Ссылки для упрощенного доступа

"Я не могу понять эту страну". Активистов судят за "революцию"


В Ростове-на-Дону девять месяцев находятся в СИЗО 18-летний Ян Сидоров и 21-летний Владислав Мордасов. Их обвиняют в подготовке массовых беспорядков в ходе акции протеста 5 ноября 2017 года, которую организовал оппозиционер Вячеслав Мальцев. Следствие полагает, что они хотели устроить нападения на полицейских и чиновников и с оружием штурмовать здание областного правительства. Защита в свою очередь утверждает, что ребята просто вышли на пикет. Правозащитный центр "Мемориал" уже признал Яна Сидорова политзаключенным.

В отношении молодых людей возбуждено уголовное дело, им вменяют ст. 212, ч. 1 – "Организация массовых беспорядков", по которой грозит от 8 до 15 лет лишения свободы. Обвинение основывается на сообщениях в открытом чате мессенджера Telegram. Ян Сидоров и Владислав Мордасов отрицают свою вину, настаивая на том, что планировали мирный протест.

Ян Сидоров
Ян Сидоров

​"Все должно пройти мирно"

5 ноября 2017 года молодые люди вышли к площади Советов перед зданием областного правительства с плакатами "Правительство в отставку" и "Верните землю ростовским погорельцам". Почти сразу же 13 человек были задержаны полицией как участники несанкционированного митинга. Свидетелями тех событий стали сестры Ольга и Ирина Зенины, сопредседатели регионального движения "Солидарность".

– Из них половина были несовершеннолетние, и их отпустили вечером того же дня, а нескольких оставили на ночь, – вспоминает Ольга Зенина. – Мы не знали их по именам, а до этого с парнем под ником Sarymyan Sarymyan в чате вели личную переписку. После ареста узнали, что это Ян Сидоров. Его мало кто знал, он ранее приходил к сторонникам Навального в штаб как волонтер, но активистом не был. Всех посадили на 5–7 суток. Мы им передачи носили и пришли через 7 суток встречать. Сначала выводили без конвоя и наручников тех, кто, как мы думаем, дал показания и стал свидетелем. Яна вывели в наручниках в автозак отдельно, и мы поняли, что что-то не так.

Яна вывели в наручниках в автозак отдельно, и мы поняли, что что-то не так

10 ноября, пока Ян Сидоров и Владислав Мордасов еще отбывали административное наказание, было заведено уголовное дело. Третьим по делу проходит Владислав Шашмин, с которым основные фигуранты даже не были знакомы. По словам мамы Яна Надежды Сидоровой, Влад Шашмин познакомился с ребятами в автозаке, когда тех везли на судебное заседание. А задержан он был во дворе дома по улице Соколова. В чате он не состоял, на пикет решил сходить, потому что знакомые собирались.

Владислав Мордасов
Владислав Мордасов

Основанием для заведения уголовного дела стала переписка в чате "Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону". Следователи считают Влада создателем чата, а Яна его администратором. Участник объединения "Демократическая коалиция Дона" Анастасия Шевченко утверждает, что это был открытый чат, куда мог зайти любой.

– Меня приглашали присоединиться, но я дистанцировалась, поскольку представляла, что там будет много сотрудников правоохранительных органов, – говорит она.

– Было заметно большое количество провокаторов, делаю такой вывод по их совершенно неадекватным высказываниям, явно специальным вбросам-призывам, – дополняет Ольга Зенина. – Ян их удалял как администратор, но они снова появлялись. В его же высказываниях мы отметили абсолютно мирную риторику.

Лингвистическая экспертиза выделила фразы и целые блоки высказываний, которые содержат призыв к экстремизму, но они не принадлежат ни Владу, ни Яну. Это подтверждают и скриншоты переписки – например, когда Сидоров отвечает на вопрос, какой смысл в мирных митингах, если власти на них не реагируют: "Из думающего гражданина ты превратишься в бандита, которого в случае неповиновения можно застрелить". Или такие записи: "Пятого ноября собираемся на мирный митинг в 12.30 на площади Советов". "Все должно пройти мирно, до ответа власти... Не дискредитируйте себя".

Группа поддержки перед зданием суда
Группа поддержки перед зданием суда

​"Он понимает, что мы за него боремся"

Гражданские активисты утверждают, что Сидорова и Мордасова раньше почти никто не знал, они не входили в политические партии или движения, не были активными участниками общественной жизни.

Мама Влада Марина Мордасова рассказывает, что гражданскую активность ее сын стал проявлять только с осени прошлого года, когда ребята готовились к митингу. После школы он отслужил в армии и работал, помогая маме содержать семью. Он взрослеет, ищет себя, видит несправедливость, с которой не согласен, – так описывает Марина причины, подтолкнувшие сына к политике.

– Первое время после ареста я опасалась за него, и как оказалось, не зря: на него давили, выбивали признательные показания, которые он был вынужден подписать. Сейчас он в удовлетворительном состоянии, но смириться с тем, что их так "закрыли", не может. Духом не падает, не жалеет, а наоборот, готов отстаивать свою гражданскую позицию и дальше. Я поддерживаю его в этом, потому что не согласна с методами наших силовиков, которые ради отчетности, "галочек и палочек" готовы посадить первого попавшегося под руку. Я считаю, что наши ребята только по этой причине там находятся.

Я не согласна с методами наших силовиков, которые ради отчетности готовы посадить первого попавшегося

Ян Сидоров, по словам его мамы, подписал частично признательные показания: он не отрицает, что ребята собирались на пикет, что покупали мегафон, печатали листовки, но в экстремизме не сознался. 18-летнего студента колледжа при РАНХиГС после этой истории отчислили из учебного заведения, куда он поступил в неполных 16 лет, приехав из Краснодарского края.

– Жил с родителями, бабушками-дедушками, а когда уехал, столкнулся с реалиями жизни, – рассказывает Надежда Сидорова. – Говорил мне: "Я не могу понять эту страну, этот город – почему наши бабушки подняли ее из руин, а мы не можем им предоставить достойную старость? Почему мне на рынке в открытую предлагают наркотики, а через 20 метров стоит человек в погонах, у которого пузо вываливается из рубашки, и делает вид, что не замечает этого?" Мы разговаривали на эти темы не раз. У ребенка с раннего возраста обостренное чувство справедливости.

Владимир Сидоров, дед Яна Сидорова, перед зданием суда
Владимир Сидоров, дед Яна Сидорова, перед зданием суда

По словам Надежды Сидоровой, на Влада Мордасова было оказано более сильное давление, чем на ее сына, поэтому он подписал признательные документы.

– Когда вам на голову надевают противогаз и перекрывают дыхание до судорог, вы подпишете документы? – спрашивает она. Женщина уверена, что дело затянулось из-за ее сына, который "уперся". Сотрудники правоохранительных органов, по ее словам, похватали мальчишек и думали, что те за пять дней подпишут признательные показания, после чего уголовные дела без следствия передаются в суд. Но Ян проявил немальчишескую стойкость.

В знак протеста против действий провоохранителей 9 июля Ян Сидоров в СИЗО объявлял голодовку. И без того худенький, он потерял не менее четырех килограммов веса. Но, по словам мамы Яна, он не сломлен.

– Он улыбается, у него горят глаза – он понимает, что не виновен и что мы за него боремся, – утверждает она.

Морально поддерживает Яна и его дедушка Владимир Сидоров. Бывший сотрудник КГБ, до недавнего времени работавший в системе госбезопасности, он специально уволился, чтобы выступать защитником внука на суде. Однако ему в этом было отказано. Сначала – по причине отсутствия юридического образования, а когда он предоставил в суд документ, подтверждающий наличие юридических знаний, была выдвинута новая причина – "отсутствие практического опыта". На последнем суде деда опять не допустили к защите внука – теперь потому, что он является его официальным опекуном.

"Они использовали личность Мальцева"

Согласно закону "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", организатор публичных мероприятий должен уведомить и получить разрешение местных властей. За нарушение следует административное наказание – до 30 суток ареста. Парни отсидели 7 суток по "административке", и то, что за нею последовала "уголовка", для всех стало шоком.

Это полностью сфабрикованное дело

– Эти ребята вышли на несанкционированное мероприятие, и это единственная их вина, – утверждает Зенина. – Там не было состава преступления для такой тяжкой статьи, если ее, конечно, не фальсифицировать. Потому что у них не было предметов для организации погромов или поджогов, не было оружия, а только плакаты, мегафон, листовки, нужные для митинга. Им хотят эти предметы "пришить". Это полностью сфабрикованное дело. Я думаю, что это операция спецслужб. Они использовали личность Мальцева, чтобы привлечь пассионарную молодежь – нетерпеливую, готовую к революционным действиям. Это целая кампания силовиков, она нацелена на то, чтобы в молодежной среде не было протестных настроений. Таким образом хотят справиться с молодежной активностью по всей стране.

Адвокат Яна Сидорова Марат Гаглоев называет действия следствия неэффективными и недостаточными. Он утверждает, что следствие в течение почти десяти месяцев специально не предоставляет запрашиваемые защитой документы – потому что они поставят крест на обвинении.

Адвокат Яна Сидорова Марат Гаглоев и дед обвиняемого Владимир Сидоров
Адвокат Яна Сидорова Марат Гаглоев и дед обвиняемого Владимир Сидоров

– Люди, от которых исходили экстремистские сообщения в интернете, до сих пор не установлены. Неустановленные восемь человек, проходящие по обвинению помимо Сидорова, Мордасова, Шашмина, – кто эти люди? Для нас до сих пор загадка. Под несколькими никами прячутся явные подстрекатели, я говорю прямо: это либо сотрудники Центра по противодействию экстремизму, либо их агенты, которые создали видимость преступления. Это дело шито белыми нитками, – утверждает Марат Гаглоев.

Тем временем суды продолжают продлевать срок пребывания Яна и Влада в СИЗО, игнорируя все доводы в пользу перевода их под домашний арест.

Оба обвиняемых находятся под стражей по уголовному делу с 12 ноября прошлого года. В последний раз суд продлил срок содержания под стражей на два месяца для Владислава Мордасова 5 августа для Яна Сидорова 7 августа. Сегодня, 23 августа, суд отклонил очередную апелляционную жалобу адвоката Сидорова, который пытался оспорить последнее продление ареста.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG