Ссылки для упрощенного доступа

Как бы референдум. Иван Беляев – о фейковой демократии


У сторонников референдума по пенсионной реформе забрезжила смутная надежда, что он состоится: ЦИК одобрил три разных формулировки вопроса, которые были предложены тремя разными инициативными группами. Конечно, это только первый необходимый шаг – необходимо создавать региональные группы в поддержку референдума и собрать по меньшей мере два миллиона подписей. Это даже в теории под силу лишь одной политической силе, которая настаивает на референдуме, коммунистам. А на практике подготовка к голосованию может быть "зарублена" властями в любую минуту, что, скорее всего, произойдет.

Между тем даже если вдруг референдум все же состоится, я на него не пойду по принципиальным соображениям.

Во-первых, мои личные гражданские претензии к правительству заключаются совсем не в повышении пенсионного возраста, я как раз убежден, что этот шаг необходим. Если я чем-то и недоволен, то вызывающим лицемерием Путина и его окружения – на протяжении лет, даже десятилетий они упорно отрицали существование такой проблемы, даже отказывались ее обсуждать, а потом сразу после выборов выкатили жесткий и бескомпромиссный вариант реформы.

Во-вторых, необходимость повышения пенсионного возраста не была бы настолько болезненной, если бы государство больше ориентировалось на обыденные заботы своих граждан, а не на пустые геополитические амбиции. Но никто не собирается разрешать референдум с вопросом "Не стоит ли государству больше думать о Коноше и Галиче, чем об Идлибе и Алеппо?". Допустим, что большинство уверенно проголосует против повышения пенсионного возраста. Проблемы российского бюджета от этого не испарятся. Дефицит Пенсионного фонда не исчезнет. Люди проголосуют на референдуме, чтобы снова отстраниться от решения этих вопросов?

В-третьих, я глубоко убежден, что референдум как таковой имеет смысл только тогда, когда все государственное управление основано на институте референдума и граждане голосуют на них каждую неделю – так, как это заведено в Швейцарии, где референдумы на уровне города, общины, кантона или конфедерации проходят регулярно и могут касаться самых разных вопросов. Но если референдум не встроен так глубоко в повседневную политическую жизнь общества, то он превращается в очень неоднозначную вещь с малопонятными последствиями.

Если граждане страны голосуют на референдумах постоянно, то этим снимается ключевой вопрос, что отменяет или пересматривает итоги референдума. В таком случае это просто новый референдум, и все. Но если референдум является событием экстраординарным, то простого ответа уже нет. Хороший пример – Брекзит. Можно ли провести новый референдум по выходу Британии из Евросоюза? Если да, то что должно привести к проведению такого референдума? Если повторный референдум завершится с тем же результатом, то можно ли будет устроить третий? А если, наоборот, победят сторонники ЕС, то можно ли будет оспорить их победу?

В несвободном обществе референдум – лишь способ подкрепления уже принятых решений

Кроме того, любая демократическая процедура работает в условиях реальной демократии. В несвободном обществе референдум – не больше чем способ подкрепления уже принятых властью решений. Например, в Крыму совершенно точно есть люди, которые в своей жизни успели проголосовать на референдумах за сохранение Советского Союза, за независимость Украины и за отделение от Украины, чтобы стать частью России. Больше того, таких людей там, возможно, сотни тысяч – в Крыму сторонники украинского суверенитета в 1991 году тоже выиграли.

В Татарстане в 1992 году большинство жителей высказалось за суверенитет республики, и какие-то осколки этого суверенитета даже еще сохранились, хотя бы формальные. Но задайтесь вопросом: если бы сейчас Кремль захотел провести новый референдум и подключил бы мощную пропагандистскую машину – у вас были бы сомнения, что 90% граждан республики выскажутся против любого татарского суверенитета и за великую неделимую Россию?

А сможет ли та же самая пропагандистская машина 24 часа в сутки вещать о том, что повышение пенсионного возраста необходимо для повышения пенсий, а если пенсионный возраст не увеличить, его увеличат солдаты НАТО? Конечно, сможет.

Референдум должен быть не исключением, а правилом, нормой жизни. Референдум должен отвечать на конкретные вопросы, а граждане должны понимать, как будет достигаться выбранный ими вариант. Референдум работает только в демократическом обществе. Во всех остальных случаях это не инструмент демократии, а способ манипуляции людьми.

Иван Беляев – журналист Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" точки зрения могут не совпадать с точкой зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG