Ссылки для упрощенного доступа

"Это огромный перелом". Российский журналист получил убежище в Литве


Российский журналист Евгений Титов, покинувший Россию в 2016 году из-за угроз, получил политическое убежище в Литве. Об этом сообщил Радио Свобода сам Титов. Почти год назад Департамент миграции МВД Литвы отказал журналисту в праве на убежище, это решение подтвердил Окружной суд Вильнюса. Журналист подал апелляцию в Верховный суд Литвы. В итоге Департамент миграции Литвы принял решение в пользу Евгения Титова.

С Радио Свобода Евгений Титов сотрудничал с 2007 по 2016 год. Он освещал темы, связанные с нарушением прав человека в Краснодарском крае. Одной из них, в частности, было дело профессора Михаила Саввы, которого ФСБ обвинила в мошенничестве и который позднее получил политическое убежище на Украине.

В 2015 году Радио Свобода сообщало о попытке нападения на Евгения Титова, которая произошла после посещения им строительства моста в аннексированный Россией Крым. Позже появилась видеозапись инцидента.

Евгений собирался продолжить работу над темой строительства моста и выехать в Темрюкский район Краснодарского края. Однако перед этим ряд российских журналистов, включая Аркадия Бабченко, получили СМС: "Женя Титов убит в Темрюке". В связи с этим Союз журналистов России тогда сделал официальное заявление.

Тебе пора уезжать. Давай, езжай к нам в Штаты

"Новая газета", для которой Титов собирал этот материал, и он сам обратились в правоохранительные органы. Были известны номера машин и лица следивших за ним людей, а также телефонный номер, с которого отправлено СМС. Однако правоохранительные органы не нашли злоумышленников. Осенью 2015 года Евгений Титов принял решение покинуть Россию. Он переехал в Литву летом 2016-го , а уже в октябре попросил политического убежища. Если бы литовские власти отказали Титову в получении политического убежища, ему грозила депортация. О том, почему он решил попросить политическое убежище у литовских властей, и как складывается его жизнь в Литве сегодня, Евгений Титов рассказал Радио Свобода:

– Мысль об эмиграции мне подал Леонид Мартынюк, соавтор доклада Бориса Немцова по Олимпиаде в Сочи. Это человек, который после давления российских властей получил политическое убежище в США. Когда у меня начались проблемы в Краснодаре, он мне позвонил и сказал: "Тебе пора уезжать. Давай, езжай к нам в Штаты". Но я сказал, что "в Штаты очень далеко. Семья не приедет". Он сказал: "Тогда езжай в Литву. Я знаю, что там все нормально". Кроме того, в Литве уже получали политическое убежище активисты из Краснодара. У меня здесь уже были друзья в Вильнюсе. Так я оказался здесь.

–​ Как мы помним, литовские чиновники вам в убежище в первый раз отказали, потому что вы, по их мнению, не вписывались в параметры беженца. Вы подали апелляцию на это решение. Что помогло убедить чиновников и власти Литвы в том, что вы действительно нуждаетесь в политическом убежище?

1 января мне пришла СМС с угрозами и нецензурной бранью

– Когда я подавал первое ходатайство, я там указал обстоятельства, связанные с 2015 годом. В частности, это была слежка около моего дома, попытка войти в мой дом, были номера следивших за мной машин, были лица следивших людей. "Новая газета" обратилась тогда в МВД, в Генеральную прокуратуру России. Однако, несмотря на наличие всех этих данных, российские правоохранительные органы так и не назвали этих людей. Кроме того, когда я собирался ехать в Темрюкский район (район рядом со строительством Керченского моста), Аркадию Бабченко пришла СМС, что "Женя Титов убит в Темрюке". Был известен номер СМС, но правоохранительные органы опять никого не установили. И я думал, что этих обстоятельств для убежища уже достаточно. Но оказалось, что это не так.

Ко второму ходатайству, когда я уже выиграл апелляцию в Верховном суде Литвы, я приложил все, что со мной происходило за 9 лет работы в "Новой газете". Я напомню, что я в "Новой газете" восемь лет в штате отработал, до этого год внештатно, то есть девять лет. Я собрал случаи, когда в отношении меня трижды пытались завести уголовное дело – за то, что я освещал нарушения на выборах. Меня пытались задерживать в полиции. Мне присылали повестки на допрос. К счастью, я их когда-то много лет назад для чего-то отсканировал. У меня эти повестки лежали. Я их нашел в компьютере и тоже приложил. Кроме того, меня очень своеобразно поздравили с Новым годом некие люди из России. 1 января этого года мне на телефон пришла СМС, которая содержала угрозы и много нецензурной брани. Там говорилось о том, что их не устраивает моя позиция в отношении Украины. Ряд страшных оскорблений. И было написано, что "это твой последний год, готовься". Я эту СМС тоже приложил. Властям Литвы оказалось этого достаточно.

Евгений Титов в России
Евгений Титов в России

–​ Что дает вам теперь статус политического беженца? Какие возможности открывает?

Я получаю право официально устроиться на работу, как все нормальные люди

– Самое главное, что я получаю право официально устроиться на работу и работать, как все нормальные люди. Конечно, помимо этого я теперь должен буду платить налоги. Кроме того, я фактически обладаю всеми правами, кроме права выбирать президента. Хотел поблагодарить радиостанцию "Свобода", потому что это первая станция, которая заинтересовалась моей ситуацией, которой это стало интересно. Большое спасибо.

–​ Чем вы сейчас занимаетесь в Литве?

– Я сейчас сотрудничаю с известным литовским телеведущим Андрюсом Тапинасом, работаю в его телешоу "Держитесь там". Помимо этого я работаю на портале DELFI как режиссер, журналист и оператор. Мы там делаем различные видеопроекты. Сейчас работаем над пятисерийным фильмом о местных жителях, жителях литовско-белорусского приграничья. Кроме того, я играю в музыкальном дуэте. Со мной в дуэте играет подполковник литовской армии, писатель Валериус Шерялис.

Евгений Титов на концерте
Евгений Титов на концерте

​–​ Каковы ваши успехи в изучении литовского языка?

– За два года я научился достаточно внятно выражать свои мысли, хотя все еще путаю падежи. Здесь я являюсь одним из создателей Русского европейского движения. Это движение объединило политических эмигрантов. В частности, со мной в движении состоят Ирина Калмыкова, Даниил Константинов, Татьяна Дорутина. Мы периодически проводим акции против российской политики. Одной из самых громких была акция за бойкот выборов, когда в российском посольстве находился предвыборный участок, а мы развернули альтернативный участок, написали "Цирк РФ", поставили урну для голосования с портретом Брежнева. Многие люди, особенно пожилые, не разбирались, подходили к нам, думая, что у нас выборы. Очень громкая акция была. Так мы каждый месяц что-то проводим.

–​ С кем вы общаетесь? Как к вам относятся литовцы?

Основной круг общения – это все-таки литовцы

– Я бы сказал, что основной круг моего общения составляют все-таки литовцы. Это полковник Шерялис, мой хороший товарищ. Он один из убежденных литовских националистов. Среди моих друзей также Андрюс Алманис. Это районный депутат и организатор фестиваля "Акмянская ночь". Еще один мой друг – один из защитников парламента в 1991 году, сапер Йозас Баршкетис. Тот самый, который в 1991 году заминировал литовский парламент на случай штурма советскими войсками.

–​ Чем жизнь в Литве отличается от жизни в России?

Здесь совсем другой удельный вес человеческой жизни

– Здесь совсем другой удельный вес человеческой жизни. Допустим, если здесь в деревне убивают какого-то простого человека, то это событие масштаба всей страны. Об этом пишут все СМИ, к этому приковано общественное внимание. Полиция просто вынуждена это расследовать самым серьезным и тщательным образом. Когда в России убивают человека, мы знаем, что это, как правило, ничего не значит и может не повлечь никакого расследования. Были такие случаи. Совсем другой удельный вес имеет слово. В России ты можешь писать в том же Фейсбуке всякую чепуху, это никого не интересует. Здесь каждое написанное тобой слово имеет вес: на него обращают внимание. Из этого вытекает и совершенно другое значение СМИ в литовском обществе. Это значение здесь, по сравнению с Россией, просто огромно! Здесь действительно журналисты только за счет публичности могут решать достаточно серьезные человеческие проблемы.

–​ А есть ли что-то, что вам не нравится в Литве?

Определенные российские структуры чувствовали себя слишком вольготно в Литве

– Когда я только приехал в 2016 году, российские политические мигранты жаловались на то, что за ними происходит совершенно наглая и открытая слежка. Было понятно, что определенные российские структуры чувствуют себя в Литве слишком вольготно. Но в этом году, когда был скандал с отравлением Скрипалей в Англии, Англия выслала нескольких дипломатов, и Литва поступила таким же образом по отношению к работникам российского посольства. После этого случая эта слежка прекратилась. Это, пожалуй, единственное, что меня озадачивало, но теперь эта проблема решена, мне кажется.

–​ После получения политического убежища в Литве планируете ли вы перевозить сюда свою семью?

– Во-первых, пока у меня нет для этого финансовой возможности. Кроме того, эмиграция – это огромный психологический перелом. Это громадный стресс. По уровню стресса ее можно сравнить со смертью какого-то из близких. Из России, когда я еще не был эмигрантом, мне это казалось приятным путешествием. На самом деле, это колоссальная нагрузка на психику, на весь организм. Готова ли моя семья к этому – я еще не знаю, – рассказал Евгений Титов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG