Ссылки для упрощенного доступа

"И нету других забот!" Сергей Лойко – о Сенцове и Марченко


– Не знаешь? – грозно воскликнул Сероштан и двинулся было на Архипова, но, покосившись на офицера, только затряс головой и сделал Архипову страшные глаза. – Ну, слухай. Унутренними врагами мы называем усех сопротивляющихся закону. Например, кого?.. – Он встречает искательные глаза Овечкина. – Скажи хоть ты, Овечкин.

Овечкин вскакивает и радостно кричит:

– Так что бунтовщики, стюденты, конокрады, жиды и поляки!

Александр Куприн, "Поединок"

В нескольких книжных магазинах Москвы появились странные почтовые открытки, которые раздавали бесплатно. Но недолго. То ли разобрали, что вряд ли, то ли убрали с виду, то ли арестовали. На лицевой стороне открытки – черно-белый потрет человека. Многие ли сегодня узнают его? А между тем, это Анатолий Марченко, известный советский диссидент, которого судили шесть раз, в общей сложности приговорили к 25 годам лагерей и ссылки. До конца последнего срока Марченко не дожил. В августе 1986 года в чистопольской тюрьме Марченко объявил голодовку. Он не требовал свободы для себя. Он требовал освобождения всех политических заключенных в СССР. Между тем в стране уже набирала ход горбачевская перестройка. Ждать свободы оставалось недолго.

Но Марченко ничего не ждал, а упорно голодал. Долгих четыре месяца. Пока не умер в декабре того же года. Его пытались принудительно кормить в тюрьме, но это было хуже всякой пытки. Вот как сам Марченко описал этот процесс в сохранившемся и дошедшем до нас письме с неволи: "Питательная смесь приготавливается умышленно с крупными кусочками-комочками из пищевых продуктов, которые не проходят через шланг, а застревают в нем и, забивая его, не пропускают питательную смесь в желудок. Под видом прочистки шланга мне устраивают пытки... с целью принудить прекратить голодовку”.

На обратной стороне открытки ясно и подробно обозначен адресат:

КОМУ: СЕНЦОВУ ОЛЕГУ ГЕННАДЬЕВИЧУ 1976 г.р.

КУДА: Ямало-ненецкий автономный округ. г. Лабытнанги, ул. Северная 33, ФКУ ИК-8 УФСИН РОССИИ по ЯНАО. Индекс: 629400

Внизу мелким шрифтам указаны реквизиты, куда посылать средства для помощи Сенцову. Открытка выпущена международным обществом "Мемориал", штаб квартира которого находится в Москве. Кстати, в Facebook тоже есть эта информация.

Сам факт появления такой открытки вызвал у меня некоторое изумление, если не сказать большего. Собирать деньги по России для помощи Сенцову дело однозначно неплохое, даже хорошее. Но вот массово посылать Олегу открытку с портретом советского диссидента, который требовал освобождения всех политических заключенных, объявил голодовку и умер в тюрьме, кажется мне какой-то зловещей двусмыслицей. Это все равно, что предрекать самому Сенцову смерть, готовить его к мученичеству. Что-то подсказывает мне, что все поступившие открытки из этой серии администрация тюрьмы будет с удовольствием передавать Олегу, в качестве еще одного иезуитского приема давления.

С другой стороны, ситуация более чем серьезная, историческая аналогия более чем прозрачная. В декабре 1986 года смерть известного во всем мире диссидента уже нельзя было скрыть. Через неделю после смерти Марченко, вызвавшей огромный международный резонанс, Михаил Горбачев позвонил в Горький ссыльному академику Андрею Сахарову, сообщив, что тот может вернуться домой в Москву. Началось последнее в советской истории освобождение политзаключенных. Прошло больше тридцати лет, а в России опять голодают политические заключенные, наличие которых Кремль отказывается признавать. Для Кремля все эти люди – уголовные преступники (даже в Советском Союзе они были политическими узниками, их так и звали и в народе, и в учреждениях, "политические").

Диктатура без политзаключенных – это не диктатура

Принципы идеологии и политики передаются через поколения и века. У Российской империи конца XIX века главными и единственными союзниками, по выражению царя Александра Третьего, были армия и флот. Все остальные так или иначе были врагами, одни внешними, другие внутренними. Внутренними, по купринскому персонажу, были "бунтовщики, стюденты, конокрады, жиды и поляки". Сегодня национальный состав как внешних, так и внутренних врагов не сильно изменился.

"Существование политзаключенных – естественный атрибут существования авторитарного режима, – сказал в интервью советский диссидент Александр Подрабинек. – Тоталитарная система не может обходиться без политзаключенных. Диктатура без политзаключенных – это не диктатура. Авторитарному режиму нужны враги внутри страны и враги вне страны. Поэтому такой режим обрушивает репрессии – на своих граждан и военную экспансию – на другие страны, в первую очередь на своих соседей. Украинцы несчастным образом сочетают в себе оба эти статуса: они внутренние враги, потому что многие из них каким-то образом оказались в России. В то же время они враги внешние, потому что представляют ближних соседей. Именно из-за этого репрессии против них, не скажу, что вдвое жестче, но гораздо жестче, чем в отношении обычных российских граждан".

В прошлом году пять миллионов украинцев посетили Россию. А сколько еще их проживает в России, в аннексированном Крыму и в так называемых "ДНР" и "ЛНР"! Там они для Кремля, как и сказал, Подрабинек, враги внутренние, поэтому и политические заключенные сегодня – в основном украинцы, заложники необъявленной гибридной войны. Украинские власти еще в мае заявили, что в российских тюрьмах и лагерях находятся 64 украинца. По другим сведениям, их даже больше и число с каждым днем растет, особенно в Крыму, где репрессии (в основном против крымских татар) не прекращаются.

Перед своим первым арестом в 1970-х годах, когда, угрожая репрессиями, власти предложили ему уехать за границу, Подрабинек отказался и сел в тюрьму. В 1990-е годы, когда коммунизм рухнул и СССР развалился, Александр, наверное, и представить себе не мог, что эра политических заключенных вернется.

Режиссер Олег Сенцов голодает уже свыше сорока дней. По сведениям из тюремной больницы, он уже в тяжелом состоянии. Уполномоченный по правам человека в Украине Людмила Денисова, которая провела всю минувшую неделю в Москве в тяжелых переговорах с российским омбудсменом, подозревает, что Сенцова уже кормят принудительно. Подрабинек считает, что в России украинским политическим заключенным ожидать помощи не от кого. Российские правозащитные организации, по словам Подрабинека, вряд ли могут помочь Сенцову и другим: "Они деградировали, получают гранты от Кремлевской администрации и серьезно рассчитывать на них не приходится”.

А что гражданское общество? Гражданское общество вместе с остальной страной смотрит футбол. Наши сегодня играют с Уругваем. "И нету других забот!"

Сергей Лойко – журналист и писатель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG