Ссылки для упрощенного доступа

Кровавый язык дубинки. Как протестующих побили по пути домой


Разгон протестующих против пенсионной реформы в Москве. 9 сентября 2018 года

9 сентября во время акций против пенсионной реформы в России были задержаны более тысячи человек, около половины из них –​ в Санкт-Петербурге, где власти сначала согласовали проведение митинга, а затем отозвали свое разрешение. На акцию протеста вышел и Егор Карпенков. Уже по пути домой после митинга Карпенков в толпе других протестующих попал на оцепленные улицы, где его побили люди в форме, но без каких-либо опознавательных знаков. При этом никаких требований полиция не выдвигала.

Егор Карпенков несколько лет учился за границей, защитил магистерскую диссертацию по пасторальному богословию в Кембридже и планировал стать священником в православной епархии, которая входит в состав Константинопольского Патриархата. Этой весной он вернулся в Россию из-за смерти матери и решил пока что остаться в Петербурге.

–​ Егор, расскажите, почему вы решили выйти на митинг?

Я сам еще рассчитываю получить когда-то пенсию. А самое главное, что меня не устраивает, так это то воровство, которое есть в стране. Я понимаю, что, в отличие от западных стран, где тоже иногда повышают пенсионный возраст, у нас деньги просто разворовываются. На Западе у бюджета есть статья расходов и статья доходов, и понятно, что иногда статью расходов нужно сокращать или, возможно, как-то более эффективно их тратить. А у нас еще и коррупция, к сожалению. Очень хотелось бы, чтобы эти коррупционеры хоть немножко подвинулись и оставили бы людям пенсии.

Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года
Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года

– Так как вы долгое время жили за рубежом, вы не участвовали в других митингах Навального?

Нет, в последний раз я принимал участие в оппозиционном митинге где-то в 2007 году. Тогда мы в Петербурге протестовали против постройки "Охта-центра": небоскреб хотели построить прямо в центре Питера. Нас тоже очень жестко тогда разогнали. Но я хочу сказать, что бросается в глаза разница между тем уровнем протеста, который был тогда и который случился сейчас при Навальном.

Тогда это были в основном люди очень преклонного возраста, и многие из них, к сожалению, достаточно неадекватно себя вели, все время искали шпионов. Если ты молод, тебя считали провокатором. Это была замкнутая на себя, достаточно старческая среда, в которой все друг друга знали. Сейчас, конечно, все очень изменилось: ярко, молодежь, здоровые адекватные люди. Когда моему другу Володе после митинга разбили голову, много людей подошли к нам, дали перекись водорода, салфетки, воду. Это гражданское общество, солидарность. Протест сейчас совершенно другой, и я очень счастлив, что с этими людьми там оказался.

Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года
Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года

– Как вы попали под дубинки полицейских?

Я пришел на один из перекрестков возле площади Ленина (место, где изначально планировалась акция протеста. – РС), то есть даже не на само место проведения митинга. Можно сказать, что юридически я в самом митинге не участвовал, а стоял напротив в толпе зевак. Затем под конец митинга я и Владимир Осипов, с которым мы познакомились там же, решили уйти и двинулись по единственному пути, который остался: на тот момент большинство отходов было заблокировано силами внутренних дел. По пути назад молодежь шла с флагами, какие-то требования предъявляла, но это все было очень красиво, в рамках закона: никто не пострадал из гражданских лиц, никакое имущество не пострадало. В общем, все было без какой-либо общественной опасности.

Хотелось просто остаться на ногах, потому что спереди выход заблокирован и сзади выход заблокирован

Улицы по пути были перекрыты цепью людей в черной форме, в шлемах, с дубинками и без опознавательных знаков. Было совершенно непонятно, что это за люди и чего они хотят. За все время, что мы там стояли, не были озвучены никакие требования. Насколько я понимаю, действия полицейских без опознавательных знаков – это грубое нарушение закона о полиции, потому что фактически лицо не находится при исполнении, если оно не имеет опознавательных знаков. Даже если это сотрудник каких-то органов. Дальше эта шеренга, которая построилась перед нами, стала наступать. Сначала люди пытались убежать, но потом в первом ряду крикнули: "В сцепку!" В тот момент было некое смятение, и хотелось просто остаться на ногах, потому что спереди выход заблокирован и сзади выход заблокирован.

Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года
Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года

Когда против меня вскинули дубинку, я решил, что пострадать не хочу, и попытался убежать, но почувствовал два последовательных удара дубинкой в спину. Володе попало дубинкой по голове. Нам удалось убежать, но у Володи оказалась полностью разбита голова и шла кровь. В Финском переулке, куда мы вышли, были только гражданские лица, и полный общественный порядок: никого не били, никакой общественной опасности. Единственный источник общественной опасности, который я встретил за весь день, это были люди без опознавательных знаков, которые, возможно, относятся к правоохранительным органам. Но по закону о полиции и по закону вообще они не действовали – они не носили опознавательных знаков, не предъявляли законных требований, которым можно было бы подчиниться, а сразу применили к нам физическое насилие.

– Какие в итоге повреждения вы получили?

У Владимира Осипова рваная рана, кожа разошлась, на мой взгляд, сантиметра на четыре. Ему наложили швы. У меня ушиб мягких тканей, фактически две гематомы на спине.

– В публикации на вашей странице в Фейсбуке сказано, что у вас уже до этого были проблемы со здоровьем. Как вы себя чувствуете сейчас?

Да, еще в Париже во время инцидента я повредил селезенку, и мне врачи сказали, что есть риск повторного разрыва. Но, к счастью, сейчас прошло два дня, и я чувствую, что все в порядке. Но в тот момент, конечно, было очень страшно получить инвалидность, лишиться жизни, поэтому я счел нужным эту информацию дать.

– Выходя на митинг, вы предполагали, что это может закончиться именно так?

Я к получению побоев был не готов. Меня задерживали, как я уже говорил, в далеком 2007 году, но тогда еще к тем, кто не сопротивлялся задержанию и выполнял все требования, никакое насилие не применялось. К этому я был готов. Я, честно говоря, не ожидал, что люди без опознавательных знаков в нарушение всех законов будут бить нас дубинками.

– Вы собираетесь добиваться каких-либо разбирательств, искать виновных?

Да, уже после избиения мы встретили людей, которые участвуют в движении Навального. Они сказали, что готовы нам помочь и найти адвоката. Мы согласились. И действительно, теперь у нас есть адвокат, который с нами ходил в отделение полиции, где мы написали заявление. И теперь мы собираемся по закону как-то пытаться отстоять свои права, доказать, что нас нельзя было бить.

– Часто после таких жестких разгонов на митингах возникают споры о том, что "пора валить". Поскольку у вас была возможность несколько лет пожить за границей, как вы считаете, может ли в Европе человек чувствовать себя более защищенным, чем в Петербурге или в Москве?

Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года
Задержания в Санкт-Петербурге. 9 сентября 2018 года

Физически более защищенным – конечно. Это правда. Вообще никаких сомнений здесь быть не может. Наверное, самый незащищенный момент в моей жизни был как раз в воскресенье на улице Академика Лебедева, когда я чувствовал угрозу своей жизни и здоровью. Другой вопрос, что родина всегда остается родиной, малая родина в том числе, и я очень люблю Петербург. Если даже вы уедете, тут у вас останутся друзья, родственники, какие-то связи, любимые места.

Само по себе решение вернуться в Россию требовало не бояться

И я лично прожил год в Великобритании, написал там магистерскую, два года жил и учился в Италии, год во Франции, и тем не менее я решил для себя вернуться на родину и, в общем, не бояться. Да, вы правы, само по себе решение вернуться в Россию требовало не бояться. Даже не просто идя на митинг, а возвращаясь в Россию, я уже понимал, что здесь есть какие-то риски, возможно, которых нет там, на Западе. И тем не менее я это решение принял, и на митинг тоже шел с легкой душой, понимая, что если ты такой выбор сделал, если это твоя страна, то надо тогда уже не бояться.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG