Ссылки для упрощенного доступа

Череп с дырой в затылке. Захоронения в Царском Селе


Один из черепов, найденный в Царском Селе

В царскосельском парке найдены захоронения людей, предположительно расстрелянных. Возможно, это место захоронения жертв гитлеровской оккупации. Общественники настояли на проведении поисковых работ, но ходом их они недовольны.

В Александровском парке Государственного музея-заповедника "Царское Село" реставрируют дренажную систему. Рабочие выкопали канаву вдоль старинного канала и, как водится, куда-то ушли – примерно на месяц. Дули ветры, шли дожди, грунт размывался и осыпался, и в одной из осыпей обнажились черепа и другие человеческие останки. Люди, которые их нашли, поняли, что это останки двух человек, что у одного черепа пробит висок и прострелен затылок. Известие дошло до неравнодушных людей, общественников, поисковиков, об этом было поставлено в известность руководство ГМЗ "Царское Село", к делу подключились полиция и следственный комитет. Общественники заволновались – известно, что захоронения евреев города Пушкина, расстрелянных нацистскими оккупантами в Александровском парке в 1941 году, не найдены до сих пор. Посвященный им памятник "Формула скорби" Вадима Сидура, открытый в 1991 году, поставлен за пределами парковой ограды, никаких могил под ним нет.

Член Русского географического общества, краевед Александр Скробач полагает, что найденные останки могут быть захоронением расстрелянных евреев – хотя и оговаривается, что это только его предположение и оценочное суждение.

Немецкие солдаты расстреливают советских мирных жителей, Бабий Яр, 1942
Немецкие солдаты расстреливают советских мирных жителей, Бабий Яр, 1942

– Нужно выкопать останки, понять, сколько их, и даже если их потом перезахоронят, на этом месте нужно будет поставить памятный знак, достойно, честно и откровенно написать на нем, что и кем здесь было совершено. И доверять это частным организациям, поисковым отрядам нельзя. Я не понимаю, почему обратились к двум маломощным поисковым отрядом, а не к поисковому движению "Россия" или другим крупным структурам. Лучше всего привлечь 90-й специальный отдельный поисковый батальон, ведь это же музей-заповедник, там нельзя ничего копать без разрешения Министерства культуры, а есть ли у ГМЗ лицензия на археологию – я очень сомневаюсь. Один из привлеченных поисковых отрядов – "Высота" зарекомендовал себя не лучшим образом, его бойцов подозревают в воровстве военной техники. И теперь их снова зовут сюда, но я считаю, что в таком месте любые работы должны производиться государственными структурами и при максимальной гласности – чтобы не было мародерства, сокрытия найденных предметов, небрежности. Может быть, это следы уничтожения евреев, а может, это следы уничтожения просто гражданского населения, партактива нацистскими захватчиками в сентябре-октябре 1941 году. Это только возможность, но если она существует, к этому захоронению надо отнестись с особым вниманием. У таких преступлений нет срока давности. Известно, какая немецкая часть тут стояла, кто был командир, все документы есть. В Пушкине и Петродворце потеря населения за первую блокадную зиму составила 90%, часть разбежалась, часть погибла от голода и болезней, часть была уничтожена – как, например, вся еврейская община Пушкина, и где их уничтожали и захоронили, мы не знаем. И то, что сейчас найдено, очень похоже на такое захоронение – не знаю, может быть, евреев, может быть, просто советских граждан. Очень похоже – выстрел в затылок, удар тупым предметом в висок. Может быть, в этой канаве, которая явно была позже засыпана, лежат сотни человек, вся еврейская община. Так это или нет, но небрежное обращение с такой находкой недопустимо.

Правда, директор Еврейского общинного центра Петербурга Александр Френкель сомневается, что найденные при дренажных работах останки принадлежат расстрелянным пушкинским евреям: по его словам, в свое время, когда еще были живы свидетели тех страшных событий октября 1941 года, общинный центр опросил очень многих, но никто не указал павильон "Шапель", возле которого найдены останки, как возможное место расстрелов.

Александр Френкель
Александр Френкель

– В конце 80-х – начале 90-х мы опрашивали жителей Пушкина, либо живших там при оккупации, либо слышавших рассказы о ней сразу после войны. Люди называли разные места в царскосельских парках, где расстреливали евреев – и, по-видимому, таких мест было несколько, но этот павильон там не звучал. Вообще, территория царскосельских парков была прифронтовой полосой, где много кого расстреливали – и пленных, и заложников, вся эта земля – сплошное кладбище, как советских граждан, так и немецких солдат. Так что вероятность, что найденные там останки – это пушкинские евреи, невелика, и возможность это проверить, по-моему, отсутствует. Как мы можем узнать их национальность? Там расстреливали и заложников, и партизан, сейчас уже опубликовано множество мемуаров, из которых мы можем узнать, что происходило в это время на территории царскосельских парков. Скажу прямо, некоторые сообщения в средствах массовой информации, которые я читаю, мне кажутся спекулятивными. Я понимаю, что сегодня под влиянием кинематографа и литературы тема Холокоста стала занимать важное место в общественном сознании, но попытка привязать ее к любому эпизоду – это все-таки спекуляция. Я читаю и вижу, что разные мифы повторяются, например, о числе расстрелянных: называется цифра 800 человек, но я думаю, что на самом деле речь идет о 100 или 200 убитых. Но все это не имеет большого значения – найдены человеческие останки, и кому бы они ни принадлежали, память расстрелянных людей заслуживает уважения.

Местный житель Виталий Новицкий из инициативной группы "На страже памяти", занимающейся сохранением воинских и блокадных захоронений, тоже предполагает, что останки могут оказаться одним из неизвестных захоронений времен войны. В то же время Виталий обеспокоен судьбой этих останков.

– Игнорируются требования федерального законодательства – нынешние власти на всех уровнях почему-то не считают федеральные законы обязательными для исполнения, они уверены, что их можно обходить и обращаться с воинскими захоронениями как угодно – укрупнять их, переносить с места на место, уничтожать. И это очередной яркий пример такого отношения. В Пушкине это уже третья история такого рода: на существующем, учтенном, паспортизированном воинском захоронении хотели построить развязку к "Экспофоруму". Потом была история со строительством автостоянки рядом с "Экспофорумом", где благодаря нашему вмешательству удалось обнаружить самолет и останки летчика Василия Петровича Бухтеева. И вот теперь снова в Пушкинском районе обнаружены останки. При этом у нас есть Закон о похоронном деле, который требует провести поисковые исследования перед проведением любых строительных работ на территории, где шли боевые действия, это должна обеспечить местная администрация. А администрация ГМЗ "Царское Село", по предварительным данным, заключила договор не с государственной поисковой организацией, как, например, 90-й поисковый батальон Министерства обороны и государственный поисково-спасательный отряд, а почему-то вопреки здравому смыслу обратилась к общественным поисковым организациям, заведомо зная, что у этих товарищей не очень хорошая репутация. Можно было спокойно обратиться в Минобороны, которое никогда не откажет, у них специальная подготовка, и есть уверенность, что они не допустят нарушения закона. К тому же до 15-го числа, до окончания мундиаля, все поисковые работы у нас запрещены, об этом все прекрасно знают. Опять же непонятно, почему надо идти на нарушение закона. А поисковый батальон не подпадает под этот запрет.

Пруд в Царском Селе
Пруд в Царском Селе

Однако начальник отдела по связям с общественностью ГМЗ "Царское Село" Ирина Начарова уверяет, что музейщики за выбор поисковиков не отвечают.

– По закону мы обязаны приостановить мелиоративные работы до окончания поисковых работ – что мы и сделали. При обнаружении таких останков все действия регламентируются соответствующими правилами и актами и распоряжением Комитета по молодежной политике. Наше дело – приостановить работы, мы только площадка для производства работ. А выбор того, кто будет заниматься поисковыми работами, производит Дом молодежи Петербурга. Следственный комитет делает экспертизу. Работы согласовывают все инстанции, как положено – в частности, на заявке на работы есть подпись пушкинского военкомата и представителя администрации Пушкинского района. Там у нас сейчас идет реставрация павильона "Шапель", одного из самых романтичных павильонов Александровского парка, символа бренности времени. Ну, и благоустраивается прилегающая территория, вырыли траншею у исторического коллектора. Сами подрядчики ничего не обнаружили, а потом пошли сильные дожди, смыло часть грунта, вот и открылись эти останки. Сейчас, я думаю, не может быть никакой приоритетной версии, мы даже не знаем, относятся ли они ко времени Великой Отечественной войны. Если экспертиза скажет, что это 40-е годы прошлого века, можно будет двигаться дальше, попытаться установить, что это за захоронения – может быть, еврейские или какие-то другие. Но свидетельств о том, что именно здесь был массовый расстрел евреев, у нас нет. Экспертиза, по моим сведениям, длится не менее 30 дней. Если она установит, что это военное захоронение, то все дальнейшее пойдет по линии военкоматов и Минобороны, если это гражданское захоронение, то – по линии Следственного комитета и местной администрации.

Виталий Новицкий недоволен тем, что выбор поискового отряда для обследования открывшегося рва и останков в нем пал на местный отряд "Высота", – по его сведениям, когда перед строительством автостоянки на этом месте был найден упавший самолет и останки летчика, этот отряд под руководством Андрея Пименова повел себя некрасиво – не отдал военным обломки самолета и найденное оружие, а родственникам – личные вещи и награды летчика. Однако заведующая сектором по восстановлению и увековечению памяти погибших – Дома молодежи – структурного подразделения Комитета по молодежной политике ​Кристина Соболева дает отряду "Высота" и его руководителю самую высокую оценку.

– Отряды обычно приходят к нам сами, и мы по их желанию делаем заявки на поисковые работы. По Александровскому парку нам в Доме молодежи сказали сделать заявки на отряды, которые есть в Пушкине, их два, "Юнит" и "Высота", мы сделали заявки и передали их в администрацию Пушкинского района.

– А почему общественники говорят о нехорошей репутации отряда "Высота"?

– У этого отряда произошел какой-то конфликт с военкоматом Пушкинского района и краеведом Александром Скробачем, который засветился на строительстве развязки дороги к "Экспофоруму" через захоронения. И теперь у них там какая-то конкуренция в районе. "Высота" зарекомендовала себя как приличный отряд. Они всегда находят бойцов и даже определяют их имена и отвозят некоторых хоронить на родину – или здесь захоранивают, как они недавно делали это вместе с "Юнитом" в Кондакопшино. И у них есть недоброжелатели, которые во время строительства дорожной развязки научились общаться с журналистами и поднимать шумиху. На самом деле не слушайте их, "Высота" – не мародеры, а обычные рабочие парни, которые не языком мелют, а дело делают. Их недоброжелатели рассказывают, они украли вещи летчика, найденного в Пушкине, – но это не так. Когда они нашли вещи, вмешались другие люди и уговорили родственников отдать эти вещи в местный музей – и те согласились. Все договоренности уже есть, все документы подписаны. Пропавший самолет – это сказка, там были одни обломки – военные приехали, сказали, что это никому не нужно, и все зарыли обратно. Найденный там пистолет хотели передать в военкомат – но там его не взяли, пришлось вызвать полицию и передать туда этот пистолет и два пулемета, там они сейчас и находятся.

Несмотря на уверения представителя Дома молодежи, опыт градозащитников в области сохранения кладбищ все же дает не много поводов для оптимизма. Виталий Новицкий, например, не склонен забывать о недавно проигранной битве за сохранение блокадных захоронений, которые теперь уже не вернуть.

– В Петербурге продолжается строительство на территории Фарфоровского кладбища, несмотря на доказанный факт существовавших там 40 воинских захоронений защитников города и подтвержденных судом захоронений жителей блокадного Ленинграда – около 1000 могил. Мы продолжаем писать жалобы во все инстанции, а нам продолжают отказывать в проведении поискового обследования – опять же не выполняя требование федерального законодательства. Даже главный санитарный врач нам сообщил, что вообще все в порядке и что Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения теперь в компетенции не Роспотребнадзора, а Госстройнадзора, куда мы обратились, но получили отписку. Хотя документально подтверждено, что на Фарфоровском кладбище есть чумные захоронения 1800-х годов, а также захоронения умерших от тифа и холеры. Когда в 60-е годы здесь строили метро, то грунт с этого кладбища увозили и пересыпали слоями извести, а теперь, видимо, думают, что эти правила придумали какие-то сумасшедшие.

Блокада Ленинграда, 1942 год
Блокада Ленинграда, 1942 год

– А с пушкинской администрацией вы общались?

– Они нас игнорируют – как общественников, нас теперь уже никуда не зовут. Им очень не понравились две истории – с развязкой дороги к "Экспофоруму", а также со стоянкой, где поисковое обследование прошло только после нашего вмешательства – и был обнаружен самолет с останками летчика. Так что и здесь мы будем обращаться в компетентные органы, мы готовы дойти до суда, поскольку здесь потенциально могут быть нарушены две статьи Уголовного кодекса – об уничтожении объекта культурного наследия, каковым является Александровский парк и его территория, и об осквернении захоронений. Ну, и будет отдельная жалоба в прокуратуру о неисполнении федерального закона. Такое впечатление, что идет соревнование между Петербургом и Ленинградской областью – кто больше уничтожит захоронений воинов, блокадников, музеев: Фарфоровское кладбище, "Экспофорум", в Ленинградской области на территории Волховского фронта у нас идет уничтожение военно-мемориальной зоны – там как работал карьер, так и работает. И областной комитет по культуре и КГИОП продолжает делать вид, что все в порядке. И когда мы пишем в комитет по культуре заявление, что уничтожается объект культурного наследия Невская дубровка и Невский пятачок, то мы получаем ответ, что там все прекрасно и удивительно, и никто даже не выезжает проверить наше заявление. И на этом фоне губернатор Ленинградской области собирается подписать закон, позволяющий любой коммерческой фирме, выкупившей участок земли в области, не исполнять федеральный закон, а при обнаружении воинских захоронений сделать с ним все что угодно. Правда, после первого чтения прокуратура заключила, что этот законопроект противоречит федеральному законодательству и даже Конституции и несет в себе коррупционную составляющую. При этом губернатор Ленинградской области называет это пилотным проектом – если это получится здесь, то распространится на всю страну.

Виталий Новицкий считает, что если законопроект будет принят, это будет фактически означать легальную возможность избавляться от воинских захоронений. Дренажные работы в Александровском саду предполагается продолжить, как только поисковики закончат свои раскопки. Но руководитель поискового отряда "Высота" Андрей Пименов видит проблему со своей стороны.

– Все это неучтенные захоронения, поэтому их никто не охраняет. А мы работаем на добровольных началах, поэтому нам никто не помогает. Мы все делаем на свои деньги, строители предоставляют нам технику. За 2 года мы нашли 74 солдата, установили три имени. Строители не обязательно такие страшные, какими их рисуют, они зовут нас, когда находят какие-то останки. Когда мы нашли летчика, никто ничего не крал, по желанию родственников его похоронили там, где он упал. На работы в Александровском парке у нас разрешение есть, да мы и раньше тут работали. Принципиальный момент – мы работаем бесплатно, по зову сердца, сам факт получения за это денег все бы перечеркнул. И договоров мы не имеем права заключать, так как мы общественное объединение. Мы живем в Пушкинском районе, я не могу спокойно смотреть, что тут делается, мы очень долго налаживали отношения со строителями. Полтора года эти захоронения вообще никого не интересовали. Мы стали копать, находить и захоранивать много солдат, так что на это обратили внимание СМИ. Мы договорились со строителями, они дали нам технику, мы прокопали противотанковые рвы, отводящие траншеи. Но кого-то наша работа не устраивает – например, помощника пушкинского военкома и краеведа Скоробача, они постоянно на нас клевещут, мы даже думаем обращаться в суд за защитой чести и достоинства.

Андрей Пименов предполагает, что его противников не устраивает то, что его отряд работает бесплатно. По его словам, ему постоянно предлагают составлять сметы и давать их строителям, но Андрей Пименов отказывается, он уверен, что деньги способны испоганить любое хорошее дело. А может быть – думает он – его доброжелателям просто не нравится, что его отряд слишком активно работает. По словам Андрея Пименова, отряд "Высота" готов приступить к обследованию траншеи у павильона "Шапель" в Александровском парке, как только на это будет распоряжение Следственного комитета.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG