Кабалевского, Орел

"Я сожру тебя, тварь!"

Федор Корниловский работал в детской школе искусств им. Кабалевского с 1993 года. Он совмещал работу рядового педагога с постом замдиректора по учебной части. По словам Корниловского, коррупция в учебном заведении процветала всегда. Побороть ее было крайне сложно: слишком много действующих лиц, покрывающих друг друга. Попытка вывести жуликов на чистую воду обернулась для учителя увольнением с работы.

– Когда я пришел в школу, там уже работал нечистый на руку директор. От него удалось избавиться, взяли нового, Валерия Перцева, который постепенно пристрастился к тому же самому, – рассказывает Корниловский.

Федор Корниловский
Федор Корниловский

Факты злоупотреблений Корниловский видел и даже заявлял об этом в управление культуры, но из-за большой учительской нагрузки как следует взяться за дело у него не получалось. Свободное время появилось в 2015 году, после увольнения.

– У меня были доказательства, что происходит нецелевое расходование бюджетных средств: трудоустройство "мертвых душ", самовольное увеличение зарплат и начисление премий. Я обратился в управление культуры, которое курирует школы искусств. Но тогдашний начальник управления Татьяна Исаева убеждала меня, что никакого воровства нет, мне все это кажется. Как мне может "казаться", если заместитель Перцева числится преподавателем, но ничего не преподает, только деньги получает! – возмущается Корниловский.

Когда по его приглашению в школе искусств появились сотрудники контрольно-ревизионного отдела городской администрации и офицеры полиции из отдела экономической безопасности и противодействия коррупции, Перцев сотоварищи решили во что бы то ни стало избавиться от принципиального коллеги.

Меня вызвал к себе директор и прямо заявил: “Будем увольнять тебя по статье. Смотри, сколько нас, а ты один”

– Первый раз меня хотели уволить под предлогом сокращения. Из управления культуры пришла бумага о том, что в школе надо сократить три должности. Якобы срочно понадобилось провести оптимизацию. Что они делают: создают комиссию, срочно проводят заседание, на котором единогласно голосуют за мое сокращение. Я для них был как кость в горле, – рассказывает Корниловский.

Приказ о сокращении Корниловского был подписан, однако радость школьного руководства омрачил протест прокуратуры: заслуженный учитель России сокращению не подлежит.

– Сократить меня не удалось, и тогда они стали действовать по-другому. За четыре дня я получил столько выговоров, сколько не получал за все время работы. Меня вызвал к себе директор и прямо заявил: "Будем увольнять тебя по статье. Смотри сколько нас, а ты один". Так ведь он был прав! Когда я хотел восстановиться, десять человек пришли в суд, сказали, что ничего не помнят, но есть акт, в котором сказано, что я прогульщик, и который все подписали, и судья верит этому акту. Фальсификация чистой воды. Перцев же так мне и сказал: "Я тебя сожру, тварь". Вот он меня и "сожрал", – вспоминает учитель.

Корниловский надеялся, что увольнение, так же как и сокращение, будет отменено. Ситуацией заинтересовалась трудовая инспекция. В действиях Перцева нашли нарушения Трудового кодекса и даже оштрафовали, но восстановиться на работе учителю так и не удалось.

Действующий директор школы искусств им. Кабалевского Римма Логвинова скептически относится к обвинениям Корниловского в фальсификации документов.

– Федор Михайлович проиграл в трех судебных инстанциях: районный суд, областной и президиум областного суда. Его увольнение признали законным. Когда я стала директором, в архиве нашла заявление коллектива школы, датированное 1993 годом, в котором педагоги просили мэра города Кислякова избавить их от Корниловского, – рассказывает Логвинова, – Для меня Корниловский – фигура ясная. Я так скажу: человек не ведает, что творит. Его действия направлены против всего и против всех. На протяжении всех этих лет, как Федор Михайлович ушел из школы, столько я выдержала с его стороны давления! Мне стоило титанических усилий не подавать на него в суд за клевету. Но я, честно, простила его. Корниловский огульно обвиняет всех, даже тех, кто не виноват. На меня он уже навесил и ярлык "фальсификатор", и "лжесвидетель", и кто я только ни была. Я предпочитаю с ним лично не разговаривать, а пояснять все это в судах по делу Перцева, который всегда выступал на моей стороне.

Директор также отметила, что конфликт Корниловского с Перцевым возник не сразу.

– Долгие годы Корниловский работал в связке с Перцевым. Есть старая поговорка "рука руку моет", вот ее можно применить к их совместной деятельности. Как только у них перестало находиться взаимопонимание, началось обострение отношений. Школа от этого страдала. Чего здесь только не было: они дрались, ругались, швырялись в друг друга предметами. В школе почти тысяча учащихся, около ста сотрудников, и на глазах у всего учебного учреждения это происходит. Это же нонсенс. Так в школе нельзя вести себя никому, ни Перцеву, ни Федору Михайловичу, – поясняет Логвинова.

По словам директора, после увольнения Корниловский ни разу не обращался в школу с заявлением о трудоустройстве.

К слову, за "нос не в своем деле" лишился работы и еще один почетный работник образования Александр Заболотний. Педагог посмел высказать директору недовольство по поводу трудоустройства родственников.

Александр Заболотний на концерте (в центре)
Александр Заболотний на концерте (в центре)

– Я выступил против назначения жены директора школы им. В.С. Калинникова Александра Козлова на должность завуча. Я и самому Козлову, и в управлении культуры говорил, что это ошибка, которая приведет к злоупотреблению. Так и получилось. Директор сперва предупредил меня, чтобы я нос не совал не в свое дело, а когда понял, что я не угомонюсь, перевел меня на срочный договор, который в дальнейшем не стал продлевать. Самое интересное, что против Козлова возбуждено уголовное дело за мошенничество, но оно уже год лежит и никуда не двигается, а сам он продолжает исполнять должность директора, – рассказывает Заболотний.

По словам Александра Емельяновича, вероятность того, что Козлов будет осужден, минимальная. "Против мафии не попрешь", – уверен педагог.

"Во всех школах воруют"

В Орле восемь детских школ искусств, и как уверяет Федор Корниловский, везде действуют одни и те же коррупционные схемы.

– Даже если ты знаешь, что во всех школах воруют, это еще надо доказать. Нельзя просто обвинить человека – надо поймать, за руку взять. При существующей круговой поруке это крайне сложно сделать, – говорит учитель.

При непосредственном участии Корниловского удалось выявить факты мошенничества как минимум в пяти школах дополнительного образования: в Детской художественной школе Северного района г. Орла, Детской музыкальной школе №1 им. Калинникова, Детской школе искусств №4 им. Кабалевского, Детской музыкальной школе №2 им. Глинки и Детской школе искусств №3 им. Прокофьева.

– Вот смотрите, школа №1 им. Калинникова – считается лучшей музыкальной школой города. Там действовал семейный подряд: директор и его жена. Следователя, который изначально занимался расследованием, отстранили. Он на протяжении шести месяцев занимался откровенной волокитой и укрывательством. Пытался даже привлечь к ответственности работников Контрольно-счетной палаты. По его логике, все виноваты, кроме директора. Сейчас уже официально признали виновным директора, и, как я знаю, скоро привлекут и его супругу, – говорит Корниловский.

Детская музыкальная школа №1 им. Калинникова, Орел
Детская музыкальная школа №1 им. Калинникова, Орел

Директор школы №1 им. Калинникова Александр Козлов уверен, что Федор Михайлович затеял свою якобы борьбу против коррупции ради дальнейшего трудоустройства.

– Корниловский уволен по статье и с помощью своей корочки внештатного сотрудника полиции добивается трудоустройства. Пытается он это делать разными способами, в том числе и походами в правоохранительные органы. У меня он вызывает негативные эмоции, потому что он мешает работать всем школам искусств. Из-за его деятельности везде проходят проверки, которые, к слову, ничем не венчаются. Они только отрывают всех от работы, – говорит Козлов.

Инга Козлова, преподаватель и супруга директора школы №1, солидарна с мужем. Она уже обратилась в суд с иском о защите деловой репутации, чести и достоинства. По ее словам, Корниловский распространяет недостоверную информацию об уголовном деле, которое якобы возбуждено против нее. По материалам следствия Козлова проходит свидетелем по делу мужа.

– Школа №2 им. Глинки, – продолжает перечислять Корниловский, – в феврале 2018 года за "присвоение и растрату" был осужден директор, который уже оплатил штраф в 100 тысяч. В школе №3 им. Прокофьева дело против директора, который сам себе выписывал премии из стимулирующего фонда оплаты труда, дошло до суда. Удивительно, но за директора встали горой чиновники из управления культуры и юрист мэрии. Говорят, не было никакого преступления. Кому поверит судья? Ревизорам, которые нашли нарушение; отделу экономической безопасности, который его подтвердил; Следственному комитету, который возбудил уголовное дело; прокуратуре, которая утвердила уголовное дело, – или чиновникам, которые не видят в неправомерном выписывании премии ничего криминального? – интересуется Корниловский.

Судебный процесс по уголовному делу экс-директора школы искусств им. Кабалевского Валерия Перцева вообще оказался для Корниловского закрытым. Ему, по сути, запретили посещать судебные заседания.

– Я ходил на каждое заседание, но в один прекрасный момент защита и обвинение попросили судью удалить меня. Они мотивировали совместную просьбу тем, что я в дальнейшем буду вызыван как свидетель, поэтому мне нельзя присутствовать. Но самое интересное, что в итоге в качестве свидетеля меня так и не вызвали, – вспоминает Корниловский.

Это страшная халатность, нежелание работать и полная безнаказанность

По мнению учителя, коррупция в детских школах искусств процветает из-за халатности чиновников городской администрации. По ходатайству Корниловского отдел экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по Орловской области проводит проверку в отношении бывшего главы города Андрея Усикова, который, как утверждает педагог, назначал директоров музыкальных школ без проведения конкурса. Кроме того, под подозрения Корниловского попали замглавы города Екатерина Данилевская и действующий начальник управления культуры Елена Казакова.

– Воруют не все. Ворует верхушка. Но что, например, делает тот же директор школы? Он старается ввести в руководство своих родственников. Так жёны становятся замдиректора. Плюс главного бухгалтера надо в долю взять. Без него ни одна бумажка не пройдет. Если удается родственника пропихнуть – хорошо. Нет – надо договариваться. Воровство стало нормой. Почему так происходит? У меня простой вывод на это счет – это страшная халатность, нежелание работать и полная безнаказанность, – с грустью говорит Корниловский.

По закону обучение во всех школах искусств должно быть бесплатным, но это только по закону.

– В школах сделали так называемую систему "добровольных пожертвований". Такая форма платы за обучение. У меня один ученик не платил четыре месяца, так я за него заплатил 2000 рублей. Мне директор так и сказал: "Не платит ученик – плати сам". Никто за эти пожертвования не отчитывается. Куда они идут? Видимо, оседают в карманах руководства и, как я понимаю, идут в управление культуры, которое всех покрывает. Я писал заявление в управление, они создали комиссию, взяли в нее Козлова и вместе сочинили, что факты мошенничества не подтвердились, – рассказывает Заболотний.

Плата за обучение постоянно увеличивается, но родители, по словам уже бывших педагогов, не возмущаются, предпочитая молча платить. Опасаются, что лишние слова могут повлиять на отношение учителей к детям или вообще станут поводом для исключения.

Федор Корниловский
Федор Корниловский

Бег по кругу

Каждый день Федора Корниловского проходит по одному расписанию: утром он идет в прокуратуру, днем – в следственное управление, вечером – в полицию. Иногда рутину разбавляют приемы у высокопоставленных чиновников.

– Теперь это моя работа. Чтобы всё не заглохло, я ежедневно хожу по структурам и пинаю их. Стоит мне только день или два пропустить, как тут же откуда ни возьмись, находятся новые обстоятельства, по которым надо закрыть или приостановить расследование уголовных дел, – говорит Корниловский.

Слова Федора Михайловича о необходимости постоянного контроля работы следственных органов подтверждает и Александр Заболотний, который в свое время столкнулся с некомпетентностью сотрудников правоохранительных органов.

– Я в шоке от того, сколько Корниловский бьется за правду. Его и незаконно уволили, и он разоблачил коррупцию в музыкальных школах, а органы, вместо того чтобы помогать, ставят палки в колеса. Мне довелось встречаться со следователем, молодая девушка, училась когда-то у нас в хоровой школе. Внимательно так выслушала, записала все факты злоупотребления, а через два месяца я ей позвонил, и она уже так нагло со мной разговаривала, что я даже немного опешил. Говорит, не может рассмотреть мое заявление, сроки прошли. Им плевать на хищения, главное не работать, – вспоминает Заболотний.

В восьми школах искусств Орла в общей сложности работает около 600 человек. Многие знают о злоупотреблениях со стороны руководства, но предпочитают молчать. В битве против коррупции – Корниловский воин-одиночка.

Те, против кого он выступает, надеются, что он умрет, человек же в возрасте, но он держится молодцом

– Я никого даже из самых близких коллег не могу подключить. Люди боятся увольнения. Стоит простому смертному только обронить слово, что он недоволен действиями директора, и его завтра же не будет в стенах учебного заведения. Меня было очень сложно уволить, но они всё равно смогли. Люди думают, если жулики смогли "сожрать" такого, как Корниловский, то обычного педагога – раз плюнуть, – сетует Федор Михайлович. – Это, на самом деле, страшно, такое положение вещей уродует человеческие души. Я вот не могу жить с таким грузом.

Зарплаты у коллег Корниловского небольшие, 12–15 тысяч рублей. Но люди боятся потерять и такие деньги.

– Мне хорошо – я пенсионер. Мне легче, у меня есть хоть какой-то вариант выживать в этом мире, а остальные так не могут. Вот уволят – где деньги брать? – задается вопросом учитель.

Детская школа искусств №3 им. Прокофьева, Орел
Детская школа искусств №3 им. Прокофьева, Орел

Действительно, коллеги Федора Михайловича, которые всё еще продолжают работать в школе, предпочитают оставаться в тени.

– Инициативная группа педагогов писала письмо в управление культуры, чтобы Федора Михайловича назначили директором школы №3 им. Прокофьева, но результата ноль. Он удивительный человек и профессионал. Очень печально, что человека такого полета гнобят. Он затеял эту борьбу и помог нам убрать директора Пожидаева. Сейчас поставили нового человека, и непонятно, что лучше. Тот воровал, а эта гнобит коллектив и совершенно далека от музыки. Она, конечно, окончила консерваторию, но, как нам кажется, чтобы школа процветала, нужно, чтобы процветало творчество, а у нас, к сожалению, процветают только "бумажки", – рассказывают учителя на условиях анонимности.

По их словам, для людей главное получать зарплату и чтобы их никто не трогал. Повторить судьбу Корниловского никто не хочет.

– Очень хочется, чтобы Федор Михайлович довел свое дело до конца. Те, против кого он выступает, надеются, что он умрет, человек же в возрасте, но он держится молодцом. Сил ему и здоровья! – выражают надежду анонимные коллеги Корниловского.

Заслуженный учитель неоднократно получал угрозы от недоброжелателей. Но сам он относится к потугам врагов с иронией и даже в какой-то мере с пониманием.

– Если в меня будут стрелять, то защититься от этого все равно нельзя. А тут пустые угрозы от злости, от ненависти, в какой-то степени даже от отчаяния, – говорит Корниловский. – Буквально дней десять назад я встретил на улице Перцева. Он смотрел как волк, готов был броситься и растерзать меня на месте. Но не будет же он меня прилюдно убивать, да я и не позволю! Я же не букашка какая-то.

Как возможного союзника в деле за возвращение бюджетных средств в казну Корниловский рассматривает временно исполняющего обязанности губернатора Андрея Клычкова. Педагог в буквальном смысле слова поймал его на улице.

– Меня категорически не допускали к Клычкову. Придумывали любые отписки. Тогда я пришел рано утром к областной администрации и стал ждать его возле входа. Встретив, я объяснил ему, что вопрос у меня не личный, а государственный – коррупция в системе дополнительного образования детей. Через несколько дней он уже сам меня вызвал, – рассказывает пенсионер.

По словам Корниловского, Клычков сперва не понимал, чем может помочь, но после продолжительной беседы пообещал почаще напоминать о расследовании уголовных дел в школах искусств на антикоррупционном комитете, который он возглавляет. Выполняется ли обещание – неизвестно.

За последние три года заслуженный учитель настолько влился в правоохранительную систему, что даже получил статус внештатного сотрудника полиции. Борьба с коррупцией для него вышла на новый, официальный уровень. Довести начатое дело до победного конца он намерен во что бы то ни стало.

– Те, кого осудили, штраф заплатят на порядок меньше, чем наворовали. Плюс, они знают, что их прикроет управление культуры. Допустим, директор школы №2, которого оштрафовали на 100 тысяч и отстранили от должности, уже работает в другой школе. Чтобы этого не было, надо снимать руководителей, которые сейчас выступают в роли покровителей. Хватило бы только здоровья, – говорит Корниловский.

Учитель не исключает, что кто-то из мошенников может решиться на радикальные действия, вплоть до физического устранения. По его словам, многие, в том числе и в следственных органах, мечтают, чтобы с ним произошел несчастный случай. Он как бельмо на глазу, от которого нужно как можно скорее избавиться.

– Мне иногда страшно становится от осознания, к чему мы, страна наша, идем. Если власть и правоохранительные органы не задумаются, то это может привести к страшным последствиям. Но я верю в лучшее и, пока я жив, я свое дело не оставлю! – воодушевленно говорит пенсионер.

Сегодня расследование уголовного дела против бывших коллег Корниловского, которые были звеньями коррупционной цепи и оклеветали заслуженного учителя в суде, находится на стадии завершения. Материалы дела совсем скоро передадут в суд. Корниловский, с головой увязший в борьбе с коррупцией, надеется выбраться из нее живым.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG